Колонки

«Да, мы делаем публикации за деньги». Откровения автора телеграм-канала Skolkovo Leaks

Колонки
Skolkovo Leaks
Skolkovo Leaks

Автор телеграм-канала

Софья Федосеева

Skolkovo Leaks  — неофициальный телеграм-канал о «Сколково». В нем освещаются темы, которые так или иначе касаются инновационного центра, его жителей и сотрудников. Администрация канала получает множество инсайтов и отлично понимает процессы, происходящие в «Сколково».

Автор Skolkovo Leaks рассказал Rusbase о канале и попытках выкупить его, о жизни, работе, политических войнах и группировках в фонде «Сколково» и «Открытых инновациях». 

«Да, мы делаем публикации за деньги». Откровения автора телеграм-канала Skolkovo Leaks

О канале

Словосочетание «анонимный канал» за последний год вызывает легкую ухмылку у читателей, поэтому будем писать просто «канал». Вообще, идея создания принадлежит одному человеку — именно я сейчас и пишу эту колонку. Остальные участники команды подключились позже и поддерживают ее не только словом, но и делом.


Pavel Kuzmichev/Shutterstock

Недавно у нас был день рождения — два года с момента создания. С тех пор многое изменилось, но только не в составе нашей команды. После того как количество наших подписчиков перевалило за 10 тысяч, глобально ничего не поменялось. Просто теперь охотнее приходят подписчики, которым интересно читать про «Сколково» не официоз, а что-то более близкое к людям. Самое интересное, что они сами не имеют отношения к этой сфере. 

Правда, давать комментарии становится все сложнее — слишком много разноплановых вопросов. Так что если кто-то из экспертов готов подключиться к нашей команде и помогать — welcome! Всем будем рады.


О работе канала

Все достаточно просто. Аудитория нашего канала формировалась из людей, имеющих прямое отношение к проекту «Сколково», — это и сотрудники фонда с «дочками», и резиденты, а теперь уже и простые жители инновационного центра. 

Онлайн-галерея «Цифровые двойники». Угадай, что изображено на картинах.

Все они составляют тот самый костяк, которому очень важно, чтобы проект развивался, а не утопал в бюрократии, что мы наблюдаем с недавнего времени. 


О темах

Собственно, подписчики всегда помогают нам с акцентами, темами и проблемными вопросами, в решении которых они просят помочь.

Такие вопросы приходят каждый день — как на почту, так и в бот. Подписчики не видят большую их часть — огромное количество входящей информации приходится фильтровать. 

Иногда доходит до смешного — на прошлой неделе во время «Открытых инноваций» нас спрашивали, где и какая сессия будет проходить. На такого рода помощь уходит много времени, если мы можем кому-то помочь и направить «по адресу» — стараемся всегда это делать.

Но совсем трэшовые вбросы мы не публикуем. Их за последний год у нас был с десяток. Например, несколько человек пытались сдать компромат на руководство. 

Когда в фонде планировались перестановки, через наш канал хотели донести, видимо, кому-то какие-то мысли про коррупцию и другие делишки. Информация не подтвердилась, и мы ее не разместили.


О деньгах и обмане подписчиков

Мы не будем обманывать наших уважаемых читателей — да, мы делаем публикации за деньги. Просто так о вашем канале никто не узнает, поэтому мы закупаем рекламу — и на это есть определенный бюджет. Инвесторов у канала не было, сами мы уже год как не вкладываемся в него финансово, а самоокупаемость нужно поддерживать.


Многие СМИ и каналы никогда не признаются, что размещают платные материалы, нативную рекламу и прочее — мы никогда не будем говорить, что это не так. 

Вообще, миссия нашего канала — это некая новая форма журналистики в режиме диалога. Многие читатели заметили, что в случае каких-то скандальных, конфликтных публикаций мы открыты и стараемся показывать позицию обеих сторон, а не только одной. 

Собственно, всегда эту позицию и транслировали — если вам кажется, что мы несправедливо обвинили в чем-то ваш бизнес, стартап — присылайте свою позицию, и мы опубликуем ее в нашем канале.


О покупке канала

За два года нас пытались приобрести трижды. Причем последний раз мы сами инициировали попытку продажи. Назовем это кризисом среднего возраста — было уже около шести тысяч подписчиков, «весна», так сказать, и мы понимали, что у подписчиков сформировались определенные ожидания. Оправдываем мы их или нет? Те ли материалы размещаем? 

В определенный период нам просто начали писать: «Да вы офигели, что ли? Вас купила пресс-служба Фонда "Сколково"?»


Anton Gvozdikov/Shutterstock

Когда же дело дошло до обсуждения покупки — мы в очередной раз осознали, что это было поспешное и необдуманное решение и продавать канал неправильно. 

В итоге мы отказались от этой затеи — извиняемся еще раз перед коллегами и надеемся, что это не скажется на наших давних хороших отношениях.


О фонде «Сколково»

В 2019 году фонд «Сколково» — это больше бюрократия, что очень негативно влияет на реализацию любых планов, стратегических, операционных. Если сейчас взять людей из той команды, что была в начале проекта — в 2011 году — и той, что пришла второй-третьей волной в 2015-2017, мы увидим огромную разницу. 

Первая группа была про драйв и движуху, а вторая, которая уже наслышана про серьезные заведения типа Счетной палаты, Генпрокуратуры, ведет себя более сдержанно и осмотрительно. Например, команда технопарка пытается действовать таким образом, но это тяжело — окружение давит, как ни крути. 

Мы предлагаем дать людям на местах немного больше свободы, а руководителям фонда придется брать на себя ответственность за их действия, не перекладывая их никакими приказами. Учитывая уровень заработных плат, считаю, что это равнозначные и правильные вещи.


О политических войнах

Многие спрашивают, существуют ли в фонде политические войны. Конечно. Везде, где крутятся большие деньги и власть, такие процессы присутствуют в большом объеме, вы же понимаете. 

В «Сколково» существует ряд группировок, как и в российской политике. Каждая пытается реализовать свои планы, учесть интересы.

Конечно, участник, тем более такой, как Аркадий Дворкович, — новая вводная для тех, кто уже засиделся на этом месте. И с ним нельзя не считаться. 

Часть людей решила не тянуть и сразу выказала ему свою лояльность, другая — нет. С его приходом в фонд стало очевидным, что вместе с ним придет и его команда. Собственно, так и получилось — самые слабые руководители не смогли отказать, и у них появились заместители из новой команды. 

Кто знает, как это будет происходить, — может быть, все пройдет «по классике», и эти замы заменят своих руководителей в ближайшем будущем.


О KPI в фонде

Эта тема не отпускает многих наших подписчиков, да и нас самих. История про то, как фонду «нарезают» стратегические показатели, а он дальше их декомпозирует на операционные подразделения и индивидуальные показатели, вплоть до отдельного сотрудника. 

Нам рассказывали, что в 2016 или 2017 году стало ясно, что для некоторых сотрудников индивидуальные цели могут быть лишними — их убрали и оставили только цели подразделений. По результатам выполнения целей принимается решение о премировании. 


Премии сотрудникам выплачивают по результатам одного из ключевых мероприятий лета — Startup Village. Понятно, что цели в этом случае — понятие зыбкое. 

Когда фонду было необходимо, решение о корректировке принималось коллегиально (в фонде любят коллегиальные органы — пальцев двух рук не хватит, чтобы все посчитать). Естественно, все это согласовывалось с прочими органами — Минфином и другими.

Раньше мы бы сказали, что такое количество коллегиальных органов — как совет директоров. Оно необходимо для решения многих сложных вопросов, где должны участвовать представители из разных сфер деятельности. Теперь же все больше складывается ощущение, что это просто «размазывание» ответственности. Это мнение может быть субъективным, но оно присутствует у многих в фонде, насколько мне известно.


О «городе "Сколково"»

Жители «города» делятся на две группы.

  • Большая часть арендаторов жилья так или иначе связана с фондом/«дочками» и Сколтехом. 
  • Меньшая часть — внешние жители, которым просто нравится место, их не очень много, но все же есть, ведь проект действительно получился интересным.

Возвращаясь к Сколтеху, университет арендует жилье многим экспатам, профессорам и их семьям. Учитывая стоимость аренды такого жилья (она выше рыночной, это признанный факт), понятно, что это огромная статья расходов. С другой стороны очевидно, что привлечь в Россию экспата тяжело. 

У многих подписчиков из научного мира накопилось много вопросов по тому, кто до нас все-таки доезжает — именно к тем фамилиям, именам из мирового научного сообщества. 


Alexey Trofimov/Shutterstock

В «городе» есть проблемы, но не хотелось бы их называть таким словом. Давайте, как это модно, будем считать их «точками роста». 

Например, резиденты фонда постоянно жалуются, что не могут донести какие-то вопросы до руководства, а мы стали неким медиатором между фондом и резидентами/жителями. 

Нам кажется, что это очень круто и дает возможность обозначать вещи, стимулирующие огромный рост «Сколково» с точки зрения usability, прости Господи. 


Об «Открытых инновациях»

Любое мероприятие с таким большим количеством участников — это огромный труд, который достоин уважения. 

Принять участников, сделать все в соответствии с требованиями протокольной службы Дмитрия Анатольевича — сложно и тяжело, но команда организаторов проводит уже не первое такое мероприятие. Просто красавчики! 

Мы уже неоднократно показывали слабые моменты, на которые потом слетаются хейтеры, как мухи, простите, на г***о, — одного не туда отвезли, другого не забрали, третьим охрана не понравилась в куртках Росгвардии, четвертые жалуются, что в туалетах поставили инновационные писсуары, и в зеркало видны гениталии.

Мы решили сделать отдельное голосование, чтобы собрать обратную связь. Надеемся, что коллеги их учтут при проведении Startup Village летом следующего года. 

Самая же большая надежда, что, когда будет сделан анонс и earlybird на мероприятие, сотрудникам «Сколково» перестанут в добровольно-принудительном порядке предлагать купить билеты — это неправильно. Коллеги по цеху из мира HR точно скажут, что это не повышает лояльности к бренду внутри коллектива.


Фото в тексте и на обложке: vaalaa/Shutterstock

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Мы приходим к ситуации, когда уже ничто не будет вечным и стабильным». Андрей Шаронов – о навыках будущего
  2. 2 Вадим Дымов: «Когда у меня образовались лишние десять миллионов долларов, я тут же решил их потратить»
  3. 3 «Местные поняли, что мы иностранцы, и стали выталкивать нас из магазина». Сергей Солонин – о пробежках в Северной Корее, ценностях и управлении бизнесом
EdTech: карта российского рынка
Все компании и инвесторы в области образовательных технологий
Перейти