Истории

Карьера и жизнь в Стамбуле глазами русской: «Есть много негласных правил»

Истории
Екатерина Гаранина-Карпова
Екатерина Гаранина-Карпова

Корреспондент медиа RB.RU

Екатерина Гаранина-Карпова

Елена Смирнова-Улусой родилась в Петербурге, работала в ИД «Эксперт», возглавляла отдел маркетинга Look At Media. А потом так влюбилась в Стамбул, что оставила Москву и переехала в Турцию. Сейчас она работает удаленно с Россией и ведет проект про местное вино.

Во время интервью она повторяла много раз: «Все зависит от окружения. Турция — очень разная, похожа на многослойный пирог». Но все-таки рассказала, чем схожи (спойлер: эмоциональностью) и различаются турки и русские, почему там престижно работать инженером или идти на госслужбу, а также про аренду жилья, медицину и отдых.

Карьера и жизнь в Стамбуле глазами русской: «Есть много негласных правил»

Читайте другие истории русских за границей в рубрике «Экспаты»


Вы узнаете: 
 Как Елена оказалась в Москве и почему решила переехать в Стамбул
Почему ей быстро удалось найти жильте и работу
Как девушка жила на два города и работала удаленно
Сколько зарабатывает сомелье в Стамбуле
Как она встретила своего мужа
Глупые вопросы про турецких мужчин
Что объединяет русских и турков и чем мы различаемся
Какие специальности популярны в Турции
Почему Стамбул напоминает большой пирог


Я родилась и жила в Петербурге до 25 лет. В старшей школе увлекалась журналистикой. Мне нравилось писать, и я думала о медиа, но мой дядя предложил учиться PR. Так я оказалась на кафедре связей с общественностью РГПУ им. Герцена. На первом курсе я выиграла стажировку в агентстве SPN Ogilvy. Это вдохновило расти в профессиональном плане. В конце обучения я пошла работать в ИД «Эксперт» (издатель журналов «Эксперт», «Русский репортер». — Прим.), где отвечала за PR регионального подразделения в Петербурге, а также занималась приложением «Менеджмент роста».

В 2012 году меня позвали на позицию руководителя петербургского офиса интернет-газеты The Village. Тогда это был самый модный медиапроект в городе. Через год мне предложили стать директором по маркетингу уже в холдинге Look At Media, и я переехала в Москву. В моем управлении были The Village, Look At Me, Wonderzine, FurFur, Hopes&Fears, b2b-продукты. А потом в моей жизни случился Стамбул.

Первый раз я приехала в Стамбул в 2014 году. Меня поразило многообразие этого города, его масштаб, гостеприимство турков и их чувство «общности». Через месяц я случайно оказалась в Стамбуле еще раз, потом еще и еще. Очень быстро я стала приезжать туда при каждой возможности.

Создаешь Open Source стартап? Не пропусти возможность запитчить на ROS Summit 1 октября

Ни одна страна, ни один город не вызывали у меня таких эмоций, как Стамбул. Я чувствовала себя там как дома, и даже больше. Когда я побывала в Стамбуле больше десяти раз за год, поняла, что нужно переезжать. Я пришла к руководству и попросила об увольнении. Мне предложили взять отпуск на 2-3 месяца за свой счет и следовать за мечтой.

Про поиск жилья и работы

Комнату мне удалось найти заранее, еще в Москве. Первые варианты я искала на Airbnb, но там было дорого. Еще я написала всем знакомым туркам и одной русской девушке, которая на тот момент жила в Стамбуле. Мы не были знакомы лично: несмотря на это она быстро откликнулась и дала несколько контактов.

В итоге комната в 15 кв. метров нашлась за неделю. Она была в центре современного города — районе Джихангир. Аренда обошлась в $300, что звучит бюджетно для Москвы, но это дорого для Стамбула. Потом хозяин признался, что аренда всей квартиры стоила $350. Когда я подружилась с ним и его друзьями, получилось договориться о сниженной плате — $150.

Через своего бывшего начальника, опять же, из Москвы, я нашла стажировку в крупной строительной компании со штаб-квартирой в Стамбуле. Но скоро поняла, что мне не нравится корпоративный сегмент.

Во-первых, в этой отрасли, как и по стране в целом, платят гораздо меньше, чем в России. Во-вторых, в стране шесть рабочих дней, включая субботу. В-третьих, офис находился в часе езды от меня.
Через три месяца я вернулась на короткий срок в Москву по рабочим вопросам — и снова уехала обратно. На тот момент у меня было два проекта, которые позволяли мне неплохо зарабатывать, но они не вдохновляли. Благодаря Look at Media я познакомилась с Burger Heroes, которые тогда только-только открыли первое заведение. И в какой-то момент мне написал основатель проекта Игорь Подстрешный: он просил порекомендовать опытного пиарщика. Я посмеялась и сказала: «Лучше меня вам не найти, только мне нужны глаза и руки в Москве». Я пошутила, но Игорь предложил попробовать. Так я стала работать на удаленке.

У Галатского моста. Фото: RB.RU

«Жить на два города кажется романтичным недолго» 

Burger Heroes постепенно открывались по всей Москве, а в конце 2016 года в бизнес пришли инвесторы — братья Васильчуки (владельцы ресторанного холдинга Restart Vasilchuk Brothers, в который входят Чайхона №1, фудмолл «Депо», Steak it easy и др. — Прим.) — и бизнес «рванул в стратосферу».

Burger Heroes выросли до семи точек и уже явно не были стартапом. Мне дали карт-бланш на расширение отдела маркетинга. Следующие два года мы работали практически 24/7. Я была в Стамбуле, а команда — в Москве. Я часто приезжала в Россию, а остальное время управляла процессами дистанционно.

В какой-то момент мне стало сложно выдерживать высокий темп. Плюс накладывались расстояния: летать каждые три недели туда-обратно и жить на два города кажется романтичным недолго. В итоге я ушла.

После помогала с ребрендингом Музею советских игровых автоматов. Затем меня позвали работать директором по маркетингу и коммуникациям фестиваля «Young-Old: новые старшие». Мы с основательницами проекта Катей и Таней оказались на одной волне и в итоге договорились о долгосрочном сотрудничестве.

Вместе с супругом

«Работа сомелье может приносить 100 евро за вечер»

Недавно я увлеклась вином и сделала просветительский проект о турецком виноделии. Турция — это винодельческий регион с историей почти в семь тысяч лет. Здесь идеальный климат, а также множество интересных сортов. Сейчас в стране ренессанс виноделия: появляется все больше бутиковых виноделен, которые экспериментируют с сортами и технологиями производства.

Сразу после пандемии, летом 2020-го, я стала читать лекции и устраивать дегустации турецких вин. На успех особо не рассчитывала — уж больно специфическая тема.

Но постепенно ко мне стали приходить люди: друзья, потом друзья друзей и т.д. До весенних ограничений 2021 года (интервью было в середине мая. — Прим.) дегустации занимали 3-4 дня в неделю. Апрель и май были распланированы. Зарабатывать на этом можно достаточно: например, за одну дегустацию и два часа лекции мой гонорар — от ста евро.

Сейчас я получила международный сертификат сомелье WSET — его выдают аккредитованные школы по всему миру. Существуют сертификаты трех уровней: выше всего котируется WSET-3. У меня пока второй уровень. Обучение/сертификация на него в России стоит около 60 тысяч рублей. В планах пойти дальше. Ценник на WSET-3 начинается от 80 тысяч рублей.


Как я познакомилась с турецким мужем

Через год пребывания в Стамбуле я встретила будущего супруга — Эврена Улусоя. Зашла в кофейню с подругой, с нами разговорился владелец. Мы подружились в соцсетях. Через три дня у нас было свидание. С тех пор уже пять лет мы не расстаемся. Предложение он сделал мне через 2-3 недели. Я верю в замужество только по большой любви. И нам очень повезло, что у нас было именно это глубокое чувство. Поэтому с ответом я не раздумывала. Свадьбу сыграли через полгода, так как требовалось время на сбор документов.

Супруг родом из Анкары. По образованию социолог, а по призванию — музыкант. Он один из известных техно-продюсеров и диджеев, чьи треки несколько раз возглавляли чарты на Beatport и издаются на европейских лейблах. Параллельно с этим он занимается бизнесом. Кофейню он уже продал, а сейчас развивает бренд предметов интерьера Hellenista design.

Я не чувствую разницы менталитетов и культур, языкового барьера у нас нет: мы оба хорошо говорим по-английски. Понимаю, что это исключение из правил. Но наш опыт именно такой.


Про стереотипы о турках 

Я много писала и о переезде, и о замужестве для разных медиа, но все равно в соцсетях задают тонны вопросов, которые меня изумляют. Например: «А правда ли, что турки многоженцы?», «Правда ли, что турецкие мужья обязательно будут тебя содержать?», «А нужно ли принимать ислам при замужестве?».

Я понимаю, что все эти вопросы берутся из воспоминаний о турецких отелях all inclusive начала 2000-х и сериала «Великолепный век». Скажу коротко: Турция — это светское государство, где живут очень разные люди. Тут есть консервативная, религиозная часть общества, но есть и абсолютно другая. Я сравнила бы страну с многослойным пирогом: тут намешано столько культур и этносов, что какой-то однородной усредненной Турции просто нет.

