Истории

Больше не миллиардер: основатель Patagonia пожертвовал компанию на борьбу с изменением климата

Истории
Дарья Сидорова
Дарья Сидорова

Редактор отдела «Истории».

Дарья Сидорова

Ивон Шуинар, основатель бренда одежды для активного отдыха Patagonia, передал право на владение своей компанией трасту и некоммерческой организации, созданным специально для этих целей. Это позволит сохранить независимость Patagonia и передавать всю ее прибыль — примерно $100 млн в год — на борьбу с изменением климата и защиту неосвоенных земель по всему миру. Компания оценивается примерно в $3 млрд.

Как основатель и его семья пришли к такому решению — разобралось издание The New York Times.

Больше не миллиардер: основатель Patagonia пожертвовал компанию на борьбу с изменением климата

Сейчас мы все чаще слышим критику в адрес миллиардеров и корпораций, которые обещают сделать мир лучше, но при этом своими действиями усугубляют проблемы, которые хотят решить.

В то же время, передавая Patagonia, Шуинар остается верен собственным взглядям — давнему пренебрежению к бизнес-нормам и любви к окружающей среде, сопровождающей его на протяжении всей жизни.

«Хочется верить, что это повлияет на новую форму капитализма, которая не ограничивается несколькими богатыми людьми и множеством бедных, — рассказывает Шуинар. — Мы будет жертвовать максимальную сумму денег людям, которые активно работают над спасением планеты».

RB рекомендует лучших поставщиков цифровых решений для вашего бизнеса — по ссылке

Patagonia, расположенная в Вентуре, Калифорния, продолжит работать как частная коммерческая корпорация. Ежегодно бренд продает одежду для активного отдыха — куртки, головные уборы и лыжные штаны — на сумму свыше $1 млрд.

Семья Шуинар, которая управляла Patagonia до прошлого месяца, больше не владеет компанией. В августе она безвозвратно передала голосующие акции компании (2% от всех) новой организации под названием Patagonia Purpose Trust.

Patagonia Purpose Trust будет контролироваться членами семьи и их ближайшими консультантами. Организация будет гарантировать, что Patagonia выполняет свои обязательства: ведет социально ответственный бизнес и отдает свою прибыль на благотворительность. Поскольку Шуинары пожертвовали свои акции Patagonia Purpose Trust, они заплатят налог на дарение в размере около $17,5 млн.

Patagonia

Фото в тексте: BalkansCat / Shutterstock

Семья также пожертвовала оставшиеся 98% обыкновенных акций Patagonia новой некоммерческой организации Holdfast Collective. Организация будет получать всю прибыль Patagonia и использовать ее для борьбы с изменением климата.

Holdfast Collective относится к категории 501(c)(4), что позволяет ей совершать неограниченные пожертвования на политические цели. По этой причине семья Шуинар не получила налоговые льготы на свой подарок.

«Это стоило им немалых денег, но они были готовы понести такие затраты, чтобы компания оставалась верной их принципам», — рассказывает Дэн Мосли, партнер торгового банка BDT & Co. Банк сотрудничает со сверхсостоятельными клиентами, в том числе с Уорреном Баффетом, и именно он помог Patagonia разработать новую организационную структуру.

Теперь Шуинары — Ивон, его жена Малинда и двое их детей, Флетчер и Клэр, — одна из самых щедрых семей благотворителей в США.

Patagonia уже пожертвовала $50 млн Holdfast Collective. Ожидается, что в этом году она вложит еще $100 млн, что превратит новую организацию в крупного игрока в области климатической благотворительности.

Таким образом Шуинар решил вопрос планирования преемственности.

«Я не знал, что делать с компанией, потому что никогда не хотел владеть компанией, — рассказывает Шуинар. — Я не хотел быть бизнесменом».

«Теперь я могу умереть завтра, и компания продолжит делать правильные вещи в течение следующих 50 лет, а мне не нужно быть рядом», — утверждает он.

Как основатель пришел к такому решению

В некотором смысле это вовсе не удивительный шаг для 83-летнего Шуинара — скалолаза с нетрадиционным взглядом на капитализм, поневоле ставшего миллиардером. В 1960-х годах он занимался скалолазанием в Йосемитской долине в Калифорнии, жил в своей машине и питался кошачьим кормом.

Даже сейчас Шуинар ходит в поношенной одежде, водит старый автомобиль Subaru и владеет двумя скромными домами в Вентуре и Джексоне (Вайоминг). Он не пользуется ни компьютером, ни телефоном.

Patagonia, основанная в 1973 году, отражает идеалы Шуинара и его жены. Компания стала первопроходцем во многих направлениях — от использования органического хлопка до предоставления детского сада для детей сотрудников.

В «Черную пятницу» 2011 года Patagonia даже запустила рекламу в The New York Times под слоганом Don’t Buy This Jacket («Не покупайте эту куртку»), призывая покупателей к разумному потреблению.

В течение нескольких десятилетий компания отдавала на благотворительность 1% своих продаж, в основном экоактивистам на низовом уровне. За последние годы Patagonia также стала более политически активной. Например, в 2018 году она подала в суд на администрацию бывшего президента США Дональда Трампа в попытке защитить национальный памятник Bears Ears.

Тем не менее вместе с продажами Patagonia рос и собственный капитал Шуинара, для которого неприемлемо чрезмерное богатство.

«Я попал в список миллиардеров журнала Forbes, что меня очень разозлило», — рассказывает Шуинар.

«У меня нет $1 млрд на счету. Я не езжу на автомобилях Lexus», — добавляет он.

Рейтинг Forbes, а затем и пандемия коронавируса, запустили процесс, который продолжался в течение последних двух лет и привел к продаже компании. В середине 2020 года Шуинар сообщил своим ближайшим консультантам, в том числе CEO Patagonia Райану Геллерту, что готов продать компанию, если они не найдут альтернативный вариант.

«Однажды он сказал мне: “Честное слово, Райан, если вы не начнете двигаться в этом направлении, я возьму список миллиардеров из журнала Fortune и начну их обзванивать”, — рассказал Геллерт. — В тот момент мы поняли, что он не шутит».

За этот проект под кодовым названием Project Chacabuco (отсылка к месту для рыбалки в Чили) взялась небольшая команда адвокатов и членов совета директоров Patagonia. В течение следующих нескольких месяцев они изучили ряд возможных вариантов. В их числе:

  • продать всю компанию или ее часть;
  • превратить Patagonia в кооператив, которым будут владеть сотрудники;
  • сделать ее некоммерческой организацией;
  • совершить слияние со SPAC-компанией.

«Мы заглядывали под каждый камень, но не находили хороших вариантов, которые выполняли бы их цели», — рассказывает главный юрисконсульт Patagonia Хилари Дессуки.

Самые простые пути — продажа компании или ее выход на биржу — предоставили бы Шуинару достаточно средств, чтобы финансировать природоохранные инициативы. Такова была стратегия его лучшего друга — Дугласа Томпкинса, основателя компаний по производству одежды Esprit и The North Face.

Однако Шуинар посчитал, что в статусе публичной компании Patagonia вряд ли сможет сосредоточиться на таких аспектах, как благополучие персонала и финансирование климатических инициатив.

По словам Шуинара, он совсем не уважает фондовый рынок: «Выйдя на биржу, вы теряете контроль над компанией, вам приходится обеспечивать максимальную прибыль для акционера, а затем вы становитесь одной из этих безответственных компаний».

Команда также рассматривала возможность передать Patagonia детям Шуинаров — Флетчеру и Клэр. Однако они также не хотели владеть компанией. «Для них было важно, чтобы их не считали финансовыми бенефициарами», — утверждает Геллерт.

В конце концов юристы и члены совета директоров нашли решение. В декабре 2020 года команда встретилась впервые с начала пандемии, и Шуинары вместе с консультантами согласились на этот вариант. И хотя им предстояло решить еще множество вопросов, как утверждает Геллерт, «казалось, что это может сработать».

Что будет дальше

Теперь Patagonia предстоит реализовывать свои большии амбиции: вести прибыльный бизнес и в то же время бороться с изменением климата. Некоторые эксперты считают, что, поскольку у семьи Шуинар больше нет финансовой доли в Patagonia, она и связанные с ней подразделения могут сбиться со своей цели.

Дети Шуинаров по-прежнему числятся в платежной ведомости Patagonia, а их родителям хватает средств для комфортной жизни. Тем не менее семья больше не будет получать какую-либо прибыль от компании.

По словам Шуинара, при распределении прибыли Holdfast Collective будет уделять основное внимание природным климатическим решениям, таким как сохранение диких земель.

Для Шуинаров этот вариант решает вопрос о том, что произойдет с Patagonia после смерти ее основателя, и гарантирует, что прибыль компании будет использоваться для защиты планеты.

«Я испытываю большое облегчение, поскольку привел свою жизнь в порядок, — утверждает Шуинар. — Для нас это было идеальным решением».

Источник.

Фото на обложке: Patagonia

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Все в моей одежде»: 5 идей для продвижения фэшн-бренда
  2. 2 11 сервисов для заказа товаров из иностранных магазинов
  3. 3 Без матрешек и хохломы: какие коллаборации создают российские бренды
  4. 4 Ювелирный рынок меняется. Что нужно люксовому бренду, чтобы за ним успеть?
  5. 5 Запускаете бренд детской одежды? Не допускайте этих ошибок
Куда идти стартапу в США
Список полезных контактов, предпринимательских сообществ и инвесторов
Получить список