Архив rb.ru

Политолог о засекречивании потерь в спецоперациях: Путин выбирает из плохих вариантов менее плохой

Архив rb.ru
Ксения Дементьева
Ксения Дементьева

Автор RB.ru

Ксения Дементьева
Политолог о засекречивании потерь в спецоперациях: Путин выбирает из плохих вариантов менее плохой
Президент России Владимир Путин внес в перечень сведений, отнесенных к гостайне, данные Минобороны о потерях военных в спецоперациях в мирное время. Изменения внесены в указ "Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне" (принятый во время Первой чеченской кампании в 1995 году). Мы поговорили с политологами и узнали, почему этот закон был принят именно сейчас, на фоне неспокойной ситуации на Донбассе и подозрений о присутствии там российских военных.


Фото: РИА Новости

Вопрос о военных потерях стал особенно острым с началом вооруженного конфликта на Украине. Многие журналисты и общественные и политические деятели потерпели неудачу в попытках получить достоверную официальную информацию о, например, якобы погибших в Донбассе десантниках из 76-й дивизии ВДВ. Оппозиционный политик Борис Немцов, до момента гибели в феврале этого года, работал над докладом "Путин. Война", освещающим ситуацию на Донбассе. Он пользовался материалами СМИ, а также свидетельствами очевидцев. Есть мнение, что публикация этого доклада стала одной из причин того, что президент решил засекретить данные Минобороны о потерях военных на спецоперациях в мирное время.

В Госдуме же объяснили, что отнесение к гостайне этой информации является "закономерной реакцией на изменение ситуации в мире". "Предать гласности данные о потерях во время спецоперации - значит все рассказать о ее характере, силах, которые в ней были задействованы. Сегодня это, мягко говоря, нецелесообразно", - цитирует РИА "Новости" первого зампреда фракции "Единая Россия" в Госдуме, члена комитета по обороне Франца Клинцевича.

"Я думаю, что с выходом доклада это никак не связано, просто либеральная общественность пытается приписать себе некоторые "заслуги". А связано это с расколом внутри элит, потому что все те данные, которые выходили о якобы потерях российских военнослужащих в якобы мирное время, говорят о том, что есть противостояние антизападному мейнстриму в российской власти, и здесь есть желание перекрыть ему воздух. С докладом я бы это не связывал, потому что те, кто этот доклад выпустили, в российской политике расцениваются как маргиналы. А в российской элите зреет раскол, и запрет на публикацию этих данных - попытка предотвратить этот раскол", - считает директор Центра политических исследований Финансового университета Павел Салин.

В том, что после данного запрета потери на Донбассе станут интенсивнее (а запретом на публикацию данных президент, можно сказать, подтвердил присутствие российских военных в регионе), Павел Салин не уверен. "Мое личное ощущение и некоторые данные говорят о том, что позиция российских элит такова, что эскалация военного конфликта на Донбассе абсолютно нежелательна", - отметил он.

Вариант с военным наступлением России на Донбассе нельзя исключать

По мнению политолога Дмитрия Орешкина, информация стала секретной именно сейчас потому, что власти просто не подумали сделать это заранее. Сейчас публикуются расследования о том, где находятся могилы бойцов спецназа с венками от министерства обороны, и после этого указа такого рода расследования будут приравнены к государственной измене, потому что это будет называться выдачей секретных данных потенциальному противнику. "Раньше думали, что все-таки удастся ограничиться режимом внутренней секретности, не допуская утечек в СМИ, чего, естественно не получилось. Из этого запрета не следует прямого вывода, что количество потерь будет увеличиваться, потому что дело не только в потенциально возможном количестве потерь, но и в том, что уже состоявшиеся потери будут всплывать", - отметил политолог.

Все понимают, считает Дмитрий Орешкин, что если Украина пойдет вперед, то обе народные республики без российской поддержки (не только техникой, но и "живой силой") не выстоят. Все понимают, что там (не на передовой, а во втором эшелоне) воюет российская армия. "Об этом все знают и на Западе, и на Украине, и в Донецке, и в России тоже. Есть, скажем, 30% респондентов, которые не хотят этому верить, а около 60% понимают, что мы там воюем, с разными коннотациями - кто-то с удовольствием, кто-то с негодованием", - сказал он. По его мнению, существует риск расширения кампании, если Украина пойдет вперед: самому Владимиру Путину идти вперед сейчас не с руки. Впрочем, Путин не единственный игрок на этом поле, добавляет Дмитрий Орешкин. Как всегда, он предпочитает иметь перед собой "пучок вариантов", это его стиль, и это правильно для политика. Если вдруг придется ужесточать военное столкновение, то лучше иметь защитную прослойку в виде засекреченных документов о потерях. Нет прямой связи, что раз ввели секретность, значит, будет наступление, но поскольку такой вариант остается, то было бы странно, если бы путинские генералы этим не воспользовались, считает политолог.

По мнению Дмитрия Орешкина, дальнейшее развитие конфликта маловероятно, потому что это будет сопряжено с огромным количеством потерь - не только человеческих, но и экономических (сразу будет введен очередной пакет санкций), дипломатических (в виде международной изоляции), репутационных (ведь много раз повторяли, что российских военнослужащих в регионе нет, а информационную войну проигрывать тоже не хочется). Впрочем, несмотря на это, Дмитрий Орешкин не исключает такого варианта: "У Путина серьезные проблемы, которые можно было заранее предвидеть. Одна из них - Приднестровье. Когда начинали "освободительный поход" на Новороссию, предполагалось, что будут сухопутные коридоры в Крым и в Приднестровье через Одесскую область. В итоге же получили жестко изолированное Приднестровье, которое с одной стороны зажато не очень дружественной Молдавией, а с другой - еще более недружественной Украиной, которая два года назад была дружественно-нейтральна, и с приднестровскими войсками можно было сообщаться через железную дорогу. Теперь Приднестровье в "консервной банке": туда невозможно даже ввести новые войска - по железной дороге и наземным транспортом их не пропускает Украина, выхода к морю нет, летать надо через территорию Украины, а единственный аэропорт - в Кишиневе. Российские батальоны в Приднестровье находятся, можно сказать, в осаде".

Теперь, отмечает Дмитрий Орешкин, на Путина еще давят, чтобы он прокладывал дорогу в Крым, и это сопряжено с огромным количеством издержек в широком смысле слова. "А если не проложить дорогу, то это сопряжено с серьезными проблемами уже с собственным генералитетом, который начинает подозревать его в трусости или в том, что он "сливает" Новороссию (а он ее таки "сливает"). Путин взвешивает и выбирает из плохих вариантов наименее плохой. В любом случае, печать запрета на данные о потерях ему на пользу - конечно, в функциональном смысле, а не в медийном. Все понимают, что это косвенное подтверждение того, что Россия участвует в этих боях", - резюмирует эксперт.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter