Колонки

Точка роста или сумеречная зона: что будет с майнингом в России

Колонки
Владимир Шутемов
Владимир Шутемов

соучредитель проекта CoinFly

Ольга Лисина

Недавно в нашей стране был принят закон «О цифровых финансовых активах», который, с одной стороны, легализовал криптовалюту, а с другой — запретил ее использование в качестве платежного средства. 

Закон напрямую не коснулся майнинга, но вряд ли это понятие просто «не заметили» — скорее, отложили на потом, чтобы определиться с курсом и отразить позицию властей в новых документах, которых стоит ждать осенью. 

А пока мы вместе с соучредителем проекта CoinFly Владимиром Шутемовым попытаемся представить самое вероятное будущее майнинговой отрасли.

Точка роста или сумеречная зона: что будет с майнингом в России

К чему готовиться майнерам

Государство взялось регулировать криптовалютную сферу и выводить из тени цифровые активы, и основной двигатель преобразований здесь — не стремление наказать, а желание обеспечить казну серьезным источником поступлений. Потому майнинг вряд ли запретят.

Скорее, эту деятельность обложат налогом, а также определят для нее необходимость приобретения лицензий. Так власти смогут и взять эту сферу под свой контроль, и получать с нее доход. 

Российские специалисты и бизнесмены сегодня являются активными участниками мировой криптоиндустрии. При взгляде на агрегаторы криптовалютных обменников вполне можно предположить, что оборот крипты в стране за сутки составляет не менее 1 млрд рублей. А основным поставщиком цифровых денег на рынке как раз являются майнеры. 

Доля страны в мировом майнинге пока не так велика — на нее приходится где-то 10–15%. Причем 5–10% из общего числа — это домашние майнеры до 15 устройств, 60–70% — промышленники, 20–30% — майнинг-отели


Mark Agnor / Shutterstock 


Чем может обернуться легализация для домашних майнеров? Прежде всего, вряд ли они так просто заходят выходить из сумеречной зоны, не облагаемой налогами. Ведь как выглядит сегодня средний майнер? Почти наверняка он живет в регионе или в Подмосковье, пользуется скачанным с торрентов ПО, майнит в гараже и — чаще всего — не платит за электричество либо использует какие-то сложные схемы для снижения тарифов. 

В его распоряжении может быть 3–5 риг (комплектов оборудования для майнинга) и 15–25 карт. Если он майнит эфир, то при нынешнем курсе его выручка может достигать от 30 до 100 тысяч рублей. 

Расходы на электричество и поддержание работоспособности системы у всех разные, но многие домашние энтузиасты говорят, что отдают на них около 60%.

Понятно, что при таком раскладе каждый из них пытается экономить при любой возможности. И оплата лицензии (стоимость которой для «одиночек» вряд ли будет меньше 100 тысяч рублей), да еще и налоговые отчисления точно в их планы не входят. 

Те, кто занимаются домашним майнингом, привыкли быть вне закона, поэтому они наверняка продолжат искать обходные пути. 


Перспективы роста

Однако поскольку основная часть бизнеса сосредоточена в руках крупных игроков, скорее всего, именно им будет уделено основное внимание государства в ходе преобразований. Возможно, российские власти решат выдавать лицензии промышленникам, оставив за скобками домашних энтузиастов, как это произошло в Иране, где государство предложило всем майнерам страны пройти регистрацию. В этой стране выдано уже более тысячи лицензий крупным организациям. 

Да, в настоящее время ведущие позиции в гонке за добычей криптомонет занимают США, Китай и Грузия, а не Россия. Но это как раз во многом обусловлено отсутствием законодательной основы для бизнеса и льгот. 

Если государство пойдет по пути легализации и регулирования майнинга, то в Иркутск, Саяногорск и прочие электрогенерирующие регионы хлынет поток иностранных инвестиций.

По оценкам президента Российской ассоциации криптоэкономики, искусственного интеллекта и блокчейна, можно привлечь около 167 трлн рублей в год, если загрузить существующие свободные энергомощности. На севере нашей страны есть множество ресурсов для наращивания майнинговых мощностей и для преобразования некоторых простаивающих предприятий под нужды криптовалютной отрасли. 

В качестве примера можно привести дата-центр Bitriver, открытый всего год назад рядом с Братским алюминиевым заводом. По данным агентства Bloomberg, среди его клиентов — компании из Китая, Японии и США. Сейчас в дата-центре находится более 20 тысяч устройств для майнинга, но можно увеличить их число до 67 тысяч.

И таких предприятий по России могут быть десятки, если будут созданы соответствующие условия.

Если говорить о стоимости лицензий, то для крупных организаций она наверняка будет колебаться в пределах от 500 тысяч до 1 млн рублей. Такие суммы станут серьезным ударом по криптобизнесу, но с другой стороны, помогут перевести весь доход в белое поле, упростить и сделать прозрачными доходы для крупных инвесторов. 


Mark Agnor / Shutterstock 


Если, помимо этого, власти решат определить для таких организаций налоговые льготы, это может открыть широкие перспективы для развития этого бизнеса. Плюс, подтянутся и различные организации по «сопровождению»: открытие-закрытие майнингового бизнеса, проведение лицензирования, различные варианты «облегчения» налогового бремени. Кстати, такая задача может быть возложена даже на отраслевые ассоциации, если они вовремя окажутся в распоряжении властей.

Какие меры, принятые государством в отношении майнинга как важной составляющей рынка цифровых денег, будут выгодны всем, то есть положительно отразятся на развитии сектора, откроют поток новых поступлений в казну и стимулируют экономический рост? Прежде всего, это легализация, введение налогообложения на уровне 2–5%, а также специальных льгот за стабильное потребление электроэнергии. Также необходимо четко прописать механизмы декларирования доходов. 


Что в итоге

Что могут сделать участники рынка прямо сейчас? Увы, ждать осени. Ведь несмотря на то, что тот же РАКИБ агитирует специалистов объединяться и выдвигать свои инициативы на рассмотрение чиновникам, вряд ли получится существенно повлиять на осенний законопроект. 

Но если у властей нет желания прислушиваться к мнению внутри страны, они могут обратить внимание на кейсы снаружи. Хорошим примером для чиновников может послужить Ближний Восток. И, в частности, ОАЭ, которые всячески поддерживают развитие сегмента цифровых финансовых активов, включая майнинг, который легализован. 

Эта страна является лидером во внедрении блокчейна на Ближнем Востоке. В 2018 году ОАЭ приняли стратегию «Блокчейн-2021» и открыли возможности для развития стартапам, привлекая инвестиции на миллионы долларов. 

На крупнейшей бирже страны Arabian Chain ежедневно совершаются десятки и сотни тысяч сделок. Дубай выдает лицензии на торговлю криптомонетами, а Абу-Даби — на хранение цифровых активов. Все это открывает широкие возможности для экономического роста и развития страны и обеспечивает госказну мощным притоком поступлений.

Нужно понимать, что если государство решит жестко запрещать и наказывать, то около 80–90% существующего российского рынка майнинга, который мог бы платить налоги и приносить миллиарды посредством оплаты электроэнергии, уйдет в тень или уйдет из страны.  

Российские специалисты уже не раз проходили курсы быстрого ухода в тень (как показала история с Telegram), но в случае с майнингом VPN делу не поможет. 


Фото на обложке: Mark Agnor / Shutterstock 

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Я словно оказалась внутри компьютера»: как выглядит гигантская майнинг-ферма в Исландии
  2. 2 Майнинг в 2019 году. Можно ли получить прибыль?
  3. 3 «Надеюсь, что у наших людей хватит мудрости, чтобы научиться правильно договариваться с представителями бизнеса и зарегулировать сферу майнинга»
  4. 4 Эпоха «майнинга под кроватью» уходит в прошлое: учимся зарабатывать в новых условиях

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase