Истории

«Однажды моя шляпа будет на ком-то из королевской семьи»

Истории
Екатерина Гаранина
Екатерина Гаранина

Редактор Rusbase

Екатерина Гаранина

Мария Жеребцова переехала в Лондон вместе с семьей, когда ей было 13 лет. Ее карьеру можно назвать идеальной: школа в Мэрилебоне, Оксфорд; 11 лет в таких компаниях, как Goldman Sachs, Merrill Lynch, Bank of America.

В 31 у Марии случилось выгорание, благодаря которому она нашла дело мечты – создание шляп на заказ. Сейчас ее средний чек – 400 фунтов (примерно 33 тысячи рублей). Шляпки Hats_bymaria на королевских скачках не раз были отмечены прессой. Мария Жеребцова верит, что однажды создаст головные уборы для членов королевской семьи.

Rusbase узнал, почему британцы так любят шляпы, сколько стоит сделать шляпу на заказ и как молодому предпринимателю попасть в глянец.

«Однажды моя шляпа будет на ком-то из королевской семьи»

Бизнес в цифрах

  • Старт бизнеса: 2016 год
  • Число проданных шляп: больше 60
  • Минимальная стоимость шляпы на заказ: 200 фунтов
  • Средний чек: 400 фунтов
  • Число постоянных клиентов: более 30
  • Максимальное время изготовления шляпы: 60 часов

В Великобританию я переехала вместе с семьей в 1998 году, когда отца отправили сюда по работе. Мы не думали, что задержимся тут надолго, поэтому сначала даже формально не стали забирать документы из московской гимназии. Мне тогда было 13 лет. Папин контракт все время продлевался, и в итоге мы сестрой остались учиться в английской школе. К учебе я сразу относилась серьезно, и мое усердие помогло поступить в Оксфорд.

Оксфорд и Кембридж – мировые бренды и самые старые учебные заведения в Британии. В Оксфорде много амбициозных и работоспособных студентов, поэтому даже если кажется, что человек расслаблен и получает высокие баллы – можно быть уверенным, что за этим стоит много труда. Я была президентом официального русского сообщества, а еще занималась греблей и танцевала за университет. 

После университета я сразу попала на стажировку в Goldman Sachs. Не могу сказать, что я всю жизнь мечтала работать в банковском секторе, просто так получилось. Среди моих однокурсников это считалось очень престижным.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Maria Zherebtsova (@hats_bymaria)


Goldman Sachs, Merrill Lynch, Bank of America и выгорание

Я благодарна, что моя карьера сложилась именно так: для меня было важно стать финансово независимой, получить хорошую работу и поддерживать родных. У меня было чувство удовлетворения от того, что я этого достигла.

В университете я изучала философию, политику и экономику. Специфика британских работодателей в том, что им не всегда нужны люди с конкретными скиллами – большинство переучивает специалистов под себя. Для них важно не только, какой вуз ты окончил, но и какой общественной деятельностью занимался. Важно увидеть, что ты вел активную студенческую жизнь, а не просто корпел над книгами, как робот.

Всего я проработала в инвестбанковской сфере 11 лет. Сперва это был Goldman Sachs в Великобритании, затем я вернулась в Москву, чтобы работать в этой же компании с российскими регионами и СНГ. Потом меня захантили в Merrill Lynch, который в 2013 году стал Bank of America. В какой-то момент я захотела вернуться в Лондон и перешла в Societe Generale, чтобы развивать продукты для России и СНГ.

В 31 год у меня началось выгорание. Дело в том, что в банке ты растешь в зарплате и титулах, но каждые 12 месяцев работа над годовыми показателями начинается сначала – все выглядит как день сурка. После введения санкций банк отклонял проекты и сделки, в которые я вкладывала время, энергию и силы. В конце концов я перестала понимать, чего хочу. Мне вообще важно видеть рядом с собой людей, которые будут вдохновлять, видеть конкретный итог работы. Ничего этого не было.

Вероятность выгореть не всегда зависит от загруженности или плохого отдыха. Да, я много работала и ездила в командировки, но когда ты четко знаешь, ради чего все это, выгорание наступает медленнее... Сейчас я работаю гораздо больше, но ощущения другие.


Шляпка для Royal Ascot 

Как в жизни появились шляпки

Я всегда носила головные уборы – это для меня способ самовыражения. Во время поиска себя параллельно основной работе я начала по выходным ходить на курсы изготовления шляп. Я понимала, что мне нужно выйти из зоны комфорта и уделять время чему-то одному, иначе перемен не будет. Из-за выгорания я была похожа на зомби.

«За 12 часов стажировки тебе не заплатят»

Я брала разные курсы в London College of Fashion и Central Saint Martins, также училась у признанных мастеров: один из курсов вела Эдвина Ибботсон. Я очень уважаю ее и долго уговаривала взять меня на стажировку. Мне повезло: с банком я договорилась на хороших условиях – попросила попасть под сокращение и ушла имея финансовую подушку.

Стажировки в творческих профессиях почти никогда не оплачиваются. Я сказала Эдвине, что готова начать с нуля и выполнять любую работу. Она строго ответила: «Да, я не буду тебе платить, но будь добра с 8.30 утра до 7 вечера быть в студии». Причем она не знала, кем я работала до этого.

Все шляпы делаются вручную. Это очень кропотливая работа, огромная нагрузка на спину и глаза. Я перешивала раз по 10 многие детали. Это была для меня настоящая школа.

Мне было очень интересно. У Эдвины я работала 3-4 дня и еще пару дней у другой модистки. В таком темпе я жила 8 месяцев. Постепенно я набралась опыта, уверенности и начала делать свои шляпы. Первыми клиентами стали люди из ближайшего окружения.

Главное в творческой профессии – постоянно пушить себя, реализовывать идеи и доводить их до конца, когда кажется, что ничего не получится. Мне повезло: у меня много друзей творческих профессий, которые сразу сказали: «Если ты хочешь этим заниматься, то занимайся искренне и честно, отдавая себя». Этот год стал переломным: я четко решила, что хочу заниматься именно шляпами.

Моему ребенку исполнился год, поэтому я работаю все свободное время, в основном по вечерам и ночами. Есть пара помощников, но я пользуюсь их услугами только когда у меня большой объем заказов, и пока не все могу им доверить. В этом году я хочу открыть шоурум и ателье, иначе не получится масштабировать бизнес, и буду набирать команду.


Шляпка для Royal Ascot 

Почему шляпы на заказ дорого стоят

Я работаю с дорогими, премиальными тканями. Например, с натуральным или шерстяным фетром, один колпак (заготовка. — Прим.) которого для шляпы стоит от 30-60 фунтов, из кроличьего меха – от 40-100 фунтов. В своих работах использую также натуральный шелк. Производство шляп затратно, так как многое надо кроить «по косой», чтобы ткань красиво ложилась на сложные округлости. Материалов уходит много.

Летние коллекции стоят дороже. У клиента есть ожидание, что они будут более эксцентричны и красиво украшены, чем осенние или зимние. Из «летних» материалов я очень люблю работать с эквадорскими базами – соломенными шляпами, в которых до сих пор каждый колпак плетется вручную во влажных пещерах.

Еще я использую синамэй – материал из переработанных нитей бананового дерева. Еще я много работаю с материалами, которые я сама «перерабатываю». Например, могу купить старую шляпку и использовать ее для чего-то нового.

Пока доход я вкладываю в продвижение и развитие проекта, поэтому первоначальные вложения не окупились.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Maria Zherebtsova (@hats_bymaria)


«Однажды чуть не выкинула шляпу в окно»

Большинство широкополых соломенных шляп на заказ требуют около 20 часов ручной работы. И ты не можешь ее сделать быстрее. У соломы нет такой внутренней структуры, как у фетра. Солому нужно растянуть на форму, зафиксировать, обработать химикатами, затем снять все с формы, вшить внутрь проволоку. Это занимает минимум два дня. Изготовление больших шляп – более трудоемкий процесс.

У меня бывают заказы от друзей для творческих фотосъемок – одну такую шляпу для съемки я делала 60 часов. Когда заказов много, я комбинирую работу по фазам. Например, только блокирую шляпки, или делаю цветы, или обрабатываю края.

Клиентов прошу давать минимум 2-3 недели на изготовление, чтобы все успеть, в том числе сделать примерку и исправить какие-то детали, если потребуется.

Недавно из побочных материалов мне надо было сделать шляпу 50*50 см, которая должна сидеть на голове диском, и инкрустировать ее перламутром. В какой-то момент я была готова ее выбросить в окно, но рада, что смогла пережить эти эмоции и закончить работу. Сейчас та шляпа украшает обложку местного глянцевого издания Shuba.

В Англии шляпа – часть дресс-кода. Без шляп не обходится ни одна свадьба, игра в поло, Уимблдон, королевские чаепития, похороны… Например, на королевских скачках в зависимости от секции нужен свой тип головного убора. Сам Лондон – город раскрепощенных людей. Тут носят как обычные шляпы, так и эксцентричные, и при этом никто тебе ничего не скажет.

Я стараюсь выпускать две коллекции в год: осенне-зимнюю и летнюю, обычно по 8-9 шляп в каждой. Про коллекции начинаю думать сразу после окончания летнего сезона, но иногда идея должна созреть. Часто делаю себе перед рабочим столом небольшой коллаж из образов, которые меня вдохновляют.

Большинство шляп я до сих пор делаю только под заказ. Мои шляпы не повторяются и меня редко просят сделать то, что уже было. Скорее говорят: «Мне нравится ваш стиль, ваш подход. Хочу поработать с вами». При этом у меня есть готовые изделия, которые можно повторить с какими-то вариациями.

Недавно я запустила сервис аренды необычных шляп напрокат. За аренду я беру треть стоимости самой шляпы и депозит, который возвращаю, если нет повреждений. Аренда популярна в сезон скачек: многие хотят разнообразить свой образ, но не готовы покупать вещь на один раз. Например, не у всех есть пространство хранить большие шляпы, да и тема осознанного потребления сейчас актуальна.


Pearl Explosion. Фотограф: Julia Flit

Как моя шляпа произвела фурор на скачках 

Я очень обрадовалась, когда моя шляпка оказалась в рейтинге издания The Hat «Лучшие шляпы королевских скачек The Royal Ascot». Это была ранняя работа, которую я сделала через 1,5 года после курсов. Всегда приятно видеть плоды своей работы в профессиональном издании. Быть признанным на скачках – самое высокое достижение для любого шляпника. Но любая подобная публикация – это кредит доверия на будущее. И, конечно, она продвигает тебя.

В Англии принято к мероприятиям готовить специальный образ, к которому часто шляпа и туфли шьются на заказ и подбираются по цвету. Поэтому при заказе я прошу обязательно прислать мне референс и детали конечного образа. Шляпа не должна быть кричащей – она должна работать с твоим лицом и образом.

Конкуренция: «Копировать коллег – не комильфо»

Несмотря на бум головных уборов, шляпы – все еще нишевая тема. Мастеру важно найти свой стиль, тогда и клиенты придут сами. Мы с коллегами общаемся и поддерживаем друг друга.

Копировать чей-то дизайн – не комильфо. Я могу делать продукт, вкладывая туда свои силы и любовь. Но я не могу никого заставить купить шляпы.

Сейчас у меня много русскоговорящих клиентов, мои шляпы часто заказывают и в Россию, и в Европу. Есть интерес из США и Австралии. Однажды я доставляла шляпку на остров Сент-Киттс на Карибах, но я пока не решаюсь продавать так далеко из-за сложной логистики. Мне важно, чтобы клиент был влюблен в свою шляпку, а если что-то не подойдет, будет проблематично исправить проблему.

Как и любому бизнесу, мне хочется быть востребованной у местных. Сейчас я работаю с теми клиентами, которые приходят ко мне сами.

Реально ли сделать шляпку для британской королевской семьи

В 2019 году на королевских скачках благодаря шляпе меня выцепили из толпы и взяли интервью для Royal Ascot TV сразу после мэтра моды Стива Джонса.

Реально ли создать шляпу кому-то из королевской семьи? Вполне. Важно быть на виду и четко понимать требования королевского дресс-кода.

Можно послать шляпку во дворец, зная адресата. У каждого члена семьи свои стилисты и дрессеры: королева работает с определенным ателье и мастерами, но другие члены королевской семьи более открыты новому.

Думаю, что надо быть готовым к этому: да, ты можешь послать шляпу, убедиться, что ее наденут. Но после этого будет вал заказов, с которым нужно справиться. Конечно, я думаю, что в будущем сделаю шляпу для кого-то из королевской семьи, но сперва хочу выстроить сильный фундамент для бренда.

Самый простой путь попасть в прессу – это заплатить пиар-агентству, которое будет продвигать тебя через журналы или селебрити. Но это большие вложения. Я нашла вариант, стоимость которого 600 фунтов в месяц с минимальным сроком полгода. То есть вы должны потратить 3600 фунтов, при этом вам никто ничего не гарантирует.

Я выбрала более творческий путь. Все мои публикации – результат активного нетворка со стилистами, фотографами, изданиями. Я присылаю им свои работы и надеюсь, что когда у них будет съемка, про меня вспомнят.


Второй путь – сотрудничество со знакомыми фотографами, которые делают творческие съемки. Я всегда стараюсь поддерживать их идеи. В Vogue можно зайти с огромным бюджетом, но они все равно берут то, что соответствует их философии. Мои шляпки были в светской секции украинского Vogue, надеюсь, что дойду и до итальянского. Но мне важнее и интереснее оказаться там не как бренд, а в творческой съемке – как, например, недавно в журналах Shuba или Lucy’s.

Да, многие дизайнеры сегодня продвигаются через Instagram, Facebook. Я пока учусь пользоваться этими инструментами. Но не вся моя аудитория это увидит. Поэтому важно бывать на мероприятиях, чтобы мои работы появились в СМИ, привлекать амбассадоров. Если клиент доволен, то он автоматически становится твоим амбассадором.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Люди сидят в шубах и едят Morojko». Как семейная пара из Волгограда развивает производство мягкого мороженого
  2. 2 «Мы придумали первое решение, которое распознает шахматные партии из стрима»
  3. 3 «Мы предлагаем самую дешевую доставку интернет-заказов на рынке»

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase