Интервью

Как в 24 года стать техническим директором на «Первом канале» – интервью с Игорем Фоменко

Интервью
Дарья Бондаренко
Дарья Бондаренко

Журналист, PR-консультант

Дарья Кушнир

Игорь Фоменко в 17 лет начал свой путь на телевидении кабельмейстером, а в 24 года занял пост технического директора известных телепередач Первого канала: «Большие гонки», «Форт Боярд», «Контрольная закупка», «Познер». Сейчас Игорь генеральный директор и основатель технического продакшна CEO&Creative. Он рассказал, как быстро вырасти в­­­ компании, руководить теми, кто старше, и понять, что пришло время менять работу.

Это второй разговор из новой серии интервью с энтузиастами – СЕО, СОО и СТО компаний, которые начали свою деятельность до 24 лет. Они поделятся с тобой опытом, расскажут, каких ошибок можно избежать, и докажут, что делать бизнес никогда не рано.

Как в 24 года стать техническим директором на «Первом канале» – интервью с Игорем Фоменко

– Ты начал работать на телевидении, когда учился в университете. Как тебе это удавалось?

– Да, но мое образование никак не связано с профессией: оно не творческое и даже не техническое. У меня диплом финасиста Государственного университета управления (ГУУ). Вообще я успел поучиться в нескольких вузах. Сначала – в Финансовой академии. После первой сессии как раз начал работать на ТВ, совмещать получалось с трудом, и в деканате поставили ультиматум: «Выбирай, либо ты учишься, либо работаешь». Я решил, что работу терять не хочу, и перешел в Финансово-промышленную академию (ФПА): там с посещаемостью проще. Родители были в шоке, но ничего поделать не могли. В ФПА числился только полтора года. Образовательный процесс был ниже среднего, поэтому я пересдал ряд экзаменов и перевелся в ГУУ. Учился на очно-заочной форме, но расслабляться нам не давали. Мы посещали вуз четыре дня в неделю с 15:00, а в выходные были полноценные учебные дни.

– Образование финансового менеджера пригодилось в работе?

– Для начала карьеры, конечно, нет, а в рамках нынешнего положения генерального директора – более чем. Образование нужно, чтобы в голове молодого человека выстроить структуру: как взаимодействовать с людьми, как использовать сложившиеся обстоятельства для достижения своих целей. Это его главная польза, а вот теоретические знания на практике редко применимы. Они быстро устаревают.

– Что должен делать студент вуза, чтобы быть интересным для работодателя после выпуска?

– Первые два года надо изучать то, что преподают – это «прокачает» после школы. Но нельзя ограничиваться только вузовским образованием: читай статьи, смотри видео на YouTube и подпишись в Instagram на коллег по индустрии. Идеально найти подработку по специальности, чтобы получать и практические знания. У меня сложилось так, что в университете я изучал отчеты, цифры, а на работе носился с техническим оборудованием.

– Как ты попал на телевидение?

– С первого курса я работал в компании «Техностайл Технолоджи». Начинал с должности кабельмейстера. Это человек, который отвечает за коммутацию: сматывает кабель, следит за ним, если оператор куда-то бегает, укладывает в корзинку. Потом потихоньку стал осваивать паяльное дело. Случались и проколы. Не раз бывало, что главный по площадке рявкал: «А ну-ка быстро уберите Игоря от паяльника!». А я разбирал свои ошибки и пробовал снова. Год я проработал на сдельной оплате, потом позвали в штат. Мне как раз исполнилось 18 лет. Первый проект, в котором я участвовал как сотрудник компании – «Последний герой», потом снимали КВН. Затем я устроился в «Красный квадрат».

– Какие сложности были в начале работы?

– Я уверен, что практика гораздо важнее теории, но мне порой сильно не хватало знания терминов. Помню, как мой старший товарищ Дима Ващенко на съемках КВН попросил принести бленду. Я долго ломал голову над тем, что это. Взял резиновую накладку на объектив, подошел к нему и спрашиваю: «Тебе вот эта штуковина нужна?». Оказалось, угадал, но Дима меня потом долго еще подкалывал, что таких простых вещей не знаю.

– Как менялись твои обязанности и должности?

– Я учился у коллег и из кабельмейстера вырос в инженера, потом в старшего инженера. Мне стали доверять серьезные проекты вроде «Контрольной закупки». Уже недостаточно было просто собрать камеру и отдать человеку на плечо. Я прописывал прокси, контролировал синхронную работу четырех операторов, отстраивал цветовую гамму, чтобы она не отличалась – отвечал за техническое оснащение площадки от и до. Появилась возможность поработать на прямых эфирах, мы с командой делали Евровидение 2009. 

– Как ты стал техническим директором?

– Банально благодаря природному любопытству. Чтобы называться техническим директором, ты должен разбираться в звуковых, световых схемах, в типах приборов, микрофонов, пультов. Я все это потихоньку изучал на практике. Еще техдиру нужно знать административную часть работы, уметь находить подход к людям. Мой первый проект в статусе технического директора – «Познер». Там был небольшой комплект света, звука, его показывали не в прайм-тайм. Вообще специалист считается тем круче, чем больше разноплановых проектов он реализовал. Из программы «Пусть говорят», например, ты не можешь сразу пойти делать Олимпиаду. Нет нужных компетенций. К 24 годам у меня в обойме были «Контрольная закупка», «Большие гонки», «Жестокие игры», «Форт боярд», «Вышка», даже «Давай поженимся». 

