Истории

«Как я собрала краудфандингом $27 тысяч на Гарвард»

Истории
Екатерина Гаранина-Карпова
Екатерина Гаранина-Карпова

Корреспондент медиа RB.RU

Екатерина Гаранина-Карпова

Дарье Левиной 27 лет. Два года назад она собрала краудфандингом $27 тысяч на обучение в Гарварде, а сейчас строит академическую карьеру в юриспруденции и учится в аспирантуре во Флоренции.

Дарья рассказала Rusbase о том, чем хороши муткорты, как попасть на стажировку за границей, про учебу в Гарварде и работу в Гаагском суде.

«Как я собрала краудфандингом $27 тысяч на Гарвард»

Как я училась в МГУ и ездила на стажировки за границу

С детства мне говорили, что учеба – это важно. Я училась в обычной школе в военном городке в Одинцовском районе, класса с восьмого начала участвовать в олимпиадах. Лучше всего получалось с правом: в 9 и 10 классах я стала призером Всероссийской олимпиады по праву, а в 11 классе – победительницей. Мне это понравилось, и я решила, что буду развиваться дальше в юридическом направлении. Диплом победителя Всероссийской олимпиады давал право поступить на любой юрфак страны без экзаменов; я выбрала МГУ.

В университете старалась использовать все возможности. Одной из таких возможностей была учеба по обмену. У МГУ есть ряд партнерств с университетами других стран, где можно пройти стажировку – Европа, Азия. Я решила подать заявку в Германию.

Чтобы подать заявку на зарубежную стажировку, ты собираешь стандартный пакет документов, который указывается в объявлении: мотивационное письмо, копию зачетки, рекомендации, документ о знании иностранных языков, иногда план работы.

По обмену я стажировалась в университете Гумбольдта в Берлине и в университете Регенсбурга. По совету преподавателей ездила в языковую школу в Лондоне, которую я оплачивала грантами, полученными за олимпиады. С университетом Регенсбурга у юрфака МГУ есть совместная программа: сначала ты ходишь на лекции по немецкому праву в самом МГУ, а потом сдаешь экзамены и проходишь отбор в летнюю школу в Регенсбурге. Эта программа мне много дала как в плане языка, так и в плане знакомства с юридической культурой Германии.


Дарья Левина, Берлин.

«Самое важное, что дают муткорты – это нетворк»

У юристов есть такая вещь, как муткорты (moot courts) – конкурсы в формате модельных судебных процессов. МГУ участвует в нескольких муткортах – это Philip C. Jessup Competition по международному публичному праву, Willem C. Vis Moot по международному коммерческому арбитражу и нескольких других.

Philip C. Jessup Competition – самый большой муткорт в мире, в нем участвует порядка 700 команд из самых разных стран. На сайте конкурса публикуется вымышленное дело, которое при этом часто основано на реальных событиях. Команда из четырех-шести человек должна написать меморандумы за истца и ответчика, которые затем направляются на проверку судьям. Дальше проходят национальные раунды, где команды соревнуются устно, как если бы дело происходило в суде, выступая за истца и за ответчика. В России в национальных раундах участвует примерно 50 команд, топ-10% едет в Вашингтон. Наша команда в 2013 году попала в топ-3 по России и в топ-10 по миру, что котируется очень высоко и дает преимущества при поиске работы. 

В зарубежных вузах участие в муткорте засчитывается как отдельный предмет. В России – нет. Но благодаря муткорту я попала на летнюю стажировку в отделение престижной американской компании в Москве.

Самое важное, что дают такие конкурсы – это нетворк, знакомства с интересными людьми и аналитический mindset. Ты становишься частью большого комьюнити, находишь друзей на всю жизнь.

Почему я решила поступать в магистратуру за рубежом

После окончания МГУ в 2014 году я получила работу в немецкой фирме. Параллельно  училась в аспирантуре в МГУ и там же преподавала, а также работала на полставки научным сотрудником в ВШЭ и тренировала команду МГУ для муткорта.

Я продолжала изучать право: ездила в академию по международному арбитражу в Париже, в летнюю академию по международному частному праву в Гааге, на исследовательскую стажировку в университете Гумбольдта в Берлине. Через год поняла, что хочу получить серьезный опыт учебы в другой стране и полное погружение в другую культуру и другое право.

Решила подаваться в зарубежную магистратуру. Сначала мой выбор пал на Оксфорд и Кембридж, а также программу по международному разрешению споров в Женеве. Я получила приглашение и полную стипендию от Женевы и долго думала, принимать ли их. Программа открывает много возможностей для развития карьеры в Швейцарии и во Франции. Но у меня уже был опыт учебы в Европе, поэтому я решила учиться в странах общего права – Великобритании и США. Плюс я задумывалась об академической карьере.

На следующий год я подавалась в США и получила приглашения от New York University и Гарварда. Мне безумно хотелось поехать в Гарвард.

Обучение стоило $62 тысячи, также нужно было гарантировать наличие $30 тысяч на проживание. Я подавала заявку на финансирование в Гарвард и получила от них грант на $30 тысяч. Оставалось найти две трети.

Еще один грант в $28 тысяч я получила от небольшого фонда RUSLEF, о котором узнала от знакомого из ВШЭ. Фонд создали два американских профессора, которые хотели дать русским студентам-юристам возможность получить образование в США.




Пять возможностей для юристов, которые ищут финансирование

  • RUSLEF – стипендия для студентов и выпускников-юристов;
  • AAUW – стипендия для женщин;
  • R.H. Douglas – дает до $10 тысяч студентам из России, Польши, Болгарии, Украины;
  • Стипендия Президента РФ для обучения за рубежом;
  • Смотрите сайт университета: многие учебные заведения предлагают свои стипендии.

Как я решила запустить краудфандинг

Оставалось найти около $30 тысяч. До этого я ездила только в Европу, и все мои прошлые стажировки и поездки покрывались стипендиями. Иногда приходилось доплачивать, но немного.

В отличие от Европы, в Америке все образование платное. Но я думала, что просто не нашла еще грант или стипендию, которая может мне его покрыть. Около месяца все свободное время я тратила на поиски стипендий.

Писала разным фондам, компаниям – всем, кто когда-то финансировал образовательные проекты любого типа и/или был отдаленно связан с образованием. Рассматривала возможность взять кредит, но условия были похожи на кабалу. Обнаружила, что в российских банках кредит на обучение за рубежом не дают, а в банке Гарварда возникли сложности. У семьи таких денег не было.

Изучив все, я начала искать другие варианты. И нашла историю британки, которая собрала краудфандингом на Оксфорд. Решила попробовать.



Выпускной в Гарварде

Как за три недели я собрала 27 тысяч долларов

Я много времени потратила на изучение краудфандинга. Хотелось сделать кампанию, в которой люди участвовали бы потому, что разделяют мои ценности. В обмен на участие в кампании я предлагала свои юридические услуги (но за время кампании меня никто об этом не просил).

Очень много работала над текстом: убирала то, что, как мне казалось, давило на жалость. Писала про работу, право, о том, почему хочу в Гарвард. Сестра помогла мне снять видео, которое мы загрузили на Generosity – тогда они были частью Indiegogo, где размещались краудфандинговые кампании от НКО.

На старте кампании я продумывала «список поддержки» – людей, которые расшарят текст, символически поучаствуют, в каких группах и на каких сайтах я опубликую информацию. Обо мне даже вышла статья в российском издании Eduntainment. Я писала всем людям, которых могла найти. Это позволило за неделю собрать $3 тысячи.

Решилась написать научному руководителю: он поддержал мою идею и поделился ею со своими контактами. Среди них нашелся фонд, который согласился дофинансировать мою кампанию. Благодаря этому я закрыла ее за три недели.

Очень долго не могла поверить в то, что это произошло – что я, похоже, еду в Гарвард.

Я боялась публиковать кампанию – мне казалось, что меня заклюют и я буду сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь. По факту оказалось наоборот – я получила большой отклик, люди писали мне очень добрые сообщения со словами поддержки.

Обучение в Гарварде

На курсе вместе со мной училось около 180 человек. По факту, у тебя нет своего потока, потому что ты сам выбираешь предметы и все время общаешься с разными людьми. Было еще две девушки из Москвы и несколько других русскоговорящих ребят. Но у нас не было своей отдельной тусовки – мы общались со всеми.

Гарвардская школа права: как все устроено

Нагрузка в Гарварде зависит от количества предметов. В начале года ты выбираешь в онлайн-системе предметы, составляешь личный список по приоритетам и загружаешь его в эту же систему. После этого система автоматически выдает результаты – ты получаешь список предметов, на которые тебя точно зачисляют, и тех, где ты в листе ожидания. На некоторые курсы много желающих, поэтому такие списки от студентов позволяют ранжировать заявки.

Есть особо популярные предметы, например, Negotiation Workshop и Trial Advocacy Workshop, на которые нужно подавать мотивационное письмо и резюме.

Я брала много курсов по американскому праву. Самым интересным был Trial Advocacy Workshop – трехнедельный интенсивный семинар, по 9 часов каждый день, где нас учили выступлению в суде. Сначала мы разбирали теорию и практиковались, потом наши выступления записывали на камеру, а дальше судья индивидуально разбирал видео. По вечерам преподаватели демонстрировали, как нужно выступить, а после был ужин в неформальной обстановке.

В Гарварде я поставила себе два приоритета: написать магистерскую диссертацию и сдать экзамен на получение адвокатского статуса в Нью-Йорке.

Мою диссертацию признали выдающимся исследованием в сфере международного частного права, и я получила за нее приз. Плюс финансирование, которое помогало остаться на лето и превратить ее в научную публикацию.

Экзамен на статус адвоката сдала с первого раза, хотя он очень сложный – с первого раза его сдает только 30-40% иностранцев. В России адвокатский статус обязателен только для юристов, которые занимаются уголовными делами, но во многих других странах он необходим, чтобы практиковать право вообще. Без адвокатского статуса никто на тебя не смотрит как на юриста, даже если в твоей стране этот статус необязателен. Это дает большой плюс в карьере.

«У меня была комната в десять квадратных метров»

Я жила в самом бюджетном общежитии Gropius Complex за $900 в месяц. У меня была своя небольшая комната, примерно 10 кв. м. Там стоял стул, кровать, стол и шкаф. Я делила кухню, туалет и душ еще с 20 людьми на этаже. Университет не ремонтирует корпус, пользуясь тем фактом, что здание имеет архитектурную ценность. Например, у нас были довольно старые страшные ковры и плохо работал душ. Зато на общей кухне всегда можно было с кем-то поговорить и попросить помощи в кулинарии. В общежитии жили мои друзья-однокурсники из Африки и устраивали классные вечеринки.

Университет проводит много мероприятий для социализации студентов. Одно из наиболее ярких воспоминаний – International Party. Студенты готовят и угощают гостей национальной едой, некоторые исполняют народные танцы и песни.

Университет участвует в  job fair, где можно подать резюме и пройти собеседование в международные компании и организации.

Для юристов часто востребованность определяется родным языком и национальностью, потому что иногда приходится работать над проектами, где нужно знать конкретный язык.

В США самые востребованные юристы – это испано- и португалоговорящие люди, так как здесь много бизнес-проектов со странами Латинской Америки. Вакансий для людей со знанием других языков, включая русский, не так много. Это сильно сужает выбор.

Про стажировку в Гаагском суде

На job fair я подала заявку на стажировку в Постоянный третейский суд (далее – ПТС) в Гааге. Съездила в Нью-Йорк на интервью, прошла еще одно собеседование по скайпу и получила приглашение на оплачиваемую годовую стажировку в Гаагу.

Мне очень понравилась работа в ПТС. Интересно, что инициатором создания суда был император Николай II. Помимо меня в ПТС было еще около 20 таких же стажеров из разных стран.

Мне очень понравилась Гаага, так как это центр международного права, там много всего происходит. К тому же все голландцы говорят по-английски, и мне как иностранке было легко адаптироваться.

Третейский суд в Гааге

Зачем после Гарварда я поехала учиться в Италию

Я давно задумывалась  об PhD в Европе, так как мне очень близка академическая работа.

Юридическая профессия во многих странах остается очень закрытой и консервативной, поэтому большинство рынков достаточно «национально». Но есть несколько стран, где можно построить международную карьеру. Хорошие программы PhD для юристов есть в Копенгагене, Париже, Кембридже и Флоренции.

Я решила подать заявку в European University Institute во Флоренции, так как у него безупречная репутация. После его окончания мои знакомые преподают в престижных университетах Европы. Поэтому я была рада получить приглашение на программу и грант от МИДа Италии.



Внутренний двор European University Institute

«Учусь в здании XIV века»

Университет создавался в 70-х государствами Европейского Союза и расположен в нескольких виллах. Например, юрфак находится в вилле Сальвиати XIV века.

На программе PhD первые два года я беру курсы и начинаю работать над диссертацией, сдаю несколько письменных работ. Третий и четвертый год посвящены только работе над диссертацией. Во время программы я могу ездить на исследования в университеты-партнеры – на это есть отдельное финансирование.

Мне очень нравится атмосфера в университете – у каждого свой интересный проект и люди искренне горят тем, над чем они работают.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «После Москвы тут – провинция». Как я работаю в Amazon
  2. 2 «Я живу за границей с 16 лет». Как уехать учиться в Канаду и найти там работу
  3. 3 «Долина — это большое село». Программист из Украины — о переезде в США и работе в Netflix
  4. 4 Как в 22 года я поступила в 10 вузов Европы и переехала в Лондон

ВОЗМОЖНОСТИ

09 августа 2022

10 августа 2022

10 августа 2022