Колонки

Как мы развиваем «Открытое кладбище»

Колонки
Алексей Володеев
Алексей Володеев

Cооснователь проекта «Открытое кладбище»

Алексей Володеев

Проект «Открытое кладбище» (дает возможность найти захоронение на карте и дистанционно заказать услуги по благоустройству могил) появился в 2014 году, но заговорили о нем после того, как команда прошла в 6-й набор акселератора ФРИИ. Сооснователи проекта, Алексей Володеев и Михаил Свердлов, рассказали Rusbase, сложно ли развивать стартап с такой специфической направленностью и какие планы по захвату кладбищ они строят.

Как мы развиваем «Открытое кладбище»

Как появилось «Кладбище»

Меня зовут Алексей Володеев, я сооснователь проекта «Открытое кладбище». Жизнь «Открытого кладбища» в том виде, в котором оно существует сейчас, началась с моего знакомства с Михаилом Свердловым. Тогда мы с ним решили объединить наши во многом похожие проекты: его Le dor va dor и мой Rip24.

«Открытое кладбище» – сервис, где можно в онлайне заказать услуги по уходу за захоронениями. Важно, что весь цикл выбора услуг, оплаты, согласования качества выполненных работ вы можете пройти не вставая с дивана и из любой точки мира.


Этап 1: Неизвестность

В мае 2014 года я участвовал в «Хакатоне портала открытых данных» со своим проектом Rip24. Тогда это был просто агрегатор ритуальных товаров и услуг с системой рекомендаций и рейтинга. Но именно в этот момент социальную значимость моего дела оценил мэр Москвы Сергей Собянин, и я понял, что двигаюсь в правильном направлении.

Затем была чреда конкурсов, «Харвестов» и «Хакатонов», где мы с переменным успехом то занимали призовые места, то нет. Михаил в то время уже третий год получал сотни заказов через свой сервис, не сильно напрягаясь – исключительно за счет органического роста. Его проект был замечен Forbes, про него писал «Деловой квартал», однажды Михаил между делом победил с «Ле Дор Ва Дор» на Harvest в Екатеринбурге, где сервис вошел в топ лучших проектов года по версии клуба менторов.

Первый период нашей совместной жизни мы назвали – «Неизвестность».

Мне как-то летом 2014 года написал Леша и предложил сотрудничать. Я тогда как решил, что проект надо выводить из нишевого (мы работали на тот момент на более чем 40 кладбищах в СНГ и имели базу захоронений по каждому из них) в федеральную историю без привязки к конфессии. Мне нужны были надежные партнеры для работы в головном офисе в Москве. Ребята показались мне бодрыми, и мы очень быстро договорились, обсудили планы и стратегию развития, после чего начали работать над «захватом мира».
Михаил Свердлов Сооснователь проекта «Открытое кладбище»
image description

Этап 2: Переосмысление

Осенью 2014 нас пригласили в акселератор ФРИИ. Мы попали в 6 набор, который на момент написания материала успешно заканчиваем. В Фонде мы приступили к федерализации и к проверке гипотез по продукту для быстрого масштабирования.



По теме: Кто прошел в 6-й акселератор ФРИИ



Наша идея в том, что ритуальная сфера в России находится на уровне далеком от таких слов, как «удобство» и «прозрачность». Для человека, не имеющего возможности самостоятельно приехать на кладбище, становится невероятно сложно заботиться о месте упокоения близкого. Наш проект позволяет заказывать услуги по облагораживанию могил онлайн, а также получать фотоотчеты любым удобным для заказчика способом
Михаил Свердлов Сооснователь проекта «Открытое кладбище»
image description

С началом поступления заказов на уборку по кладбищам, где у нас не было каталога, мы столкнулись с первыми подводными камнями. Этот период нашей жизни мы назвали «Переосмысление».


Этап 3: Осознание

Так как сервис задумывался не только для Москвы, но и для регионов России и даже стран СНГ, мы выявили первую, и важнейшую, проблему – поиск захоронений. Выяснилось, что многие люди не в курсе или точно не помнят, где похоронен их родственник – наверняка знают только, на каком кладбище. А тот факт, что зачастую захоронения на кладбищах располагаются в нашей стране хаотично, а сами кладбища безразмерны и неструктурированы, делает поиск практически невыполнимым…

Мы решили обратиться в государственные организации с надеждой получить хоть какой-то прообраз базы захоронений, и выяснилось страшное. Такой базы не существует (!).  Этот период жизни проекта я бы назвал – «Осознание». 

По факту, база есть. Во-первых, существуют огромные бумажные «домовые книги» с порядковым списком захоронений, отсортированных по дате смерти и с подписанным номером могилы на кладбище. Как вы правильно понимаете, эта информация никак не соотносится с фактическим расположением захоронения. В лучшем случае детализация идет только до номера квадрата, в котором может быть захоронено более 5000 человек.

Другой вариант – «база знаний» в голове смотрителя. Она работает до тех пор, пока смотритель работает на кладбище. Парадоксально, но в многих регионах, где мы сделали каталогизацию, кладбища сами пользуются нашей системой. В Казани и Саратове у нас даже заказали каталогизацию под ключ с составлением карты захоронений. Это как раз стало началом нашей ветки B2B, когда мы реализуем для региона или кладбища систему управления с CRM, стратегией коммуникации с заказчиками, каталогом захоронений с базой и системой заказа услуг.
Михаил Свердлов Сооснователь проекта «Открытое кладбище»
image description

Можно сказать, что в этот момент мы поняли, какую серьезную сферу затронули, какой сложный путь нам предстоит, как много еще надо сделать. Собрав информацию по крупицам и заключив сотрудничество со многими общественными организациями, мы собрали базу в 150 тыс. захоронений. И она растет постоянно. В 2015 году мы добавили базы более чем на 9 кладбищах в таких городах как Одесса, Вильнюс, Минск, Москва.

Нам активно пришлось заняться стратегией развития и реинжинирингом текущего бизнес-процесса для быстрого масштабирования на страны СНГ.


Этап 4: Законотворчество – двигатель прогресса

В связи с новым законопроектом от Министерства строительства и ЖКХ РФ, наш сервис стал востребован как клиентами, так и муниципалитетами. С одной стороны, люди не хотят, чтобы по принципу заброшенности могил их родственники были перезахоронены. И тут мы готовы помочь –привести могилы в порядок. С другой стороны, кладбища обязали провести инвентаризацию, и у нас для этого есть все инструменты. Мы готовы проводить каталогизацию «под ключ» со скоростью до 10 000 захоронений в день на одном кладбище, и процесс от нашего входа на кладбища до использования ими готовой внедренной системы может составлять всего 1-2 недели (включая обучение персонала).

Кроме этого, мы, пожалуй, единственные знаем истинное количество заброшенных захоронений на тех кладбищах, где уже провели каталогизацию, и имеем в базе оценку каждого из них.


Михаил Свердлов: «Кладбища могут стать парками»


Этот этап развития нашего проекта мы назвали «Законотворчество – двигатель прогресса».


Этап 5: Где деньги, Зин?

Сейчас сервисом пользуется 120 семей (это не считая проекта «Ле Дор Ва Дор» у Михаила). 90% клиентов заказывают услуги на следующий год, а 70% рекомендуют сервис (эту планку мы не уронили, взяв все бизнес-процессы, выстроенные в проекте «Ле Дор Ва Дор», коммуникационную стратегию и систему контроля качества из проекта). 

Мы собрали в базу более 150 тыс. захоронений с фото каждого и понимаем, что с органики по базе захоронений у нас стабильная конверсия в размере 0,1%. Это хорошо, ну на самом деле, очень хорошо. И значит, что, создав базу всех кладбищ Москвы, мы выйдем на объем 40-50 тыс. заказов без какого-либо маркетинга. А с учетом того, что средний чек у нас сейчас больше 11 тыс. рублей при марже в 75-80%, то мы четко понимаем, куда и как нам идти с точки зрения развития.
Михаил Свердлов Сооснователь проекта «Открытое кладбище»
image description

Уже сейчас мы ведем переговоры с несколькими регионами о совместной каталогизации захоронений для них «под ключ», обсуждаем партнерство с «МосГорРитуалом» и ищем инвесторов на каталогизацию захоронений Москвы. По нашим расчетам, мы до начала следующего сезона каталогизируем 3 крупных кладбища и выйдем на базу в 1 млн захоронений. Кроме того, уже сейчас мы собираем первую франшизу на проект для наших партнеров в одну из республик СНГ.

На этом этапе мы поняли, где деньги.



По теме: В Москве появится интерактивная карта городских кладбищ



Этап 6: Озарение

Во время акселерации во ФРИИ нашей основной задачей было найти точку взрывного роста и «устаканить» команду. Со вторым мы успешно справились и даже разработали дорожную карту – кого и в какой момент нашего развития нам надо будет привлечь, практически с именами. В рамках точки роста мы нащупали две «огненные» темы, которые упускали из вида до этого. Обе лежат в плоскости партнерских программ. Мы смогли найти те две группы партнеров, у которых, единственных на ритуальном рынке, есть важные вещи для построения «бизнеса на уходе». Это контакты родственников,  которые потенциально будут заинтересованы в уходе за могилой и расположение самой могилы. Сейчас мы запустили ряд пилотов и смотрим по воронкам – сколько нам каждый из этих оффлайн-каналов принесет.

Этот этап мы назвали «Озарение».