– Как ты руководил сотрудниками, которые были старше?

– Этому пришлось учиться. Представь, стоит передо мной, пацаном, дядя лет 45, и нужно четко сказать ему: «А ну-ка свет перенеси сюда» или «А чего это мы задержались? За чей счет стоим?». Я поначалу не мог себе такого позволить, получалось что-то вроде: «Извините пожалуйста, а вы не могли бы вот это сделать», – так, к сожалению, не работало.   

Если на площадке присутствовал Александр Геннадьевич Петров, ровесник моего отца, многоуважаемый технический директор, он подходил к этому сорокапятилетнему «дяде» и грозно так говорил: «Ты что, не слышал? Тебе технический директор только что команду дал. Тебя уволить что ли? Вы что тут распустились все?». 

Конечно, доставалось от Александра Геннадьевича и мне: «Ты технический директор или кто? Ты что, людям донести информацию не можешь правильно?». Потом он объяснял, что иногда надо и прикрикнуть, матерное слово сказать, но все-таки крик – это приступ слабости. Нужно уметь грамотно внушить. 

– Почему ты ушел из «Красного квадрата» с такой высокой должности?

– По-моему, каждому человеку раз в три года необходимо менять рабочее место или расти в рамках компании. Надо использовать время по максимуму, потому что после 35 лет будет уже гораздо сложнее выходить из зоны комфорта. 

В какой-то момент я начал замечать, что читаю книжки на работе. Нет, не подумай, что я филонил: процесс был отлажен, результат достигался. Просто я раскусил, как все устроено, и начался «день сурка». Надо бы двигаться куда-то дальше.

Я стал дополнительно делать проекты в свободное время. Оказалось, что есть жизнь за периметром телевизионного мира. Это я понял, когда мы снимали презентацию YotaPhone. Я настроил свет, микрофоны, расставил операторов, а тут приходит заказчик и говорит: «А что площадка то не готова?». Я не понял вопроса, он увидел мое смятение и пояснил: «Слушай, а кто коммутацию убирать будет? Все эти кофры и прочее. Люди же придут». Для меня людьми считалась массовка, которая участвует в передаче, и работа которой оплачивается. А тут это были настоящие зрители. Понимаешь, в телевизионной истории было важно только то, что видит камера, а на массовых мероприятиях обзор уже на 360 градусов. 

– Как ты пришел в ивент-индустрию и начал в ней развиваться?

– Сначала столкнулся с огромным количеством челленджей, чего стоит только проведение саундчека на концертах. Вот представь ситуацию: в программе четыре артиста, каждый из которых настраивает по два часа свои инструменты, а у тебя в запасе только пять часов на все про все. Мозг начинает дико работать: думаешь, как со всеми договориться и все успеть.

Сначала я был просто фрилансером: делал проект и уходил на следующий. Потом поступило предложение от команды Star Project присоединиться к их продакшену. Вместе мы реализовали «Матч звезд КХЛ», Comedy Club, неделю моды в Москве. 

В какой-то момент я оказался на распутье: хотелось чего-то своего, даже зарегистрировал юридическое лицо, и еще позвали делать выставку Expo в Астану. У меня в копилке не было организации такого масштабного мероприятия, но очень хотелось доказать себе, что могу – выбрал предложение о работе на  выставке.

– Одна из самых сложных задач в бизнесе – собрать команду. Как ты с этим справился?

– После выставки я еще немного поработал в StarProject, но в коллективе начинался разлад, и я ушел в свободное плаванье. Вспомнил про юридическое лицо, которое зарегистрировал, и стал набирать людей для создания технического продакшна. На собеседовании я проверял кандидата по нескольким пунктам:

  1. Он ловко лавирует в своей теме и не смущается от дополнительных вопросов;
  2. Он не работал в крупной компании. Я уверен, что после корпорации в малый бизнес идти нельзя, потому что структуры управления совсем разные;
  3. Он готов самостоятельно принимать решения и не боится ответственности, иначе от такого человека в команде будет больше суеты, чем пользы;
  4. Он приятен в общении. Коллектив – это семья, поэтому человек должен соответствовать общим принципам и интересам.

– Какие задачи ставишь себе на ближайшее будущее?

– Мы сейчас выходим на рынок Абу-Даби, и я хочу понять специфику Востока, чтобы не наделать глупостей. У нас есть наставники, которые помогают компании обходить какие-то трудности, развиваться быстрее, однако метод проб и ошибок никто не отменял. Не стоит надеяться, что придет гуру и все тебе по полочкам разложит. У каждой компании свой уникальный путь, универсальных советов в принципе не существует. Поэтому пробуй, оступайся, поднимайся и  учись на собственном опыте.


Материалы по теме:

«Жалею, что не начал бизнес на первом курсе». Как Ким Санжиев в 23 года основал fashion-стартап

«У меня больше 10 приложений в App Store»: Как Филипп Захарченко в 14 лет стал разработчиком и стипендиатом Apple

«‎‎В один месяц ты можешь заработать сотку, а в другой – всего пять тысяч»: Что такое реселл и почему этим занимаются подростки

«Нас было трое и мы не умели считать деньги». Как парень из Ижевска построил сеть кофеен с 57 заведениями по России

Фото: личный архив

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

08 августа 2020

Цифровые джунгли

09 августа 2020

IT хакатон

09 августа 2020

Лето.SAAS

11 августа 2020

ArtMasters

13 августа 2020

Pulkovo.Hack