Около Египетского базара. Фото: RB.RU


Почему в России популярен «Великолепный век» 

Что объединяет наши страны? Эмоциональность.

В Европе люди живут головой. Это мир рациональных решений. Например, брак для европейцев — осознанное партнерство, потому что так выгоднее снимать квартиру, вести хозяйство, платить налоги, воспитывать детей и т.д. Но что в России, что в Турции люди живут сердцем. Любить — так любить! На разрыв аорты, на всю жизнь. Ненавидеть — так же!

Наверное, поэтому в России «Великолепный век» бьет рекорды популярности. В самой Турции к сериалу относятся с изрядной долей иронии, потому что все эти «султанские страсти» имеют мало общего с жизнью современной Турции. Это красивая сказка, этакая мечта на экспорт.
Но турки сериалы любят и снимают их много и качественно. Понятно, что, как и в России, тут есть телемыло и что-то более высокого уровня. Если вы хотите понять современное турецкое кино, можете посмотреть Bir Baskadir (в английской версии — Ethos. — Прим.) или Atiye.

Чем непохожи Турция и Россия

Россия и Турция отличаются «представлениями о чести». Это понятие — ключевое для турецкой культуры. Поэтому здесь важна сложная система социальных формальностей: как и с кем общаться, где и как проводить границы. В семье, в бизнесе, в повседневном общении действуют десятки негласных правил, которые сами турки даже не осмысляют как-то отдельно. А вот для иностранцев они могут казаться странными. Эти правила невозможно формально описать — но чем дольше ты здесь живешь, тем яснее видишь, когда «это было очень по-турецки».

Постараюсь объяснить. Допустим, дружба для турок — величина относительная. Люди могут вырасти вместе, пройти какие-то испытания, но если один скажет что-то не то — все, дружбе конец. Причем речь реально о какой-то фразе, а не о большом скандале. Зато потом, после долгой обиды и молчания, они могут сойтись снова.


Арт-объект художника Вахита Туна, в Стамбуле который посвящен жертвам насилия. 2019 год


«Выше всего зарплата у инженеров. А вот медиа сильно отстают от России»

Какую профессию можно назвать популярной? Сложно сказать. Турция славится инженерами в construction business — строительной отрасли. Половина современной России построена турецкими специалистами: торговые центры, жилые комплексы и т.д. Поэтому те, кто хочет получать достойную зарплату и работать за границей, стараются получить инженерное образование.

Креативные индустрии тут непопулярны. По моим ощущениям, медиа, реклама и пиар на пять-семь лет отстают от России. 

Очень много желающих работать на госслужбе. Зарплата не самая высокая, около 50 тысяч рублей, зато полный комплект социальных льгот — от расширенной медицинской страховки до бесплатных детских садов и школ. Госслужащим охотно дают кредиты и ипотеку, но главное, что с течением времени они получают так называемый «голубой паспорт» — mavi passport, у которого свои бонусы. Например, безвизовый въезд в Шенгенскую зону.

Вид на Стамбул. Фото: RB.RU


Город-пирог 

Стамбул состоит из множества районов. И в каждом своя жизнь, свой центр, тусовка, атмосфера, ритм. В городе живет 15 миллионов человек. Я всегда говорю, что тут ты можешь прожить сто разных жизней в зависимости от окружения.

Здесь большое русскоязычное (считая страны СНГ, Среднюю Азию, выходцев из постсоветского пространства. — Прим.) комьюнити: где-то я даже встречала цифру до шести миллионов. В фейсбучной группе «Русские в Стамбуле» нас более 70 тысяч человек.

Опять же, все мы разные. Моя соседка, молдованка Марина, переехала в Стамбул в 30 лет. Сейчас ей 45. Мы всегда можем поговорить, пошутить, обменяться поздравлениями, при этом мы точно не подруги. И подобных «Марин» в русскоязычной диаспоре 98%. То есть тут никто не набивается в друзья, просто потому что у вас общий язык. Все зависит от окружения и интересов: я вряд ли пойду на вечер, где собираются русские жены турков. Не потому, что они какие-то не такие, а потому что скорее выберу техно-вечеринку. 

Переезжать из Москвы в Стамбул ради более размеренной жизни — спорное решение, все-таки это мегаполис.

Если хочется природы и моря, лучше выбрать Анталию. Но для меня тут более дружелюбная атмосфера, чем в России. Я знаю в своем районе каждую кошку, каждого человека, который держит магазин или лавку. Мы все здороваемся, разговариваем, делимся новостями. Вот это чувство соседства, того, что мир вокруг дружелюбен, делает мою жизнь в Стамбуле гораздо легче, чем в Москве или Петербурге.

Вместе с супругом


ЖКУ и медицина в Стамбуле 

Аренда и покупка недвижимости тут гораздо дешевле, чем в других мегаполисах. Можно снять роскошную квартиру 150 кв. м с террасой и хорошим видом в престижном районе за 50-70 тысяч рублей. А жилье в 50-70 кв. м в спальном районе не на окраине обойдется в 25-40 тысяч.

Коммунальные услуги вместе с интернетом обходятся примерно в 4-6 тыс. рублей, и это если не сильно экономить. Зимой многие не включают газовое отопление, что существенно снижает затраты. А стоимость продуктов, алкоголя, походов в рестораны и других развлечений соизмерима с ценами в крупных российских городах. 

Система медицинского страхования в Турции построена так: ты отчисляешь ежемесячно определенную сумму в госбюджет и получаешь бесплатный доступ к услугам в случае необходимости. Сейчас она составляет примерно 2000 рублей.

Но поскольку форс-мажоры возникают редко, а взносы ежемесячные, многие турки просто их не платят. У них копится долг, и чтобы вновь получить доступ к медпомощи, нужно для начала погасить его. Система неудобная, поэтому многие предоставлены сами себе.

Страховку может покрывать работодатель. Есть также частный вариант. Самая дешевая обойдется в пять-шесть тысяч рублей в год и почти ничего не дает. Приличный пакет обойдется в 15-20 тысяч рублей в год. И то — такая страховка покрывает услуги только частично.

Для иностранцев наличие страховки — обязательное и ключевое условие получения вида на жительство. Стоит это дешевле: самая простая обойдется в 3-4 тысячи рублей в год. Опять же, она мало что покроет, но государство считает ее достаточной. Я как гражданка России стараюсь все медицинские процедуры проходить в Москве, а когда это невозможно, иду к частному врачу. Уровень специалистов разный.

В каждом микрорайоне помимо больниц есть небольшие «комнаты здоровья», где бесплатно принимает терапевт. Туда можно прийти с жалобами и получить базовую консультацию, направление к специалисту и рецепт. Там же можно сдать бесплатно анализы. Более того, наш районный врач даже по-английски говорит прекрасно.

Собор Святой Софии. Фото: RB.RU

Про услуги и сервисы 

В плане сервисов и услуг Турция — страна развитая. Например, лет десять назад вся Турция уже сидела на системе доставки YemekSepeti. Это единая платформа, к которой подключены все рестораны, от крошечных кафе домашней кухни до сетей и фастфуда. Здесь вообще развита доставка продуктов: крупнейшие игроки Getir и Banabi, и это не считая доставки от крупных торговых сетей. При этом ты можешь заказать ночью пять корзин или одну упаковку еды — все привезут.

Есть крупные маркетплейсы для заказа одежды, электроники и других товаров. Например, Trendyol и GittiGidiyor. Развиты секонд-хенд-сервисы: Let Go — аналог Avito, отдельные проекты для одежды — Modacruz, Dolap, Gerdrop.

Но если в России все встроилось в экосистемы больших брендов типа «Яндекса» или «Сбера», в Турции эти платформы существуют автономно. 

Показательно, что наряду с сетевыми супермаркетами все еще прекрасно развиваются локальные лавки и базары. Ты можешь позвонить в ближайший магазин у дома — и тебе через три минуты принесут свежий хлеб, бутылку вина или сигареты. 

Сфера бьюти-услуг в Турции лет на 5-7 отстает от России. Например, какую-нибудь базовую мезотерапию для лица найти трудно, а если вам повезет, то ценник в среднем на 30-50% выше, чем в России. Я предпочитаю ходить только к русским мастерам, потому что местные, например, не стерилизуют инструменты для маникюра. С парикмахерами лучше, но нужно, конечно, вдумчиво искать мастера. Как-то раз мне остригли волосы на одной стороне больше, чем на другой. 

Вы можете пойти в любой фитнес или студию. Ценник, думаю, сопоставим с Москвой и зависит от района и уровня клуба. Мне импонирует наличие огромного количества бесплатных уличных площадок для воркаута.

Фото: личный архив героя

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Жизнь и карьера в Париже: «Здесь сложно найти работу без диплома»
  2. 2 «Русские загадочные только сами для себя». Стендап-комик Стив Форман — о жизни в России
  3. 3 Карьера в России глазами европейца: «Я делал все, чтобы вернуться в Россию. Мне это удалось»
Насколько твой офис комфортный и безопасный?
Это можно проверить с помощью теста
Пройти тест