Top.Mail.Ru
Истории

Как Саудовская Аравия меняет мировую индустрию видеоигр

Истории
Дарья Сидорова
Дарья Сидорова

Редактор направления «Истории»

Дарья Сидорова

Саудовская Аравия взяла курс на «экономическую диверсификацию и социальную трансформацию». Часть плана — инвестиции в видеоигры. В 2023 году страна приобрела мобильного разработчика Scopely за $4,9 млрд, а также киберспортивные организации ESL и Faceit за $1,5 млрд.

О последствиях этих инвестиций — в пересказе материала Verge.

Как Саудовская Аравия меняет мировую индустрию видеоигр
  1. Истории
Автор: Дарья Сидорова

Саудовская Аравия увеличивает свое влияние на мировой спорт. 6 июня стало известно о слиянии лиги LIV Golf, финансируемой Саудовской Аравией, с Профессиональной ассоциацией гольфистов, в которую Суверенный фонд Саудовской Аравии (Saudi Public Investment Fund, PIF) вложил более $1 млрд. Что касается футбола, самого популярного и прибыльного вида спорта в мире, в клубах королевства играют такие мировые суперзвезды, как Карим Бензема, Неймар и Джордан Хендерсон.

Впрочем, интересы королевства намного шире. В последние годы Саудовская Аравия инвестировала в кино и запустила международный кинофестиваль Red Sea. В стране также проводятся платные трансляции мероприятий World Wrestling Entertainment.

Королевство пытается усилить позиции и в глобальной индустрии видеоигр, которая оценивается в $187 млрд.

  • Страна покупает миноритарные акции самых прибыльных игроков, в том числе Nintendo, Take-Two, EA и Activision Blizzard.
  • Через Savvy Games Group, финансируемую PIF, она приобрела мобильного разработчика Scopely за $4,9 млрд, а также киберспортивные организации ESL и Faceit за $1,5 млрд.
  • $13 млрд было выделено «на приобретение и развитие ведущего издателя игр» и еще несколько миллиардов — на дальнейшие миноритарные инвестиции.

К чему все это ведет? По словам CEO Savvy Games Group Брайана Уорда, бывшего руководителя EA и Activision, страна стремится стать игровым центром. Он заявил, что эти инвестиции — часть плана Саудовской Аравии по «экономической диверсификации и социальной трансформации». 

Темпы инвестиций могут быть беспрецедентными, но сам план таковым не является. Профессор Нью-Йоркского университета Йост ван Дрюнен, который написал книгу о бизнесе в сфере видеоигр, приводит в пример Южную Корею. В конце 1990-х годов страна вложилась в интернет-инфраструктуру и в результате стала новым центром видеоигр в Азии и домом для многих звезд киберспорта.

«Благодаря возможности интегрироваться в мировую экономику, что потребовало инвестиций со стороны правительства и импульса со стороны рынка, появились эти новые центры, которых раньше не существовало», — говорит ван Дрюнен.

Почему киберспортивные компании не могут отказаться от саудовских денег

Индустрия киберспорта «переживает экономический спад и снижение ажиотажа», особенно в США.

По словам редактора зарубежного отдела Washington Post Михаила Климентова, главная проблема в том, что у многих киберспортивных лиг и команд нет надежных источников монетизации. «Когда вы начинаете строить более крупную инфраструктуру и нанимать людей, вы очень быстро теряете деньги».

Климентов пишет, что, поскольку пузырь киберспорта будто вот-вот лопнет, королевство выбрало идеальный момент для выхода на этот рынок.

«Я думаю, что Саудовская Аравия в определенной степени рассматривает киберспорт как проблемный актив», — продолжает он. Многие организации в индустрии находятся не в том положении, чтобы отказываться от больших сумм, и готовы принять, что в стране «все изменилось».

Что эти инвестиции дают Саудовской Аравии

В Саудовской Аравии и правда происходят перемены, но не всегда либеральные. Каждая социальная реформа сопровождается подавлением инакомыслия, и некоторые утверждают, что социальные изменения затрагивают только крупные города, такие как столица Эр-Рияд.

Саймон Чедвик, профессор спорта и геополитической экономики бизнес-школы Skema в Париже, утверждает, что инвестиции в видеоигры и другие отрасли являются вопросом «безопасности». Это дает возможность как диверсифицировать экономику, так и удовлетворить требования молодого населения (70% жителей страны моложе 35 лет).

Видеоигры также помогают оказывать влияние на международном уровне. В декабре 2022 года президент Китая Си Цзиньпин посетил Персидский залив, заехав в Эр-Рияд в Саудовской Аравии, а не в Катар, где в то время проходил Чемпионат мира по футболу.

Спустя несколько недель королевство приобрело долю в китайской киберспортивной компании VSPO за $265 млн. Это стало ее первым вложением в игровой рынок Китая и, как сказал Чедвик, примером «киберспорта как формы дипломатии».


Читайте по теме:

Почему IT-компании выбирают Ближний Восток: топ-5 технологических трендов региона в 2023 году

Саудовская Аравия будет ежегодно проводить чемпионаты мира по киберспорту


Что общего у спорта (в частности, футбола) и видеоигр? Это преданные поклонники. После того как Саудовская Аравия приобрела футбольный клуб «Ньюкасл Юнайтед», фанаты пришли на матч с полотенцами на голове — это была не провокация и не протест против новых владельцев, а знак симпатии.

«Куда бы Саудовская Аравия не тратила деньги в последнее время, это всегда делается на определенных условиях. Это никогда не бывает просто инвестицией в бизнес», — говорит Бен Фриман, директор программы по демократизации внешней политики Института ответственного государственного управления Куинси.

Фриман указывает на пункт о нераспространении порочащей информации, который является центральным в сделке LIV Golf, а также на самоцензуру, неизменно возникающую в компаниях, принадлежащих таким державам. 

Последствия финансового влияния Саудовской Аравии уже ощутили, как минимум, бывшие разработчики видеоигрового конгломерата Embracer.

В мае CEO Embracer Ларс Вингефорс объявил о провале сделки с неназванным партнером в размере около $2 млрд. В результате Embracer реализовала «комплексную программу реструктуризации», в рамках которой закрывает студии и отменяет проекты.

Согласно расследованию Axios Gaming, неназванным партнером была Savvy Gaming Group. Теперь из-за дефицита в финансировании сотни разработчиков Embracer потеряли и продолжают терять работу.

Таким образом, саудовские деньги уже меняют индустрию видеоигр так же, как мировой спорт и культуру. Как выразился Климентов, «цель состоит в том, чтобы сделать страну неотделимой от многих отраслей». Вероятно, одна из причин инвестировать в видеоигры — личный интерес наследного принца Мухаммеда ибн Салмана, который, как известно, является поклонником стратегии Age of Empires.

Источник.

Фото на обложке: Muttaz / Shutterstock

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Что, если не Дубай? Приземление стартапа в Саудовскую Аравию
  2. 2 Как зарегистрировать товарный знак в Саудовской Аравии
  3. 3 Новые направления для инвестиций: перспективы рынка недвижимости Саудовской Аравии
  4. 4 Почему IT-компании выбирают Ближний Восток: топ-5 технологических трендов региона в 2023 году
  5. 5 Инвесторы стали активнее вкладываться в открытие фитнес-клубов
Карта GamingTech
Интерактивная карта индустрии GamingTech объединяет российские проекты, ориентированные на геймеров и киберспорт.
90+ компаний