Истории

«Я из Мурманска, но все равно не могу привыкнуть к местной погоде». Жизнь и учеба в Дании глазами русского

Истории
Екатерина Гаранина
Екатерина Гаранина

Редактор Rusbase

Екатерина Гаранина

Даниил Волковский родился в Мурманске, поступил в СПбГУ, а сейчас учится по обмену в Датской школе медиа и журналистики. Он до сих пор не привык к суровому климату и высоким ценам, но уже адаптировался и отмечает, что в новой стране ему комфортно.

«Не думаю, что научился бы столькому в России, — говорит он. — В Школе у нас больше практики и доступно современное оборудование». Профессия журналиста в Дании входит в топ-5 востребованных, а зарплата специалиста может достигать и 300 тысяч рублей в месяц.

Даниил рассказал, чем отличается обучение и проживание в Дании от России, почему сладости в Копенгагене стоят в несколько раз дороже и чем его удивляют местные.

«Я из Мурманска, но все равно не могу привыкнуть к местной погоде». Жизнь и учеба в Дании глазами русского

Читайте и другие истории о бизнесе, образовании и жизни
за рубежом в нашей рубрике «Экспаты»


Меня зовут Даниил, мне 22 года. Я родился в Мурманске, учусь в магистратуре СПбГУ на факультете прикладных коммуникаций и работаю SMM-редактором в Motive Agency&Production. Уже несколько месяцев как я в Копенгагене — в Датской школе медиа и журналистики DMJX.

До этого у меня уже был опыт поездок за границу: я был много раз у сестры в Норвегии, где она училась, плюс ездил туда от лицея на четыре дня: было время посмотреть, как происходит обучение в колледже. Например, меня удивили панибратские отношения с педагогами. Студенты даже могли материться! Да и программа обучения у них была менее насыщенной, чем в России.

Я думал об обучении за границей, но после 11 класса не рискнул: мне было 17 лет, я должен быть оказаться в чужой стране. Вернулся к этой идее во время обучения в СПбГУ, так как в вузе есть программы по обмену.

Мне нужен был вуз с общежитием и стипендиями, так как у моей семьи нет возможности оплатить поездку. Выбирал между Данией и Британией. Но из-за выхода из ЕС и коронавируса в Великобританию проблематично получить визу, поэтому я решил выбрать Датскую школу медиа и журналистики.

 

Квест: приехать в Европу 

Мне рекомендовали приехать заранее, чтобы познакомиться со студентами и городом. Но я вылетел в Данию только за сутки до начала учебы — и то с третьего раза: из-за вируса рейсы отменяли.

В условиях пандемии получение визы становится квестом. Я специально приезжал в Москву, так как там работал единственный визовый центр на всю Россию.

Для визы требуется admission letter — официальный документ о поступлении в вуз, а также нужно заполнить самому и получить от университета специальную форму, создать case order ID, оплатить три сбора в кронах (визовый, консульский, за сдачу биометрических данных — у меня вышло около 40 тысяч рублей), приложить международный сертификат о знании языка и финансовую гарантию.

 

Обучение в Школе: небольшой курс, свой этаж и много практики

У Датской школы два подразделения: в Орхусе и Копенгагене. Я учусь в Копенгагене. Школа похожа на мой вуз в Питере: это современное здание с несколькими этажами и узкими лестницами, разве что деканат в отдельном здании. Каждый факультет расположен в своем корпусе, а курс — на отдельном этаже.

В The University of Copenhagen и в СПбГУ акцент на теорию, а в Датской школе больше практики. Нас готовят к тому, чтобы мы могли сами придумать, написать, снять, смонтировать и выпустить сюжет или фильм. В Школе семь программ: фотография, корпоративные коммуникации, ТВ и продюсирование, медиапродюсирование и управление, креативные коммуникации, интерактивный и графический дизайн. Обучение длится 3–3,5 года. Я вхожу в группу международных студентов из шести человек — половина не приехала из-за коронавируса.

Первый курс был посвящен визуальному сторителлингу, второй — документалистике. Сейчас мы изучаем корпоративные коммуникации.

На курсе 40 студентов и много современного оборудования —10-15 профессиональных видеокамер, есть iMac с пакетом лицензионных программ Adobe — студенты могут использовать их бесплатно. 

Столовая в Школе

 

«Можно закинуть ноги на парту»

В школе два подхода: журналистский (работа с текстом и концепцией истории) и технический (работа с оборудованием, программами). К нам также приглашают практиков с местного телевидения или из изданий, а еще у нас много мастер-классов и индивидуальной работы с кураторами. Преподаватели тут моложе, чем в моем петербургском университете: это люди 35–50 лет. При этом у каждого есть свой проект — то есть они работают и остаются «в теме».

До коронавируса тут уже практиковали совмещение очных и онлайн-занятий. Мы ходим на лекции, воркшопы и семинары, а вот обсуждение проектов происходит в Zoom. Это занимает 20-30 минут и экономит время. Так как студентов много, у каждого есть свой промежуток времени на встречу с преподавателем.

Еще могу отметить, что тут четко работает менеджмент. Во время пандемии все быстро меняется, и если в России ты иногда узнаешь об отмене пары случайно, то в Дании такое невозможно, так как все изменения мгновенно отображаются в корпоративной системе.

Копенгаген

 

В DMJX демократичные правила поведения на лекциях. Например, мы можем смотреть документальный фильм и пить пиво в аудитории по особым поводам. Причем учителя могут это делать вместе с нами. Можно закинуть ноги на парту, перекусить на паре или зайти в любое время, хотя так делают очень редко. Об отсутствии на парах или опозданиях предупреждают заранее. А вот телефоны и планшеты тут не очень приветствуют, хотя практически все студенты заносят конспект в компьютер.

Лекции начинаются в девять утра и заканчиваются где-то в два часа дня. Я добираюсь до школы на велосипеде — получается 26 км в день. Однажды я потерял ключи от велосипеда, было неприятно. Обычно я освобождаюсь в 16-17 часов, когда уже темнеет, поэтому часто смотрю на город именно с велосипеда.

В Дании дают больше практических знаний, чем в России. Думаю, что вряд ли бы научился столькому в своем вузе.

Обычно мы изучаем теорию, а потом применяем ее на конкретном задании индивидуально или в команде. На всех этапах работы мы можем обратиться к преподавателю.

Сейчас мы делаем ролик для Louisiana Channel, который создает контент для одноименного датского музея современного искусства Louisiana Museum. Мы уже познакомились с клиентами и обсудили проблемы, а скоро получим сценарий и будем снимать.

Типичный обед в столовой

 

«В Дании тоже сложно найти работу» 

К сожалению, я не так хорошо разобрался в карьерных нюансах местной журналистики, чтобы детально рассказать, чем работа и трудоустройство в Дании отличаются от России. Но знаю, что тут у выпускников вузов такие же проблемы с поиском вакансий. Журналист в Дании получает 25-30 тысяч крон в месяц с налоговым вычетом (около 300-366 тыс. руб. — Прим.) при прожиточном минимуме в 6,5 тысяч крон. Но тут высокая конкуренция и найти должность с таким окладом сразу после выпуска сложно.

Есть официальный список востребованных в Дании профессий, который обновляется два раза в год — 1 января и 1 июля. Профессия журналиста находится на четвертой позиции, выше — адвокаты, архитекторы и морские инженеры.

Обычно датчане начинают профессиональный журналистский путь в 25-28 лет. До этого момента они занимаются исключительно образованием, затем берут перерыв и думают о своем предназначении, подрабатывая продавцом, кассиром или администратором.

Могу сказать, что в Дании ценятся и диплом, и профессиональный опыт. Диплом для местных — не просто номинальная бумага, которую складывают в стол: тут уровень образования влияет на размер зарплаты. 


Внутри одного из магазинов в Копенгагене

 

Жизнь в общежитии: никаких консьержей и лояльные правила

Я живу в общежитии и плачу за него 4000 крон в месяц при стипендии в 6700 крон (около 900 евро). Мне повезло: как иностранный резидент я выиграл европейскую стипендию Erasmus+.

В комнате я один. На 12 квадратных метрах помещается самое необходимое, к тому же у меня балкон с красивым видом и панорамное окно. Студенты тут живут вместе: на одном этаже две квартиры, в каждой — по четыре комнаты. А две ванные и кухня у нас общие.

Для сравнения: в Петербурге на таком же метраже со мной жил еще один студент. Тут комната только твоя, а в соседях могут быть и девушки.

При этом в общежитии нет никаких консьержей, турникетов и контроля: ты можешь приходить и уходить когда угодно, приглашать друзей и оставлять их на ночь.

Конечно, мы веселимся! Особенно громкие вечеринки бывают в ночь с пятницы на субботу. После можно еще сдать за деньги металлические банки, стеклянные бутылки из-под алкоголя и заработать. Но из-за коронавируса пока нельзя собираться в компании больше десяти человек. А если соседи скажут, что твоя вечеринка слишком громкая — все нужно прекращать, иначе приедет полиция.

1/11
Общежитие
2/11
Вид из окна комнаты
3/11
Балкон
4/11
Внешний вид общежития
5/11
Моя комната
6/11
Наша гостиная
7/11
Наша гостиная
8/11
Холодильных типичных студентов
9/11
Обед в столовой
10/11
Обед в столовой
11/11
Обед в столовой

 

Про погоду, налог на сладкое и пиво 

Меня удивило то, что большинство датчанок загорают без верха, хотя нудистских пляжей тут нет. Местные купаются в холодном море даже в середине октября! Как? Не знаю — я из Мурманска, жил в Петербурге, но все равно не могу привыкнуть к сильным ветрам и дождю. Даже простывал пару раз. А сама погода может меняться настолько быстро, что предугадать ее невозможно.

Кто-то ходит по городу в футболке или шортах… Наверное, они действительно викинги.

В Дании высокие цены, особенно на сладкое. Например, Ritter Sport стоит 14 крон (~170 рублей), Snickers или Twix — от 10 крон (~120 рублей), а за 180-200 граммов хорошего шоколада придется заплатить 20-30 крон (~240-360 рублей), потому что в Дании высокий налог на сахар. Да-да, тут есть налог на сладкое — это один из методов борьбы с ожирением.

Тут много кафе и ресторанов разной кухни, популярны булочные, кофейни и пивные бары, а еще забегаловки, которыми в основном владеют мигранты из восточных и азиатских стран.

Что тут дешево, так это пиво. Датчане много пьют, но не забывают про спорт: местные бегают, катаются на велосипедах. В городе есть мусороперерабатывающий завод, на крыше которого зеленый парк: там можно покататься на скейте или лыжах. Абонемент в зал стоит обычно 200-300 крон.

Я много гуляю в парках, люблю бывать в центре и тихих городских районах, участвую в съемках для датских брендов, хожу на вечеринки и домашние ужины с друзьями, езжу на пляж, путешествую по Дании — в общем, живу как обычный студент. Но я тут всего три месяца, поэтому многое впереди. Учебу совмещаю с работой на удаленке.


Королевская библиотека. Фото: Unsplash.com / @nickkimel

 

И еще немного про датчан 

Несмотря на пандемию, в Копенгагене спокойная атмосфера — паники нет. Летом можно было ходить без маски, а когда в октябре число заболевших стало расти, обязали носить маски в публичных местах. Если тебя поймают без маски — штраф около 700 крон.

Датчане пунктуальные и соблюдают правила, но не потому что тут высокие штрафы — это часть местной культуры. Они открытые и всегда готовы прийти на помощь. Большинство общается на английском, поэтому проблем с пониманием нет. Еще могу отметить, что они красивые и стильные.

У меня появилось много друзей из разных стран. Первое время было сложно адаптироваться — я получил глупый штраф, проехав в метро зайцем, потерял кредитную карту и осваивал велосипедные правила вместе с падениями. Но сейчас мне комфортно.

 

 Фото в тексте и на обложке: предоставлены героем (если не указан источник)

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Нам давали свободу». Чем британские и канадские вузы отличаются от российских
  2. 2 «В Португалии любят и принимают всех». Как переехать в Лиссабон и открыть там кофейню
  3. 3 Учеба и жизнь в Сеуле глазами русской: «Вылететь из корейского вуза сложно. При этом пересдать предмет нельзя»