Истории

Арест Ильи Сачкова: что это значит для бизнес-климата в России?

Истории
Алина Алещенко
Алина Алещенко

UGC-редактор RB

Ирина Печёрская

В ночь на 29 сентября 2021 года в московской штаб-квартире Group-IB прошли обыски. Основателя и главу компании в области кибербезопасности Илью Сачкова арестовали на два месяца по статье 275 Уголовного кодекса (госизмена). Ему грозит до 20 лет лишения свободы. Мы попросили представителей бизнеса прокомментировать эту ситуацию.

Арест Ильи Сачкова: что это значит для бизнес-климата в России?

15 топ-менеджеров, которые вывели свои компании на лидирующие позиции в рейтинге ESG.

Павел Гужиков, сооснователь и CEO «Деньги Вперед»


Недавно были активные дискуссии на тему, почему Россия не попала в список стран G20, где есть продукты с оценкой больше миллиарда долларов. Видимо, это следствие подобных событий: предприниматели либо уезжают, чтобы быть в более стабильной обстановке, либо не успевают добежать до таких оценок. 

Поэтому безусловно, какая бы это ни была статья, тем более такая, это очень бьет по бизнес-климату и сразу поднимает вопросы для многих предпринимателей России о том, что делать, где делать, кто должен быть твоим партнером и т.д.

Я знаю Илью достаточно давно, с 2010 года. Могу сказать, что это суперчестный, суперсправедливый, суперэтичный человек. Хотелось бы максимальной открытости по этому делу, потому что иначе это просто не позволит никому точно понять ситуацию и только больше ударит по бизнес-климату в стране.

 

Мария Лапук, сооснователь Vinci Agency


Мне кажется, что механизм посадки предпринимателей в СИЗО точно бьет по бизнес-климату страны. Это не люди, которые причинили вред жизни или здоровью. Если есть вопросы, связанные с бизнесом, то можно решать их и под домашним арестом. 

Илья построил классный международный бизнес в очень сложной нише кибербеза. И я не знаю большего патриота России, чем он. Он мог уехать очень давно и куда угодно, но жил и работал в Москве.

 

Дмитрий Гриц, основатель и адвокат юридической фирмы «Гриц и партнеры»


Любая качественная деятельность не может цениться только на территории одного государства. Чем больше наших предпринимателей делают что-то значимое, тем больше продуктом их деятельности будут пользоваться в других странах. И наше государство должно поддерживать фактически экспортную деятельность, чтобы быть привлекательным местом для базирования бизнеса. 

«Госизменный» состав преступления является прямой противоположностью «привлекательной юрисдикции», поэтому большинство адекватных и амбициозных компаний давно всерьез рассматривают другие юрисдикции и строят там «запасной аэродром». 

И с каждым таким кейсом — все больше. Вне зависимости от того, чьим интересам не угодила Group IB и лично ее совладелец Илья Сачков, нельзя заключать под стражу человека: он своим физическим нахождением вне стен СИЗО не опасен для граждан.

 

Александр Альхов, основатель Courseburg.ru


Если оставить за скобками статью, которую ему вменяют (это пусть решит суд), то Илья — это уже давно публичный в диджитал-тусовке символ бизнеса, который активно работал и сотрудничал с властью. Теперь все увидели, что даже если ты сотрудничаешь с ней, то все равно ни от чего не застрахован. 

Итак, в России никто не хотел регистрировать крупные IT-компании, а теперь даже околовластные IT-разработчики забеспокоятся. Эта новость наложилась на вчерашние запреты с 2020 года по 2023 год работать многим EdTech-проектам в школьном образовании и говорит о том, то вкладываться в российские компании не захочет никто, как и строить долгосрочный бизнес в России. 

Надеюсь, эта история кончится хорошо для Ильи. Лично с ним не знаком, но глубоко уважаю то, что он делал, и смотрел все его публичные видеоинтервью.

 

Анастасия Татулова, владелица «АндерCон»


Я совершенно согласна с пресс-секретарем президента: это не окажет влияния на бизнес-климат в России. Понимаете, у нас же это реально климат. Все привыкли, что в Питере зимой погода такая, что до костей пробирает, а еще сажают предпринимателей каждый месяц в СИЗО — весь мир к этому привык, и мы привыкли.

 

Алексей Галицкий, собственник компании UP business


Мне не понятна истерика предпринимательского сообщества по поводу ареста Ильи Сачкова. Любое атакующее действие государства трактуется однозначно как удар «негодяев» из правительства в сердце «святым» предпринимателям и предпринимательству в целом. 

Мой рациональный мозг говорит, что такая позиция является крайне однобокой: наш клиент, собственник очень крупной производственной компании, рекомендовал мне никогда не верить одному человеку на слово и обязательно проверять информацию минимум из двух дополнительных источников. И крайне желательно, чтобы у них был конфликт интересов.

Все, что есть в открытых источниках, — факт ареста Ильи. Конечно же, как следует из пресс-релиза, Group IB «не считают Сачкова виновным и будут “держать удар”, продолжая заниматься своей профессиональной деятельностью». И ваш юридический и PR-отдел ответили бы также, если бы арестовали вас. Все эти заявления — мнения только одной стороны, которая вынуждена в панике защищаться.

С другой стороны, к материалам дела никого, кроме адвокатов, не пустят, и что скрывается внутри: реально жесткий косяк со стороны Group IB по какому-либо госконтракту или заказуха, или просто не поделились с кем надо — можно строить домыслы, но правды вы не добьетесь.

Допускаю ли я вероятность того, что компания, собственник которой живет в Сингапуре, в группе которой есть юрлица и сотрудники в разных юрисдикциях, которая занимается расследованием киберпреступлений, в том числе для государства, могла допустить утечку деликатной государственной информации за бугор, которые прокурор сочтет «госизменой»? Конечно, да. Много людей — много дырок для утечки.

Единственный однозначный вывод, который я делаю из новости, — точно не стоит быть гендиректором компании, оказывающей услуги государству. Этот топорный намек точно не стоит игнорировать. А остальное — домыслы.

 

Алексей Поспехов, основатель Missiontech.сo

Мы снова стали свидетелями того, как уголовное дело становится исключительно коммерческой историей. Илья — предприниматель, у него есть что забирать. До тех пор, пока Илья все не отдаст, никакого диалога не будет. Эта история не про политику.

Мы с Ильей были знакомы. Он занимался абсолютно легальной, прозрачной деятельностью, в открытом сотрудничестве с источниками и государственными органами. Более русского и про-русского человека представить себе просто невозможно. Илья всегда отличался особой тягой к моральному правосудию. Он честный и открытый человек.

Это не первый раз, когда уголовные дела используются как инструмент внутрикорпоративного сведения счетов. Group IB — это агентство, а не завод, который можно забрать. Поэтому все происходящее — не более чем личное. Последние годы мы видим, что количество случаев, когда силовые ведомства используются для разрешения внутренних конфликтов, возросло в геометрической прогрессии.

Все большее количество предпринимателей уезжает. В России много талантливых специалистов, но из-за излишней государственной регуляции, санкций со стороны других стран и привычки сводить корпоративные счёты через силовиков, вопрос «перевозить ли бизнес из России?» становится как никогда актуальным.

И это при том, что есть и другие причины. Если говорить про технологические проекты, например, — иностранные инвесторы неохотно выделяют деньги российским проектам из-за экономических рисков.

Так, если завтра введут санкции на дронов, компании, которые производят дронов в России, не смогут их экспортировать. При этом с венчурной экосистемой и оценкой стартапов у нас пока есть проблемы, поэтому инвестиций здесь в разы меньше, чем за рубежом.

Другая проблема — в России маленький рынок B2C: у таких проектов здесь мало перспектив. FinTech у нас тоже тяжело развивается: например, мало шансов на взлет у необанков, которым все дороги открыты в Европе.

В России хорошо развиты только мобильный банкинг и онлайн-бухгалтерия. В космической отрасли тоже масса ограничений, не дающих ей развиваться. С наукоемким сектором все сложно, но при этом в России много талантливых специалистов в этой отрасли.

 

Павел Некрашевич, основатель стартапа AETECH


Нет ничего удивительного в том, что в частных компаниях, лидерах венчурного бизнеса, независимо от отрасли происходят обыски, а их основателям вменяют обвинения. Кейс Group-IB и обвинения Ильи Сачкова в «государственной измене» очевидны: у них есть что брать (все меня поймут, о чем я говорю). 

Вся ситуация ярким образом отражает положение вещей, почему стартапы не задерживаются в России, а если и задерживаются, то только вышеупомянутым методом. Стоит теперь понаблюдать за тем, какой будет исход и чем это все закончится, а Илье и его коллегам остается пожелать терпения и сил.

Фото на обложке: www.facebook.com/ilya.sachkov

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Главная мера предосторожности — это публичность». Как российских предпринимателей судят за госизмену
  2. 2 Корпорации научат: где получить «вышку» от «Яндекса», Group-IB и других компаний
  3. 3 Бесплатным социально значимым сайтам разрешили показывать видео в разрешении 480р
  4. 4 Что такое eSIM, в чем ее преимущества, как получить онлайн? Подробная инструкция
  5. 5 «Это не Дикий Запад»: власти Австралии потребуют у соцсетей личные данные интернет-троллей
ArtTech — карта разработчиков арт-технологий
Все игроки российского рынка технологий для искусства
Перейти