Давид Ян: «Бизнес я оставлю инвесторам»

Валерия Бородина
Расскажите друзьям
Валерия Бородина

Давид Ян, основатель ABBYY, пришел на интервью к Rusbase прямо со стройки – 10 ноября предприниматель открывает новый клуб-ресторан «Феррейн» в Москве. Он рассказал нам, зачем IT-предпринимателю открывать бар, кому оставит свой бизнес и как стартаперу понравиться инвестору.

Давид Ян придумал свой первый программный продукт – электронный словарь Lingvo – будучи студентом МФТИ, и за истекшие с тех пор четверть века создал процветающую IT-компанию – ABBYY. Сегодня компания работает в более чем 200 странах мира, ее представительства открыты в 13 странах — от Австралии до Канады. Их технологии лицензируют крупнейшие в мире производители оборудования и мобильных устройств, а также разработчики программного обеспечения: Brother, Canon, Epson, Fujitsu, Hewlett-Packard, Panasonic, Samsung Electronics, Sony, Xerox и многие другие компании.

Не менее известны и другие бизнес-проекты Яна: программа распознавания текстов FineReader, Сybiko — первый в мире карманный коммуникативный компьютер, с помощью которого можно было знакомиться, пересылать сообщения, играть на расстоянии – своего рода предшественник Tinder, WhatsApp и социальных сетей. Компания Cybiko в начале 2000-х продала сотни тысяч карманных компьютеров для подростков, а основанная в 2005 году фирма Iiko автоматизирует рестораны по всему миру с помощью собственных технологий.

Давид Ян дал эксклюзивное интервью Rusbase перед своим выступлением на закрытой встрече в рамках «Атланты говорят» в Москве.

Давид, какова на данный момент ваша роль в компании ABBYY?

Я отошел от операционного управления ABBYY лет так 20 назад. Я покинул все занимаемые посты, когда начал заниматься проектом Cybiko. Сейчас я член совета директоров ABBYY, в основном занимаюсь вопросами, направленными на изменение бизнес-процессов компании, если они требуются, с другими членами совета. 

Почти четыре года назад внутри ABBYY мы открыли секретную лабораторию, задачей которой было создать поисковую систему по почте и личным документам в облаке, на компьютере и телефоне. Мы хотели сделать свой Google для персональной и корпоративной информации. У нас получилось: мы создали «умный поисковик» Findo. Год назад мы выделили этот проект в отдельную компанию, в которой ABBYY занимает место стратегического акционера и инвестора. В Findo работают 18 человек, некоторые из них находятся в Кремниевой долине, другие в Москве.

Это очень интересный проект. Я уделяю ему 70 часов из 80 моей рабочей недели. 

Как проходит ваш рабочий день? 

На проекты я трачу около 14 часов в день, все остальное время стараюсь уделять семье. Когда я в Кремниевой долине, мой рабочий день обычно начинается в пять-шесть утра, а последние электронные письма отправляю около 12 часов ночи. Сейчас уделяю сну, в среднем, пять-шесть часов в будние дни и чуть дольше высыпаюсь в выходные.

Какой проект ABBYY на данный момент приносит больше всего денег?  

28 лет назад мы начинали с разработки и продажи программ для массовых пользователей, сегодня более 90% бизнеса ABBYY – это корпоративное направление (лицензирование технологий и внедрение корпоративных решений). Порядка 60% продаж всей компании приносят SDK (Software Development Kit) – это технологии, которые мы разрабатываем и продаем другим компаниям, чтобы они могли использовать их в своих решениях.

Мы создаем технологическую базу, превращаем ее в модульные блоки и на их основе создаем новые продукты для себя, или продаем их другим компаниям, которые используют эти блоки для создания собственных продуктов. Это, например, наша мобильная технология ABBYY Real-Time Recognition SDK, которая позволяет мгновенно распознавать текст из документов или с поверхностей различных предметов в видеопотоке.

Даже наши конкуренты на рынке потокового ввода данных тоже лицензируют эти технологии для создания своих продуктов.

Активно растет корпоративное направление – наши решения в области интеллектуальной обработки информации внедряют крупнейшие организации как в России, так и в мире. Это организации Enterprise-уровня из банковской, энергетической, нефтегазовой, телекоммуникационной и других отраслей, а также из государственного сектора. Среди них: «Сбербанк», «Альфа-Банк», «Райффайзенбанк», ВТБ, страховая компания Allianz, СК «Согласие», «Транснефть», «МРСК Сибири», СИБУР, МТС, Tele-2, Федеральная налоговая служба России, Государственная Дума, ФГБУ «Федеральный центр тестирования» (ЕГЭ) и другие.

А что если конкуренты вас обойдут при помощи ваших же технологий?

Такое явление называется coopertition – cooperation + competition (сотрудничество и конкуренция – Прим. ред.). Оно сплошь и рядом: Samsung, самый злой конкурент Apple, который судится с ним на миллиарды долларов, при этом является единственным и главным поставщиком дисплеев Apple. Компании в чем-то конкурируют, в чем-то сотрудничают – без этого в современном мире не может быть прогресса. 

В какие стартапы вы инвестируете?

Пока я инвестирую только в собственные новые проекты. ABBYY инвестирует в некоторые компании, связанные с умной обработкой документов и извлечением фактов и вообще в области искусственного интелекта, если проект комплементарен с точки зрения технологии или рынка.

Как грамотно стартаперу представить свой проект, чтобы понравиться инвестору? 

В Кремниевой долине говорят так: fake it, then make it – «имитируй, потом разрабатывай».

Стартап может «выстрелить», если команда стартапа обладает знаниями и навыками в одном, двух, а желательно во всех трех пунктах, перечисленных ниже. Я их называю магическими кристаллами:

  1.  Команда должна хорошо понимать «болезнь». Иными словами, команда из собственного опыта должна понимать, что потребность целевой аудитории не вымышленная, а реальная. Идеально, если  разработчики сами пользуются продуктом, который они разрабатывают.
  2. Иметь достаточные навыки, чтобы создать «пилюлю», которая лечит эту «болезнь». То есть команда должна иметь опыт и техническую способность создать продукт.
  3. На практике знать способ информирования и доставки «пилюли» до «больного». Иными словами, команда должна иметь практический опыт работы с каналом дистрибуции и доступ к данному каналу.

Если выйти за рамки компании ABBYY, то как обстоят дела с другими вашими проектами — Iiko, ресторанный бизнес, система мобильных платежей Platius? 

Моя цель, как серийного предпринимателя – сделать все, чтобы компания начала жить самостоятельно. На самом деле это цель любого предпринимателя. Как только компания становится достаточно самостоятельной, предпринимателю нужно отходить от управления. И тогда компания станет успешной. Это как родитель и ребенок: папа и мама не могут вплоть до старших лет водить ребенка на работу, в институт и так далее.

Давид Ян на интервью с Rusbase.

Эти компании прибыльные и двигаются самостоятельно. Platius сейчас называется Plazius. Основную долю в Plazius занимает Сбербанк, который купил больше 50%. IIko — еще более взрослая компания, на ней автоматизировано около 20 тысяч ресторанов больше чем в 30 странах мира.

С переездом в США я передал управление ресторанным бизнесом своим партнерам. Но два месяца назад меня снова занесло в этот бизнес. 10 ноября мы открываем новый клуб «Феррейн». На самом деле, это два места: ресторан «Лангустин и Бургердог», из которого будет тайный вход в клуб. Я приехал к вам на интервью прямо со стройки. 

На какую аудиторию в клубе Феррейн вы ориентируетесь? Каким будет средний чек?

Не супердорого. Бургердог – это бургер в форме хотдога из нежирного, несоленого мяса на хлебе из муки грубого помола, который мы готовим сами. Мы сделали вкусный бургер, который вполне можно употреблять в пищу тем, кто ведет здоровый образ жизни. Я сам приверженец здорового питания, но это блюдо могу себе позволить. (Несколько лет назад Давид Ян минимизировал в своём рационе соль, рафинированный сахар, мучные изделия и животные жиры, чтобы оставаться здоровым. Также он написал книгу о здоровом питании «Теперь я ем всё, что хочу», в которой называет эти продукты «пищевыми наркотикам». – Прим. ред.). 

Цена бургеров 500-600 р. А лангустины – маленькие лобстеры, будут стоить 990 рублей. Цена этого блюда на рынке — две-три тысячи рублей. Четыре бургерные, находятся в 10 минутах ходьбы и 20 баров в 15 минутах езды. Но мы победим всех конкурентов, так как наша цель – сделать место максимально доступным. Наша аудитория – творческие люди: начиная от дизайнеров, и музыкантов и заканчивая предпринимателями и людьми, занимающимися разработками в разных сферах. У нас будет рояль и бар с пробирками и чашками Петри (в этом доме знаменитый аптекарь Карл Феррейн готовил свои лекарства).

Я уверен, что все современные открытия и прорывы происходят на стыке дисциплин: технологий и искусства, поэтому очень важно создавать площадки, где эти миры пересекаются. 

Откуда появился интерес к ресторанному бизнесу?

Социо-коммуникативные технологии всегда вызывали у меня интерес. Общение – такая же жизненно необходимая функция для человека, как поесть и поспать. С одной стороны, меня всегда привлекала сфера технологий, с другой – волновал вопрос эмпатии: почему люди любят или ненавидят друг друга. Все эти интересы сомкнулись в моей работе.

В 1998 я работал над Cybiko. Это был очень сложный проект, мы спали по несколько часов в день. От напряженной работы у меня начались галлюцинации. Я помню, как шел по аэропорту, и кадры происходящего передо мной стали меняться: я веду автомобиль, а впереди меня останавливается машина.

Я жму на тормоз и понимаю, что он не работает. Открываю глаза — и вдруг передо мной столб. Оказалось, что все это время я шел по аэропорту. 

После «краха доткомов», когда обвалился NASDAQ и Америка погрузилась в многолетнюю рецессию, мы были вынуждены продать компанию. Я устроил себе творческий отпуск на полтора-два года. Пока был в отпуске, меня увлекли флешмобы, которые тоже относятся к социальным коммуникациям. 

В какой-то момент я решил открыть место, где технологии и творчество будут пересекаться. Так появилось FAQ-кафе. А дальше уже пошло-поехало. Я никогда не планировал все это заранее. 

Как вы восприняли провал Cybiko? Как преодолеть провал и не потерять силу духа?

Я не могу сказать, что было ощущение провала. Да, мы все потеряли деньги. Но это время было самым интересным для всей команды – мы каждую секунду были убеждены, что за этим будущее. Cybiko будет у каждого в кармане, думали мы. Если не получится у нас, то это только вопрос времени, и кто-то другой сделает такие технологии, которые будут способствовать объединению людей. 

Горжусь тем, что Говард Рейнгольд упомянул Cybiko в своей книге «Умные толпы», в которой рассказывает, как современные технологии: интернет, мобильная связь и так далее помогают людям очень быстро объединятся в социальные срезы. 

На 150 странице он пишет: 

Разрабатывая Cybiko, мы спинным мозгом чувствовали, что что-то большое должно произойти в мире общения между людьми. И спустя несколько лет это произошло — появилось понятие социальная сеть. Правда, Cybiko до этого момента не дожил.

Депрессии не было, но как я уже говорил, я устроил себе творческий отпуск. Сменил немного род деятельности: меня увлек ресторанный бизнес и флешмобы. 

Наш сайт fmob.ru организовал в общей сложности 70 флешмобов, три из которых были международные. Я был абсолютно уверен, что флешмоб как явление останется в истории. Мы разрабатывали методы, как люди узнавали о сценарии, как синхронно начинали воспроизводить этот сценарий, как покидали площадку.

Например, был такой сценарий – ровно в 11 часов вечера участники одновременно должны были спустить воду в унитазе. Каждый у себя дома. Это театр абсурда, где сценаристы и актеры одни и те же люди. 

В какой момент кризис может сыграть на руку, а в какой нет? 

