Колонки

Своевременные мысли об офшорах от инвестора Юрия Гольдберга

Колонки
Юрий Гольдберг
Юрий Гольдберг

Инвестиционный банкир, основатель PriceRemont.ru

Юрий Гольдберг

На этой неделе СМИ публиковали материалы журналистского расследования, которое было основано на документах панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, попавших в онлайн. Mossack Fonseca с 1977 года занималась регистрацией и ведением офшорных компаний.

Всего в международном расследовании идет речь о 12 семьях российских больших чиновников и 12 мировых лидерах — все они оказались владельцами панамских офшоров, сообщала Газета.ру.

Инвестиционный банкир, предприниматель, основатель PriceRemont.ru Юрий Гольдберг написал, почему в России ситуация с разоблачением офшоров прошла довольно тихо и рассказал о своем видении полезности офшорного бизнеса в целом.

Своевременные мысли об офшорах от инвестора Юрия Гольдберга

Почему в России никто не обратил внимание на историю про «панамские офшоры»?

Федеральные каналы об этом не рассказывают. В России сформировано мнение, что Америка только о нас и думает, и вся информация, которая приходит из Америки, это клевета, чтобы организовать у нас оранжевую революцию. Но мы ведь не такие, мы не поддадимся на провокацию!

Есть понимание, что «в России все воруют», и любые фактические подтверждения этому – не повод что-то менять, например, выходить на улицу, как в Исландии.


Что такое вообще – офшор?

Это компания, зарегистрированная в другой стране или в особой экономической зоне. Но у всего, у любого действия, особенно – связанного с расходами, должна быть идея. Например, минимизация налогов, защита прав собственности или привлечение финансирования. 

В офшорах или юрисдикциях с льготами на ведение бизнеса, открытых для предпринимательства, как раз и можно минимизировать налоги.

  • Во-первых, связанные с деятельностью компании: налог на прибыль, НДС, налог с продаж и т.д.
  • Во-вторых, приятно, если налог на доходы учредителей в офшорной зоне низкий – или его нет совсем. Например, подоходный налог на Кипре – всего 5%.

Выгодно бывает снизить также операционные издержки, избежать бюрократии и волокиты с паспортами во время сделки, с финмониторингом, с налоговыми проверками и т.д. Еще есть нюансы и особенности налогообложения определенных видов деятельности (например, IT). Налоги с зарплат, налог на имущество, налог от выручки за пределами страны...

Целью офшора может быть как подсудность, так и сокрытие бенефициаров.

Бенефициар также может стремиться быть офшором и сам по себе. Например, в 2014 году Павел Дуров стал гражданином самого маленького государства Нового света, Сент-Китса и Невиса. Правда, для этого ему пришлось безвозвратно вложить 200 тыс. долларов в виде благотворительного взноса в Фонд диверсификации сахарной промышленности (SIDF). Что важно, такие вторые паспорта обеспечивают безвизовый режим с более чем 150 странами мира, включая Канаду и упрощенную визу для США.


Это удобно?

Да, офшоры – это удобно.

Один мой знакомый был причастен к  запуску финтех-старапа на Кипре. Искал инвестиции, занимался международным развитием бизнеса отсюда, из Москвы. Вся русская команда программистов и руководство уехали в Лимассол – так экономней было, и для соответствия требованиям кипрского ФКЦБ проще было натурализовать квалифицированных финансистов или немного подтянуть уровень программистов из Москвы. Экзамен сдать, аттестат кипрский на право работы на финансовых рынках получить, оформить разрешения иностранцам на работу на Кипре – это проще, чем нанимать местные кадры.  

Для инвесторов стартап презентовали как греческий, иначе переговорный процесс был априори затруднен или невозможен.

Офшорному бизнесу можно оперировать в международном правовом поле, да еще и рассчитывать на льготные кредиты, гранты. В ЕС инновационным проектам помогают из общеевропейского фонда, дают 100 тысяч евро субвенций, то есть безвозвратной помощи. В английском праве – обеспечивают защиту прав инвестора. Можно претендовать на это и кипрскому резиденту.

Многие компании начинают задумываться об офшоре, когда есть, что оптимизировать и куда привлекать деньги. Так как любые телодвижения так или иначе связаны с расходами.

Выходит, что, когда нечего оптимизировать, компании работают в России, но государство с них мало что получает. А когда есть, что оптимизировать, компании меняют дислокацию и все бенефиты достаются другой стране, где более благоприятные условия для бизнеса, особенно международного.

Единственный вариант этого избежать – создать внутренний офшор.

Но, чтобы он работал, там должны быть все перечисленные преимущества, без исключений, вплоть до действия английского права – со своей милицией, налоговой службой и другими органами.

Кажется, сейчас Казахстан двигается именно по этому пути...


Материалы по теме:

Как выбрать правильный стартап для работы?

Законопроект о деофшоризации: что теперь?

Юридическое лицо за границей: Гонконг, Эстония и БВО

Резидентам «Сколково» снимут ограничения по иностранному капиталу

Киргизские и казахские стартапы обошли Россию

Россия поднялась в списке самых инновационных экономик мира

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Как стать гуру онлайн-мероприятий? 4 главных навыка event-менеджера
  2. 2 В поисках инвестора: как продать долю в стартапе крупному игроку
  3. 3 «Заплыв на неизвестную территорию»: как перевести яхтенную школу в онлайн
  4. 4 Игры, бонусные баллы и open source проекты: как закон о запрете криптовалют может «запретить» и другие отрасли
  5. 5 Как увеличить трафик на сайт в 9 раз, следуя правилу E-A-T от Google