Взял кредит — потратил — банкрот: три кейса банкротства, которые заставят вас задуматься

Юлия Комбарова
Юлия Комбарова

Генеральный директор «Юридического бюро № 1»

Расскажите друзьям
Виктория Кравченко

Принято считать, что банкроты — несчастные люди, затерроризированные коллекторами и едва сводящие концы с концами. Отчасти это так, но есть и другая категория неплатежеспособных должников — сознательные банкроты.

Генеральный директор «Юридического бюро № 1» Юлия Комбарова рассказывает о трех кейсах банкротсва, с которыми столкнулась совсем недавно.

Взял кредит — потратил — банкрот

В нашей практике было несколько случаев, когда должники брали в кредит крупные суммы, тратили их на свои нужды, а потом списывали их через банкротство. Конечно, делали они это не слишком явно, так как суд не списывает долги «злостным банкротам». У таких заемщиков обязательно было алиби, они платили кредит определенное время и лишь потом «под давлением обстоятельств» переставали его обслуживать.

Банкроты получали запрет на занятие определенных должностей, понижение в социальном статусе, ценное имущество у них также описывалось в пользу кредиторов. Но в долг они брали гораздо большую сумму, чем в итоге теряли!

Эти неудобства были платой за осуществление мечты: престижная иномарка, поездка в экзотическую страну, создание уютного дома... Честным путем эти люди не смогли заработать на свою мечту, но они осуществили мечту за счет банка. Впрочем, это только мои догадки, официально все три примера — добросовестные банкроты.

Кейс 1. Мечтал о большом доме, а тут кризис

Ситуация

Евгений К. с детства жил в деревне. Семья ютилась в ветхом деревянном домике, который давно требовал ремонта, но денег у родителей Евгения на масштабные вложения не было. В лучшем случае хватало на ремонт печки или замену окна.

Евгения такое положение дел не устраивало: с детства он мечтал о жизни в большом красивом доме. Когда Евгений вырос, он решил кардинально перестроить семейное гнездо. Но, так как зарплаты колхозного тракториста в 26 тыс. рублей на ремонт, естественно, не хватало, он решил пойти по самому очевидному пути: обратился за кредитами в банк.

Про кредит

Два крупных потребительских кредита в двух крупнейших кредитных учреждениях страны «потянули» на 1,4 млн рублей. На них молодой человек закупил все необходимые стройматериалы. На обои ушло почти 200 тыс. рублей, дубовые двери «съели» еще 200 тыс. рублей, переоборудование кухни потянуло на 450 тыс. рублей, остальные средства Евгений потратил на кровельные и изоляционные материалы. Ремонт делал сам, своими руками. Кредиты честно выплачивал – на это уходила вся зарплата и часть денег с подработок.

С наступлением кризиса возможности подработок стали уменьшаться, платить по кредитам стало трудно, да и зарплату сократили на треть. Евгений уволился с сельскохозяйственной фермы и, не дожидаясь просроченной задолженности и визитов коллекторов, подал заявление о своей несостоятельности.

Последние деньги потратил на процедуру банкротства: все необходимые расходы, в том числе оплата юридического сопровождения, обошлись ему в 120 тыс. рублей.

Итог

Суд признал Евгения банкротом и освободил от исполнения обязательств. Удовлетворение требований кредиторов арбитраж счел невозможным: личного имущества у Евгения не было, а купленные строительные материалы уже являлись неотъемлемой частью родительского дома – недвижимость была официально оформлена в долевой собственности родителей Евгения.

Кейс 2. «Мерседес» для военного пенсионера

Ситуация

Военный пенсионер Сергей А. больше двадцати лет грезил о «Мерседесе». За свою жизнь он ездил на многих автомобилях, но мечтой было именно изделие немецкого автопрома. Сытая глянцевая черная физиономия, увенчанная блестящей звездой, строгий кожаный салон, сдержанное рычание двигателя – все эти атрибуты роскошной машины не давали покоя бывшему военному.

Про кредит

«Мерседес» не самой лучшей, но вполне престижной комплектации обошелся ему в 1,98 млн рублей. Естественно, авто он брал в кредит. Второй кредит, потребительский, понадобился для оплаты услуг страховой компании. В итоге самый счастливый день своей жизни Сергей встретил крупным должником: банки ждали от него выплаты почти 2,2 млн рублей.

8 месяцев Сергей платил исправно: военная пенсия в 25 тыс. рублей и зарплата охранника еще в 35 тыс. рублей теоретические позволяли гасить долг и жить на вполне достойном уровне.

Но при покупке «Мерседеса» Сергей не учел, что эта элитная машина очень капризна, требовательна и дорога в обслуживании. В итоге после ежемесячных трат на поддержание «мерса» в чистоте, покупки бензина, прохождения техосмотров и мелких ремонтов на жизнь у Сергея оставались крохи. А тут еще серьезная ссора с начальником – и Сергей остался безработным. Он, конечно, сразу же встал на биржу труда в своем городе, но выплачивать кредит возможности уже не было. Да и не хотелось: все-таки, понял Сергей, «Мерседес» — вещь не для российской глубинки.

Итог

После просрочки платежа должником заинтересовались коллекторы: звонили ему и его родственникам, приходили на прежнюю работу и информировали бывших коллег о долге, просили передать Сергею о своих визитах и просили повлиять на исполнение обязательств.

Такое внимание посторонних к нему самому и его близким в корне не устраивало отставного военного, и он подал иск о признании себя несостоятельным с целью освобождения от исполнения обязательств перед банком.

Коллекторы прекратили попытки досудебного взыскания долга после принятия заявления о признании должника банкротом, ввиду их безрезультатности. Сергей был признан банкротом, ввиду его неплатежеспособности суд освободил его от обязательств перед банками. Машину, правда, забрали, и на услуги по сопровождению банкротства пришлось потратить 140 тыс. рублей, но мечта того стоила.

Кейс 3. Когда очень хотел в Японию

Ситуация

Москвич Александр Е. в школе увлекся культурой и историей далекой Японии. Мальчик читал произведения классиков страны восходящего солнца, смотрел фильмы великих режиссеров, одно время играл в театральной студии кёгэн, будучи студентом филфака МГУ, учил японский язык и даже нашел себе друзей по переписке в Токио, Осаке и Хиросиме. Но вот съездить в Японию ему было не по карману.

Про кредит

Сумма, необходимая на двухнедельную поездку без шика, но с комфортом, превышала 500 тыс. рублей. А тут друг из Японии внезапно пригласил на свою свадьбу. И Александр решился. Он взял в банке потребительский кредит в 500 тыс. рублей.

Почти 10 тыс. рублей он потратил на оформление загранпаспорта и визы, авиабилеты до Токио и обратно обошлись в 130 тыс. рублей. Проживание в недорогом отеле, питание, развлечения и поездки по Японии в общей сложности стоили Александру 300 тыс. рублей. На оставшиеся деньги он приобрел сувениры для московских друзей, родителей и, конечно же, подарок на свадьбу для друга из Токио.

Время на другом конце света пролетело незаметно, воодушевленный Александр вернулся в Москву и – тут ему позвонили из банка и напомнили о необходимости выплачивать платежи по кредиту, о которых он совершенно забыл.

Тогда о долге стали напоминать коллекторы. Несколько дней звонки поступали ему постоянно, после того как Александр сообщил назойливым людям о том, что при взыскании долга нарушаются нормы закона «О коллекторах», те посетовали на сбой программы и сменили тактику.

Итог

Уведомления о долге и необходимости его погасить стали реже, но в них появились угрозы нанести визит на дом, для описи имущества.

Сразу необходимо отметить, что визит по адресу регистрации должника, а тем более с целью описи и ареста имущества имеют право проводить только приставы-исполнители в рамках возбуждённого исполнительного производства по решению суда о взыскании долга.

В итоге коллега посоветовал должнику обратиться в суд с иском о признании себя несостоятельным. Александр так и сделал. После принятия иска о банкротстве и публикации об этом факта в СМИ коллекторы все равно продолжали звонить с требованием погасить долг.

Они сообщали, что платить всё равно придётся, так как признают банкротами только граждан рождённых до 1985 года рождения, официально нигде не трудоустроенных, без высшего образования и единственного жилья. Однако Александр пообщался с юридической компанией, которая вела его дело и убедился, что таких ограничений в законе нет и это последние потуги коллекторов взыскать долг.

Суд принял во внимание то, что официальный доход Александра по ставке преподавателя, составлявший около 12 тыс. рублей, действительно не позволяет ему выплачивать ежемесячный платёж по кредиту.

Собственности у Александра не было за исключением телевизора и мобильного телефона. По закону эти гаджеты не подлежат включению в конкурсную массу и реализации в процедуре банкротства. Однако если бы нашлись злые кредиторы, то могли бы признать имущество предметами роскоши и управляющий был бы обязан их реализовать для погашения требований кредиторов.

Спустя полтора года после поездки в Японию суд принял решение о завершении процедуры банкротства возбуждённой в отношении Александра и освобождения его от долгов.

Заключение

Процедура банкротства разрешила главную проблему героев – непосильные кредитные обязательства, взятые на себя. По завершении процедуры банкротства по закону им запрещено в течение трёх лет (после признания банкротом) занимать руководящие должности юрлица.

Среди других важных ограничений:

  • В течение пяти лет при обращении в банк должник должен указывать о факте банкротства. А это значит, что путь к кредитам без поручителей и повышенных процентных ставок закрыт.
  • Увеличится сумма страховки, уплачиваемая заёмщиком при оформлении кредита.
  • Вероятно, спустя пять лет, банки также будут знать о банкротстве и отказывать в кредитах – появятся внутренние «черные списки» банкротов.

Вывод: сравнительно безболезненно банкротство пройдёт у должников, которые получают в том числе неофициальный доход, а также несут расходы на важные нужды (лечение, аренда квартиры, иждивение) и не планируют кредитоваться в ближайшие годы.


Материалы по теме:

Почему к 2027 году каждая компания будет использовать блокчейн

«Качественный PR стоит денег даже в России — живите с этим!» — из диалога клиента и PR-щика

«Толковых соискателей нет, работать некому» – почему сотрудники не оправдывают надежд руководства

Ричард Брэнсон – о том, насколько важно идти на осознанный риск

«Я оставил науку, чтобы зарабатывать на грязных кроссовках»


Самые актуальные новости - в Telegram-канале Rusbase


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Экосистема инноваций
30 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase