Истории

Почему вред цифровых медиа нельзя считать доказанным

Истории
Анна Полякова
Анна Полякова

Редактор

Вероника Елкина

Негативное влияние цифровых медиа обсуждается давно. Однако исследования говорят, что время, проведенное у экранов гаджетов, часто не обладает таким разрушительным воздействием, как принято считать. Недавний обзор более 200 научных работ, посвященных соцсетям, показал, что их более долгое использование почти не влияет на психологическое равновесие.

Профессоры Нилам Рэм (Университет штата Пенсильвания), Байрон Ривс и Томас Н. Робинсон (Стэнфордский университет), которые изучают работу цифровых медиа, рассказали, почему пока нельзя однозначно говорить об их вреде.

Почему вред цифровых медиа нельзя считать доказанным

Выходя за рамки «экранного времени»

Преувеличена ли сила медиа в современном мире? Наверное, нет, но никто не знает этого наверняка, потому что нам не хватает информации о том, что люди на самом деле смотрят и делают на своих гаджетах.

Сейчас пользователи по всему миру видят перед собой экраны примерно одинаковых устройств и проводят с ними много времени. Однако на этом сходство между ними заканчивается: каждый выбирает из множества приложений те, что соответствуют его потребностям и интересам. И так как эти сервисы легко персонализировать, каждый человек получает уникальный набор контента. Нет двух людей с одинаковым медиаопытом.

Чтобы оценить влияние медиа, необходимо точно знать, что люди на самом деле смотрят и делают на гаджетах. Но исследователи часто оказываются зависимы от довольно непродуманной системы измерения объема экранного времени.

Известно, что отчеты об объеме экранного времени — наиболее распространенный способ оценки использования мультимедиа — являются чрезвычайно неточными и описывают только общее время просмотра. А сегодня вы можете мгновенно переключаться между сообщением соседа, просмотром новостей, воспитанием ребенка, организацией доставки обеда, планированием поездки на выходные, деловым разговором по видеосвязи и даже мониторингом автомобиля, домашней ирригации и освещения. Добавьте к этому более токсичный опыт: запугивание одноклассника, разжигание ненависти или чтение сфабрикованных новостей. Знание объема чьего-то экранного времени — его общей дозы медиа — не поможет диагностировать проблемы с каким-либо из видов этого контента.

Медиарешение, основанное только на объеме экранного времени, похоже на совет вдвое уменьшить количество таблеток, который дается человеку, принимающему несколько лекарств. Непонятно — дозу каких именно препаратов нужно сократить?

Сложный и уникальный характер использования медиа

Что может быть лучшим показателем потребления медиа, чем время, проведенное у экрана? Что-то, что лучше отражает сложность взаимодействия людей с контентом. Возможно, подробности о его конкретных категориях — названия программ, приложений и сайтов — были бы более информативными. Иногда этого может быть достаточно, чтобы определить проблемы: о них могут просигнализировать долгие сеансы онлайн-игр, частые посещения подозрительного политического сайта или Facebook.

Однако отслеживание крупных категорий контента все еще не так полезно: один человек может потратить час в Facebook на самовыражение и социальное сравнение, а другой — на новости, покупки, игры и видео. Кроме того, недавнее исследование показало, что люди переключаются между контентом в среднем каждые 10-20 секунд. Многие ежедневно проводят в среднем несколько сотен различных интернет-сеансов на смартфонах. Быстрый ритм, безусловно, влияет на то, как люди общаются друг с другом и насколько вовлекаются в получение информации. И каждый бит контента окружен другими видами онлайн-материалов. В Facebook чтение политических новостей происходит между социальными взаимодействиями, и каждая из этих активностей влияет на интерпретацию другой.

Проект Human Screenome

В эпоху технологий и больших данных нам необходим цифровой видеорегистратор, который бы фиксировал все аспекты времени, проведенного за экраном, то есть создавал бы «скрином» человека (от англ. screen — «экран») по аналогии с геномом, микробиомом и другим «омами», определяющими уникальные характеристики отдельно взятой персоны.

Скрином включает в себя приложения, сайты и конкретный контент, который просматривает и создает человек, все слова, изображения и звуки на экранах его гаджетов, а также время, продолжительность и последовательность его действий в интернете. Скрином учитывает, произведен ли контент пользователем или получен им от кого-то другого. Кроме того, он записывает, как человек взаимодействует с экраном, как быстро переключается между контентом, прокручивает его и включает и выключает экран.

Без всех этих данных никто, включая исследователей, педагогов, журналистов и политиков, не сможет точно оценить влияние медиа. Нужны гораздо более полные данные — для науки, политики, воспитания детей и многого другого. И это должны поддержать люди и организации, которые готовы поделиться этой информацией со всеми, кто хочет ее проанализировать и применить.

У исследователей уже есть технологии для развития «скриномики», которые описаны в журнале Nature. Теперь им нужны коллективные усилия по созданию, разметке и анализу большого и информативного набора скриномов. Проект Human Screenome сможет рассказать ученым, работникам здравоохранения, педагогам, родителям, технологическим компаниям и политикам о том, как использовать потенциал медиа по максимуму и как устранить наиболее пагубные последствия его действий.

Источник.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Как изменятся медиа с развитием виртуальной и дополненной реальности?
  2. 2 Пять технологий, которые изменят сферу культуры и искусства
  3. 3 Тренд: страницы быстрой загрузки. Что это такое и для чего нужно?
  4. 4 Как большие данные увеличивают прибыль медиакомпаний

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase