Архив rb.ru

Источник в МЧС: спуск воды на Крымск был

Архив rb.ru
Сергей

Сергей

Сотрудник спасательного ведомства рассказал RB.ru о своем видении кубанской катастрофы

Источник в МЧС: спуск воды на Крымск был
Наводнение на Кубани поставило перед обществом множество вопросов, на которые до сих пор нет внятного ответа. Почему власти оказались совершенно не готовы к катаклизму? Тем более, что это уже второй подобный случай за последние 10 лет. Насколько грамотно действовали сотрудники МЧС, если имеются сведения, что во время спасательной операции их напрасно ждали пострадавшие. Насколько правдивы официальные данные о числе погибших? Чем провинились волонтеры, так что их выгнали из Крымска? На некоторые их них пытается дать ответ источник RB.ru в МЧС.

Причиной катастрофического наводнения на Кубани, в котором о последним данным погибли свыше 170 человек и более 35 тысяч пострадали, официальные власти называют небывалые по своей интенсивности осадки. Будто бы в ночь с 6 на 7 июля на Черноморском побережье Краснодарского края выпала чуть ли не полугодовая норма осадков. Эта версия изначально вызывала серьезные сомнения как среди местных жителей, так и среди специалистов. Многие считали и считают до сих пор, что причиной трагедии в Крымске стал сброс воды с Неберджаевскго водохранилища.

Первый вопрос: был спуск воды на Крымск или нет?
  - Я думаю, что был. Я сделал это умозаключение – нам тоже особо ничего не говорят, мы просто тупо все разгребаем – просто на YouTube ролики смотришь, набираешь «Крымск» -  и там много всего. Вот люди говорят: «Откуда рыба у меня в огороде?». Официальная версия: дождь. Все. А рыба с дождем приплыла?

Проходила информация, что сотрудники МЧС во время спасательной операции проплывали мимо людей, нуждавшихся в помощи, и не возвращались. Почему
? -  Ну да, проплывали. Но у нас тоже есть свои инструкции. Нельзя в двух руках одновременно удержать двух тяжелых человек. Так же – лодка, например. Да там, было, что вот можно сбоку, можно сзади прицепить... Но есть свои требования, свои инструкции…

Ну, а почему не возвращались, зная, что люди ждут?
– Да, все они возвращались.

Проходила информация, что сами жители себя не всегда адекватно вели, рвались обратно в дома?
 – Да так все время происходит. Вот, пожары были два года назад. Начинаешь объяснять, что идет эвакуация. Мы же, когда эвакуируем населенные пункты, взаимодействуем с МВД, чтоб мародеров не было, там, в принципе, задерживают всех. Но люди же, как правило,  - «нет, я не брошу дом!» - и остаются до последнего. «Нет, я залезу на чердак, нет, я залезу на крышу!» Или там еще куда-нибудь.

Были какие-то особо сложные моменты?
– Да, каждый момент всегда особенный. Но чего-то особого – нет. У нас же все предусмотрено, мы ждем, самолет у нас всегда наготове. Сразу, как пошло, что необходимо, туда народ нагнали, разгребать все. Курсантов там очень много - давно не видел, чтоб курсантов привлекали. Московский ОГПС, питерский ОГПС, воронежский, отовсюду нагнали. Так что готовность у нас всегда постоянная. Даже если на «международку» работаем, то самолет у нас готов уже через три часа. Другое дело, что для вылета необходимо пройти таможню и прочее, так что проходит до шести-двенадцати часов. Было вот трудно из Ливии эвакуировать наших граждан. Не могли договориться, потому что власти там уже не было. А так – ко всему готовы: техника есть, продовольствие есть, если что случается – сразу загружаемся, и вперед.

Соответственно, не напомните, когда ваши сотрудники были на месте наводнения? – Да, сразу же. В 6 утра, даже раньше, уже звонили, что федералы туда едут. Значит, местные там еще раньше работали.

Сколько там, ориентировочно, всего народу сейчас работает?
– Группировка там - около 10 тысяч человек. Точнее трудно сказать, потому что там сейчас еще Министерство обороны, морпехи с Новороссийска. Там еще волонтеров наперевозили…

Да, вот, про волонтеров. Ходят слухи, что их уже слишком много, они мешают, их отсылают обратно. Это правда?
– Нет, они особо не мешают.

Почему ж тогда отсылают, Онищенко обвинил их в том, что какая-то антисанитария дикая у них?
– Ну, Онищенко всегда всех обвиняет.

Так они оказывают какую-то реальную помощь вам?
– Если честно, я не знаю. Мы работаем отдельно. Кое-какие им ресурсы отдали, на размещение. А нашим сотрудникам они не мешают.

Проходила информация, слухи, что там огромное число погибших, дикие тысячи. Будто бы забиты морги в Краснодаре и прочих городах?
- Это я не знаю. Количество погибших оценивается вместе с ФМБА (Федеральное медико-биологическое агентство, входит в систему Минздрава – прим. ред.), МВД, вместе с местными жителями… Так что, если бы что-то было не так, все равно бы где-то проскочило. Понятное дело, у нас боятся, что что-то недоговаривают. С другой стороны, это легко поверить – приезжай и посмотри.

Сколько еще продлится операция по ликвидации, по вашим оценкам?
– Думаю, еще где-то неделю.

Чем конкретно сейчас занимаются ваши сотрудники?
– Помогают местным жителям, грязь со двора выносят, завалы разбирают.

То есть никаких спасательных операций уже не проводится, только санитарные работы?
 - Да, именно ликвидация последствий.

Какие меры предлагает ваше ведомство, чтобы избежать повторения такой ситуации в дальнейшем? Это ведь не первый такой паводок в тех местах.
– Во-первых, сейчас будет создана правительственная комиссия, для подведения итогов, все будет рассматриваться, приедут специалисты. Наверное, будем давить на органы местного самоуправления. Может, дополнительные гидропосты будут устанавливаться, может, отводные каналы. Почему это раньше не было сделано, я не знаю. Мы же не можем брать на себя все. Так же, как и лесные пожары – вот МЧС их не тушит. А мы не обязаны тушить лесные пожары. У каждого клочка земли на территории Российской Федерации есть свой хозяин. И вот он должен бороться. Есть Минприроды – вот оно должно следить, чтобы не было пожара. У них есть свои внештатные пожарники, лесники, обходчики… То же самое и здесь. Есть Росводоресурсы, это все идет от них - кто там начальник, кто  у них на месте сидит. Если мы будет за все отвечать, то зачем другие ведомства? Их нужно тогда все сразу убирать. Если есть Росводоресурсы, то у нас нет полномочий, мы не можем тратить деньги. Ведь на все это деньги тратятся. У нас есть бюджет на зарплату, на  ликвидацию ЧС, на пополнение запасов, еще на что-то. А вот на строительство каких-то оградительных сооружений у нас денег нет.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Вы супер и мы супер: давайте держаться вместе»
  2. 2 «Мы — прыщ на теле государства по сравнению с промышленностью». Основатель Ingate о перспективах digital-рынка
  3. 3 PR — не равно реклама: почему бизнесу важно строить коммуникации
  4. 4 Чат-боты и рекрутинг 3.0: новая реальность подбора в масс-найме
  5. 5 «Выручка компаний-участниц программы StartHub.Moscow выросла в среднем в три раза»