Конверсия, воронки продаж, LTV, CRM и реалии МУП кладбищ

Когда вы приходите к директору кладбища и начинаете рассказывать ему хипстерско-стартаперские истории про лояльность, LTV, конверсии в первую и вторую покупки, отток, удержание и добивая его CRM – вы ввергаете человека в ступор. Это не совсем классический B2B в виду специфики отрасли, но руководитель предприятия точно понимает историю в терминах денег. Поэтому мы говорим с кладбищем о увеличении прибыли на 5-15% и уточняем, что мы от кладбища ничего не хотим (или хотим, в зависимости от модели), готовы обучить, в отдельных случаях – даже посадить человека от нас, чтобы он вел все базы, не отвлекая партнеров от основной работы: копать, хоронить. Тут мы сразу находим общий язык и начинаем двигаться вперед вместе.
Михаил Свердлов Сооснователь проекта «Открытое кладбище»
image description

При этом для истории каталогизации нам не требуется никакого разрешения от кладбища или помощи. Наши сотрудники на порядок быстрее выполняют съемку и оцифровку с минимальными затратами, да и пользоваться iPad для съемки они не смогут. Да, мы эстеты, и любим делать работу не только быстро, качественно и недорого, но еще и красиво.


Вопрос легальности

Деятельность проекта в части публикации персональных данных усопших людей регламентируется Федеральным законом Российской Федерации от 27.07.2006 №152-ФЗ «О персональных данных».

На основании статей №3 п. 12 и №7 п. 2, этого же закона, обеспечение конфиденциальности персональных данных не требуется в отношении общедоступных персональных данных. На основании Федерального закона Российской Федерации от 27.07.2006 №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», к общедоступной информации относятся общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен (статья №7 п. 1). Общедоступная информация может использоваться любыми лицами по их усмотрению при соблюдении установленных федеральными законами ограничений в отношении распространения такой информации (статья №7 п.2).

При реализации проекта мы исходим из того, что, размещая на памятнике соответствующие надписи, родственники сами делают персональные данные об усопшем общедоступными. Наша система в карточке захоронений публикует только общедоступные персональные данные, взятые с надгробных сооружений и помещенные туда родственниками усопших для всеобщего обозрения. Это:

  • Фото памятника;
  • ФИО усопшего;
  • Дата рождения;
  • Дата смерти;
  • Доступная информация о надписях на надгробии;
  • Доступная информация о местоположении захоронения.

Информация по месту захоронения на кладбище доступна лишь зарегистрированным пользователям.

Тем не менее, на основании статьи №8 п. 2 ФЗ №152, фотографические сведения о субъекте персональных данных могут быть в любое время исключены из общедоступных источников персональных данных по требованию субъекта персональных данных либо по решению суда или иных уполномоченных государственных органов. Требования выполняются нами неукоснительно, с соблюдением необходимых процедур, предусмотренных законом «О персональных данных».


Память о прошлом и взгляд в будущее

В рамках проекта «Открытое кладбище» и акселерации ФРИИ мы нашли точки взрывного роста, структурировали бизнес, сфокусировались на самом важном, отбросив шелуху, вышли на качественно новый уровень и получили бесценные контакты и экспертизу.


DemoDay ФРИИ


Здесь совершенно понятная проблема, совершенно понятное решение (которое предлагает проект «Открытое кладбище» – прим. Rusbase), при этом с каждым годом все больше людей уезжают из своего города, из своей страны и потенциальных клиентов становится больше. Несмотря на всю кажущуюся простоту решения (что его можно взять и скопировать), «под капотом» есть секретная технология, которая позволяет отстраниться от конкурентов. И даже если другие компании придут вслед за коллегами, им будет не так просто на этот рынок даже начать выходить, не то что на нем что-то делать.
Дмитрий Калаев Директор акселератора ФРИИ
image description

Сейчас понятно ценностное предложение для клиентов B2C. В сегменте B2B мы предоставляем целый комплекс услуг для автоматизации и консалтинга по стратегии коммуникации с клиентами и увеличения продаж. Мы готовы «взять» Москву, готовы к следующему сезону и ждем встречи с Владимиром Путиным на презентации стартапов в Кремле. Также в процессе разработки серьезный портал, на котором наши услуги будут скорее дополнительной опцией, а не главной идеей. Портал будет собирать важнейшие сведения о тех, кого нет в живых. Уже сейчас у нас есть предложения от трех инвесторов с оценкой проекта более чем в 60 млн рублей (имена инвесторов команда предпочла не раскрывать – прим. Rusbase). И мы активно ищем людей в нашу команду и партнеров в разных городах. Как партнеров мы рассматриваем кладбища, ритуальные службы, граверные и камнерезные мастерские.
Михаил Свердлов Сооснователь проекта «Открытое кладбище»
image description

Фото на обложке: Shutterstock.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter