Истории
Стартап-среда

«Самое сложное — вовремя признать, что что-то не так». Как MedTech борется с заболеваниями Паркинсона и Альцгеймера

Истории
Варвара Краснова
Варвара Краснова

Журналист и автор RB.RU

Елена Черкас

На экране смартфона вспыхивают зеленые точки, бежит строчка текста — пока пользователь следит за картинками и читает вслух, программа рассчитывает траекторию движения глаза, анализирует время реакции, дрожание телефона, тембр голоса и другие параметры. 

Вердикт выносится через пару минут — алгоритм соотносит результат с нормой, а также с предыдущими тестами. 

Таким задумано решение стартапа Eyemove: в перспективе с его помощью доктора смогут наблюдать за прогрессом заболеваний нервной системы и корректировать терапию, а пользователи смартфонов — проходить быстрые и дешевые чекапы. 

Поскольку нейродегенеративным заболеваниям в основном подвержены пожилые, а население планеты стареет, число таких пациентов увеличивается с каждым годом.  Так, сейчас деменцией страдают около 50 млн людей, к 2050 году их число может достичь 150 млн. Только в США каждые девять минут болезнь Паркинсона поражает еще одного человека, а болезнь Альцгеймера — каждые 69 секунд.


В основе разработки Eyemove лежат технологии компьютерного зрения и машинного обучения, а над продуктом трудится команда с опытом работы в «Яндексе», Parallels и Научном центре неврологии. 
RB.RU побеседовал с сооснователем стартапа Михаилом Янчиковым о нарастающей проблеме «старческих» болезней и о том, как смартфон может помочь в этом вопросе.
«Самое сложное — вовремя признать, что что-то не так». Как MedTech борется с заболеваниями Паркинсона и Альцгеймера

 

Миахил Янчиков, eyemove

Михаил Янчиков, сооснователь Eyemove

 

Несчастье помогло

 

По образованию инженер-математик, Михаил успел поработать в Parallels, Voltmobi, WWPass, ITV, банке «Зенит» и «АйТи» — занимался внедрением продуктов, системным администрированием и тестированием. 

Параллельно обучался интернет-предпринимательству во ВШЭ и обдумывал проекты, связанные с работой мозга. На это его подтолкнула болезнь близкого человека.

«Последние десять лет жизни моя бабушка страдала болезнью Альцгеймера — хотя этот диагноз, к сожалению, в нашей стране предпочитают не ставить (прим. ред. По приблизительным оценкам экспертов, в России этим недугом страдают 1,8 млн человек, при этом официальный диагноз есть только у 8,5 тыс.). И я знаю, как тяжело наблюдать, как угасает любимый человек, ухаживать за ним и при этом обивать пороги всевозможных инстанций, пытаясь добиться пособия или справки об инвалидности».

«Такие болезни развиваются плавно, и, хотя их нельзя вылечить полностью, притормозить ход событий на 15-20 лет и улучшить качество жизни самого заболевающего и его семьи однозначно можно — если вовремя выявить первые отклонения»

Летом 2016 года Михаил посетил очередную лекцию о нейроинтерфейсах и получил приглашение на «Нейрохакатон», организованный сообществом Science guide. Он позвал в команду друзей: инженера-разработчика Сергея Воронова и программиста Рината Мухометзянова. 

Со своей идеей отслеживания болезней мозга через пользовательские гаджеты они выиграли хакатон, а после прошли обучение в преакселераторе ФРИИ и стали серьезно работать над стартапом.

 

Как выглядит диагностика Eyemove

Отображение результатов диагностики Eyemove

 

«У нас сложились все процессы: я занялся бизнес-планом, операционкой, поиском эдвайзеров и инвестиций. Сергей взял на себя управление разработкой и технические исследования, а Ринат стал "руками" нашего СТО.

Также после обучения в инкубаторе SIA 90 days challenge нашим наставником стал Виктор Альбицкий, коуч с огромным опытом в продвижении и маркетинге. Раз в два месяца мы с ним встречаемся и обсуждаем проблемы и задачи по проекту.

И, конечно, мы не могли заниматься таким серьезным медтехом без консультаций с нейроспециалистами. Поэтому я написал всем профильным научным центрам — ответил только Научный центр неврологии. Так мы стали работать с Борисом Базияном, ученым-нейрофизиологом, который на протяжении 40 лет изучает болезнь Паркинсона, а в 1997 году создал первый аналоговый прибор для отслеживания реакции глаз людей с этим заболеванием. 

Тогда этот прибор занимал половину комнаты, а сейчас его механика "влезает" в одно мобильное приложение. Конечно, по глубине исследований оборудование при медицинских центрах не сравнить со смартфоном, но мощностей последнего вполне хватает, чтобы помочь людям легко и быстро убедиться, что что-то не так, и начать действовать. А это порой и есть самое сложное».

 

Новый взгляд на застарелые проблемы

 

Концепция Eyemove несколько раз менялась как в техническом, так и в медицинском отношении.

Сначала решение подразумевало тандем ноутбука и GoPro, но команда столкнулась с проблемой неидеальной синхронизации гаджетов. Во втором варианте вместо GoPro основатели стартапа тестировали высокоскоростную USB-камеру — но поняли, что она сложна для применения обычными, а тем более пожилыми, пользователями и что это «схлопнет российскую аудиторию до нескольких тысяч человек». 

В конце концов остановились на смартфонах и ноутбуках — к тому времени фронтальная камера большинства устройств доросла до нужного уровня: от 120 кадров в секунду. 

Скорректировать пришлось и подход. Изначальная идея Eyemove состояла в том, чтобы проводить обследования на дому и, в случае негативных результатов, ставить предварительный диагноз и связывать с врачом для прохождения углубленного исследования в клинике. Но в России этот формат реализовать сложно: по текущему законодательству онлайн-диагностика не разрешена. 

Поэтому формат удаленной диагностики стартап планирует развивать в других странах, а в России фокусируется на контроле результатов лечения. Так, сегодня Eyemove находится на этапе бета-тестирования мониторинга через мобильное приложение, затем последует получение медицинской сертификации.

После официального релиза процесс будет выглядеть так: первичный прием пациента проходит у врача, после программа помогает «держать руку на пульсе», то есть отслеживать правильность дозировки лекарств, терапевтический эффект и так далее — и при отклонениях сигнализирует и рекомендует скорректировать лечение.

 

Процесс диагностики Eyemove

Пользователь тестирует Eyemove

 

«Пообщавшись с врачами, мы поняли, что российским медицинским специалистам не хватает элементарной телемедицины — все опрошенные говорили о том, как было бы здорово отслеживать состояние пациентов удаленно, не гоняя их по пять раз в месяц в больницу для рядового приема. 

У нас уже есть договоренности с несколькими врачами и центрами на запуск пилотного решения — в том числе с Центром детской нейропсихологии и БОС-терапии "Нейрофитнес" и онлайн-сервисом PN EXPERT для раннего выявления и дистанционного отслеживания динамики развития нейродегенеративных заболеваний.

В планах — B2B-продажи подписок на наши продукты через партнерства с клиниками и больницами, паркинсологами и другими профильными специалистами».

Летом этого года функциональность решения стали расширять: постепенно добавляют анализ тембра, тональности голоса и моторных движений рук. Сейчас программа тестирует мониторинг дрожательного паралича (болезнью Паркинсона), а в перспективе алгоритм сможет распознавать болезнь Альцгеймера, аутизм и гиперактивность.

По словам Михаила, в тестировании решения «кустарно» участвовали больше 500 человек, которые узнали об Eyemove после участия в конкурсах и конференциях — они просили проверить своих пожилых родственников и делали чекап сами.

Пока компания не прошла сертификацию, ее приложение, доступ к которому предоставляется по запросу, работает бесплатно. Также можно принять участие в открытом тестировании. 

«Диагностику деменции рекомендуется начинать с 40 лет, если в семье не было случаев таких заболеваний, и с 35 лет — если были. После инсульта риски многократно возрастают. 

Для выявления отклонений будет достаточно скачать приложение (или вызвать нашего специалиста, который привезет нужный гаджет), смыть макияж, снять очки, сесть в хорошо освещенном месте. Пару минут последить за вспыхивающими огоньками на экране, подержать телефон в руках, произнести предложенный текст — в зависимости от того, что именно проверяем». 

Так, в случае тестирования зрительных реакций на стимулы (перемещение точек) программа распознает голову, глаз, зрачок и анализирует входящие данные по двенадцати направлениям: времени реакции, скорости и траектории движения, микросаккадам — быстрым движениям зрачков — и другим. 

«У здорового человека время отклика на стимул в среднем составляет 190 миллисекунд, а у больного Паркинсоном — намного дольше, даже в ранней стадии. Конечно, есть определенные отступления от нормы и у здоровых — если человек устал, нетрезв или взволнован. Мы в таких случаях просим пройти диагностику повторно через несколько часов или сутки, чтобы не пугаться зря».

 

Тестовая диагностика Eyemove, реальный пользователь

Как приложение распознает лицо пользователя

 

Несмотря на то, что камера на смартфоне или ноутбуке может отслеживать ограниченный набор биомаркеров, Михаил уверен, что «вершины айсберга» достаточно — что для предупреждения прогрессирования заболевания мозга важно вовремя выявить хотя бы несколько явно отличающихся у здоровых и больных признаков. 

Основатели подчеркивают, что такого варианта не предлагает никто из российских игроков. 

«Одни компании производят железо и софт для айтрекинга, но они больше сконцентрированы на рекламном секторе. 

Вторые, медицинские клиники, занимаются диагностикой заболеваний на специальном оборудовании типа МРТ или КТ. Такие центры могут проводить детальный анализ, но располагаются они в основном в крупных городах, а их услуги дороги и не включены в обязательную медицинскую страховку — и потому к ним обычно попадают или состоятельные люди, которые могут поехать на лечение в условный Израиль, или болеющие на поздних стадиях, когда и без аппарата понятно, что дела плохи. 

Третьи — стартапы, которые тоже занимаются анализом движения глаз в медицинских целях. И тут, по моим наблюдениям, пока никто не предлагает продиагностироваться на раннем этапе, не выходя из дома». 

«Если успеем с сертификацией, у нас есть все шансы стать официально первыми»

Впрочем, эффективность диагностического метода Eyemove еще требует подтвержения — стартапу нужно провести клинические испытания еще хотя бы на 200 человек. Да и за рубежом у Eyemove есть сильные конкуренты и «образцы для подражания» — например, Neurotrack, калифорнийская ИТ-компания с украинскими корнями. 

 

Боли медтеха

 

За несколько лет работы над проектом команда Михаила сталкивалась с разными проблемами: от недостаточно осознанного отношения потенциальных клиентов к здоровью до бюрократических препятствий.

  • Регуляторные сложности

«Неочевидным для нас было то, что в России медицинская сертификация стоит порядка двух миллионов рублей и занимает примерно год. Для сравнения, в Германии этот процесс занимает 4-6 месяцев и стоит дешевле, а в Сингапуре — месяц-два, и тебе еще и заплатят как социально важному проекту. 

Кроме того, пенсионеры у нас в среднем очень бедные люди, и далеко не все могут позволить себе наше решение (стоимость месячной подписки обойдется примерно в 500 руб.), в отличие от, например, европейцев. А это значит, что, скорее всего, платить за них будут дети и внуки — то есть покупатель решения и благополучатель будут различаться, что усложняет процесс. Или придется заходить в систему ОМС, а это может занять еще несколько лет.

Поэтому, конечно, одной страной мы не ограничиваемся и параллельно работаем над географическим расширением — если у нас люди в среднем живут менее 75 лет и большинство просто не доживает до "старческих" болезней, то в Европе, США, Японии, Корее этот показатель превышает 85 лет».

  • Финансовые сложности

«В проект вложено порядка 5 млн руб.: около 500 тыс. руб. собственных сбережений, 1,5 млн руб. внешних инвестиций от берлинского акселератора StartupBootCamp Digital Health и 3 млн руб. призов с различных конкурсов. 

Несмотря на это, мы долгое время ощущали нехватку денег, работали за идею. До сих пор каждых из членов нашей команды подрабатывает где-то еще. 

Постепенно разбираемся с этим вопросом следующим образом: наш софт для айтрекинга очень легко поддается масштабированию и перенастройке. Поэтому для финансирования основного проекта мы стали монетизировать технологию через нейромаркетинг — у нас несколько клиентов, в основном из ритейла, делаем для них решения для отслеживания поведения пользователей (конечно, с их разрешения) через веб-камеру ноутбука в рамках маркетинговых А/В-тестирований.

Зарабатывать в медицинской сфере поможет прохождение регистрации и сертификации. Но сначала нужно провести клинические испытания. Поэтому до конца этого года намерены запустить пилотные проекты с клиниками по сбору ежедневной аналитики по лечению болезни Паркинсона — и если в январе запустим процесс сертификации, сможем рассчитывать на его завершение к концу 2022 года. 

Рассчитываем, что пилотные проекты будут приносить 300-500 тыс. руб. в месяц, а с прохождением сертификации выйдем на 5 млн руб. ежемесячной выручки».

  • Инфраструктурные сложности

«В России достаточно современный телефон только у 10% населения, а доступа в интернет нет у 20%. Поэтому многие могут банально не узнать о возможности провериться, а кто-то поленится вызвать курьера с подходящим смартфоном — и так и не пройдет обследование».

  • Ментальные сложности

«Во всем мире почти миллиард человек старше 60 лет. И хотя оценки варьируются, статистика показывает, что доступ к медицинскому обслуживанию есть примерно у 10% населения. Что касается паллиативной помощи, по данным ВОЗ, ее также получают только 10% нуждающихся пациентов.

За этими грустными цифрами стоят как социально-экономические факторы, так и пренебрежительное отношение к здоровью. В России в этом отношении ситуация сложная, почти все живут по модели "пока гром не грянет"». 

 

Опережать болезни и догонять потребителей 

 

В ближайшие месяцы основатели не только запустят медтех-пилоты, но и анонсируют отдельные направления для немедицинских сфер — например, для психологов, маркетологов, дизайнеров. 

«На деле, диагностирование мимики, взгляда и других физиологических проявлений человека практически не имеет ограничений, и мы сейчас нащупываем точки наилучшего соприкосновения футуристичных "хотелок", науки и реалий жизни.

Один из вариантов — шлемы виртуальной реальности. Если айтрекер поместить в такой шлем, можно избежать множества сложностей, возникающих при диагностике через камеру, вроде неровного освещения или колеблющегося расстояния до глаз. И возможности здесь открываются самые широкие: от изучения неврологических и глазных болезней до отслеживания потребительских путей. Мы уже сотрудничаем с Total Vision, разработчиком таких устройств. 

Другая перспективная ниша — потребительские товары вроде умного зеркала, которое каждый желающий сможет поместить, например, в ванной комнате, чтобы ежедневно во время умывания диагностироваться на уровень усталости, выгорания и комплекс других факторов. 

В идеале рынок придет к тому, что у каждого будет свой базовый медцентр на расстоянии вытянутой руки».

 

Что думает рынок

 

 

Михаил Литвиненко, CEO платформы профессионального развития врача DocClub

Михаил Литвиненко, CEO платформы профессионального развития врача DocClub

Стартап занимается сложными вопросами. Трудно представить их перспективы монетизации и финансовую модель, ведь диагностика — это однократное вмешательство, ее не продашь по подписке. С позиции фармацевтического маркетинга могу сказать, что они могли бы иметь успех у производителей препаратов против болезней Паркинсона и Альцгеймера для улучшения скрининга этих заболеваний.

Пока не совсем понятно, для кого это решение: молодые люди наверняка не готовы пройти обследование, а у пожилых есть технологический разрыв. И довольно сложно связать технологичных детей и пожилых родственников — первых нужно убедить в том, что они должны показать решение своим родителям. 

 

Алексей Стрыгин, директор по развитию бизнеса биотехнологической компании Lactocore

Алексей Стрыгин, директор по развитию бизнеса биотехнологической компании Lactocore

Тренд на раннюю диагностику появился более десяти лет назад, но надежного, недорогого и удобного для пациентов инструмента в мировой клинической практике нет до сих пор. На стадии разработки находится целый ряд решений: от диагностики по биологическим жидкостям, например, анализу крови или слюны, до диагностики при помощи МРТ и ПЭТ мозга. В этом отношении цифровые биомаркеры явно конкурентны из-за ценовой доступности.

В качестве примера, в августе этого года AR-платформа компании Altoida получила от FDA статус прорывного устройства — его присваивают инновационным медицинским девайсам с большим потенциалом в лечении или диагностике заболеваний, которые угрожают жизни и работоспособности. 

Статус присвоили в результате четырехлетних исследований, которые доказали, что софт компании способен предсказывать болезнь Альцгеймера на ранней стадии с точностью 94% на основе 800 цифровых биомаркеров. В России это направление на начальных этапах развития, поэтому появление компаний вроде Eyemove я воспринимаю с большим оптимизмом.

 

Глеб Краснов, врач-гериатр, СЕО онлайн-сервиса для врачей «Дозатор лекарств»

Глеб Краснов, врач-гериатр, СЕО онлайн-сервиса для врачей «Дозатор лекарств»

С позиции медицинской методологии интересны показатели точности диагностического метода, а именно — чувствительность и специфичность. Стартап кажется наукоемким и трудоемким: нужно будет долго доказывать диагностическую точность медицинскому сообществу, чтобы использовать разработку как часть скрининга болезни Альцгеймера или болезни Паркинсона, например, в национальных программах.

С точки зрения бизнеса решение может быть интересно производителям препаратов для более ранней выписки лекарственных препаратов. Команда Eyemove рекомендует проходить диагностику в возрасте 35-40 лет, что опережает сроки скринингов памяти. С удовольствием изучили бы решение с кафедрой гериатрии и возрастной эндокринологии СамГМУ.


 Все фото: предоставлены героями

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «У малого бизнеса есть шанс выстрелить в области компьютерного зрения»
  2. 2 Органайзер для подписок: как сотрудник «Лаборатории Касперского» запустил стартап SubsCrab
  3. 3 Серые кардиналы e-commerce. Кто помогает корпорациям управляться с товарным контентом
  4. 4 Как пара бывших топ-менеджеров развивает собственную сеть кулинарных коворкингов. Кейс стартапа «Твое место»
  5. 5 «Самокаты — это карманное такси»: основатели Urent о тренде на кикшеринг в России, скандалах и новом законе
AgroCode Hub
Последние новости, актуальные события и нетворкинг в AgroTech-комьюнити — AgroCode Hub
Присоединяйся!