Экономический кризис в России в 1998 году помог нам собрать команду из 150 человек в кратчайшие сроки за 4 месяца. Но, тут вот какая штука. Стартовать новую разработку в период экономического спада иногда и выгодно, но хитрость заключается в другом – выходить на рынок в кризис – это крайне сложно. 

Есть продукты повседневного спроса и продукты, которые удовлетворяют базовые потребности – вода, еда, к примеру. Люди в любом случае будут потреблять эти продукты, независимо от кризиса. Но большинство новых продуктов и сервисов, которые делают стартапы, не относятся к этой категории. 

Начинать развитие нового продукта в момент кризиса – здорово, потому что ниже затраты и больше доступных людей на рынке. Но пока ты его разрабатываешь, очень хочется, чтобы кризис прошел.

И чтобы через два-три года, когда ты будешь выходить с готовым продуктом, рынок был на подъеме. Нам немного не повезло. Мы вывели продукт на рынок в разгар американского кризиса. 

В одном из интервью Forbes вы говорите, что дефицит ресурсов помогает дисциплинировать команду. Какие составляющие еще должны быть, чтобы дисциплинировать команду и сделать ее работу совершенной? 

Нужны стендапы и видеовстречи внутри команды, если сотрудники сидят на разных континентах. А также customer development (тестирование идеи или прототипа продукта на потенциальных потребителях. — Прим. ред.), встречи инженеров и Product Owner (сотрудник, отвечающий за разработку продукта. – Прим. ред.) с конечными пользователями. Нужны ясные продуктовые цели на недельные спринты, а также на квартальные периоды, чтобы инженеры были заинтересованы в бизнес-результате.

В какой момент или где чаще всего к вам в голову приходят гениальные идеи? 

Когда меняю обстановку и перестаю находиться в ежедневной рутине. Очень часто идеи настигают меня в отпуске. На третий день отдыха мне обычно становится скучно. В голову приходят идеи новых проектов.

Вы часто говорите, что предпринимательство – не деньги. Должно быть желание изменить мир. И что хотите оставить что-то после себя. Кому вы оставите свой бизнес после себя? И что вы делаете для того, чтобы оставить частичку себя в истории?

Бизнес я оставлю инвесторам. Кто будет инвестором – не знаю. Допускаю, что не мои дети, так как я выйду из многих своих бизнесов к этому моменту.

Вообще, я с подозрением отношусь к понятию «семейный бизнес».

Я предлагал сыну Микаэлу заняться некоторыми своими бизнесами, но он отказался и правильно сделал. Он хотел создать свой бизнес. И я очень рад, что у него это получилось. Его компания ManyChat сегодня прибыльная и активно растет. А если бы он взялся за мои проекты, то у него не было бы такого бесценного опыта.

По поводу частички в истории, то это школа Айб. Я думаю, что школа, которую мы строим с моими друзьями, скоро станет главным делом и не только для меня. Трудно передать то чувство, которое ты испытываешь, когда видишь глаза этих детей. Ты понимаешь, именно эти дети будут менять этот мир. Ради этого стоит жить.

Почему решили переехать за границу?

Не вообще за границу, а в Кремниевую долину. Это особое место для любого, кто занимается хайтеком и в частности ИИ. Если на расстоянии 20 минут езды находятся офисы Google, Apple, Facebook, Intel, Twitter, SalesForce, Tesla, Adobe и еще нескольких сотен ведущих мировых ИТ-компаний, вы можете себе представить, насколько высока концентрация уникальных идей, людей и ресурсов.

Фото: пресс-служба ABBYY и Rusbase.

B2B-магазин Rusbase поможет найти инвестора.


Материалы по теме:

«Если бы мы здесь разрабатывали платформу, пришлось бы на улице жить»

«Узнав, что я ухожу в венчур, люди крутили пальцем у виска»

«Когда-то я хотел качать нефть, а не порно»

«За первые 10 дней своего существования BitJournal заработал 500000 рублей на рекламе»


Самые актуальные новости - в Telegram-канале Rusbase


Комментарии

  • Сави Давыдов
    Сави Давыдов 15:12, 3.11.2017
    0
    Эх FAQ-cafe...лучшие его (да и мои) годы остались на Газетном))
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
IT Synergy
23 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase