Истории

«Самый большой стереотип о Долине — что это развитое место. По факту это деревня»

Истории
Екатерина Гаранина
Екатерина Гаранина

экс-редактор RB.RU

Екатерина Гаранина

Никите Рокотяну 32 года. До 18 лет он жил в Кургане, а затем переехал по учебе в Екатеринбург, где занимался дистанционным зондированием атмосферы. Сейчас он живет в Кремниевой долине и работает над визуализацией данных в стартапе Volterra, который недавно купила F5 Networks.

Никита рассказал, как ушел от научной деятельности в creative coding, а также о жизни в Долине и гран-при World Data Visualization Prize.

«Самый большой стереотип о Долине — что это развитое место. По факту это деревня»

Читайте 30 вдохновляющих историй о девушках из Кремниевой Долины в проекте Silicon (W)alley


Я родился и вырос в Кургане — одном из самых криминальных городов 90-х. Здесь еще 20-30 лет назад новости про кражи и убийства были обычным делом. Карьеру в городе можно было построить или на заводе, или в сфере услуг, чего мне не хотелось. Я никогда не думал о работе за границей, хотя у нашей семьи был друг, который в 90-е эмигрировал в Канаду. Это в какой-то мере послужило примером того, что все возможно.

В конце 90-х у меня появился интернет. Это стало новым увлечением, доступом к «большому миру» и огромной базе знаний. В то же время я сильно полюбил графический дизайн, и году в 2003-м каким-то образом наткнулся на алгоритмическое искусство (computational art или generative art. — Прим.). Мне в школе всегда нравились математика, музыка, ИЗО: я удивился, что есть область, которая все это объединяет.

В 2005 я переехал в Екатеринбург, где учился на физфаке. К концу пятого курса я начал понимать, куда можно применить знания. Поэтому решил поступить в аспирантуру, где несколько лет занимался исследованиями в области физики климата и окружающей среды.

Карта Edtech - все ведущие игроки сектора в одном месте


На озере Тахо

Моя специализация называется «дистанционное зондирование атмосферы». Она подразумевает определение состава атмосферы по спектрам излучения, которое через нее прошло. Мы знаем, каким спектром обладает солнечное излучение до того, как пройти через атмосферу. Измерив его на поверхности Земли, с помощью определенных моделей и математических алгоритмов можно восстановить молекулярный состав атмосферы и следить за его изменениями.

Это можно делать еще и со спутника: в таком случае мы измеряем отраженное солнечное или тепловое излучение самой Земли.  В связи с проблемой изменения климата такие исследования очень популярны. Мне была интересна эта область еще и тем, что работа подразумевает использование большого объема данных.

Наука — международная область деятельности. И оказаться в этой среде — главный плюс аспирантуры. С другой стороны, в науке много не платят, в IT зарплаты могут быть в разы выше.

Пало Альто, главная улица


Как я ушел из науки в визуализацию данных

Через два года аспирантуры нам с коллегами по лаборатории посчастливилось выиграть один из мегагрантов, в рамках которого мы исследовали влияние глобального потепления на климат Западной Сибири. Благодаря этому мы приглашали ученых из Франции, Германии, Японии в Россию. Я много ездил по миру и общался со специалистами. 

Параллельно обучению в аспирантуре я начал заниматься creative coding и интерактивными инсталляциями вместе с небольшой группой единомышленников Interacta. Наши совместные работы несколько раз участвовали в экспозициях Уральской индустриальной биеннале современного искусства, Ночи музеев и на выставках филиала Государственного центра современного искусства.

Работа для Уральской биеналле, 2014 год


Спустя год после окончания аспирантуры я защитил диссертацию, стал кандидатом наук, а грант подошел к концу. Я подумал, что это уникальная возможность попробовать себя где-то еще. Стал перебирать интересные мне области. В то время как раз начала развиваться визуализация данных. В ней совмещается все, что мне так интересно — наука, работа с данными, дизайн, программирование.

Клиентов было найти несложно: подавляющее большинство из них были иностранцами, которые приходили через международные фриланс-платформы oDesk и Elance (сейчас Upwork. — Прим.). В 2015 году в этой области было мало специалистов. У меня собралось привлекательное портфолио, и график быстро стал загруженным. Я научился фильтровать клиентов и выбирать самые интересные проекты.

Проект для Ночи Музеев Sand points


У Interacta были разные задачи: от создания нестандартных графиков до разработки полноценных инструментов визуальной аналитики. Участие в некоторых проектах я разглашать не могу. Горжусь сотрудничеством с ДНК-лабораторией Theranostics Lab (Новая Зеландия) и работой над инструментом визуального поиска по Американской судебной системе. 

Периодически я делал что-то и для стартапов. А в одном из них, CultivateMe, где новые методики развития персонала и коучинга объединяются с визуализацией данных, стал сооснователем и главным инженером. Платформа, которую мы разработали, называется Iris.
 

Iris: платформа для развития персонала и творческих команд



«Мне предложили работу в Долине, но я не хотел переезжать»

В августе 2018-го я был в Нью-Йорке по работе. Один из клиентов студии, стартап из Кремниевой долины Volterra, предложил познакомиться лично. Я подумал, что это хорошая идея, и отправился в Сан-Франциско — уже тогда это был амбициозный проект. И неожиданно они пригласили меня работать к ним на фултайм. Ответил, что подумаю, потому что мне не сильно нравилась идея переезда в Кремниевую долину.

Я уже был в Долине до этого, и она напоминала мне академгородок, который растянулся на сотни километров. Сан-Франциско тоже оставил странное впечатление.

Идешь по улице в центре города, а вокруг тебя валяются бездомные и наркоманы. И огромное количество сумасшедших — в некоторых районах лучше носить с собой перцовый баллончик...

В общем, Нью-Йорк я любил больше, в Долину не хотел, поэтому мы нашли компромисс: я работаю на Volterra удаленно с частыми и продолжительными командировками. Спустя год такой работы я все же решился на переезд. А студия в Екатеринбурге продолжила свое существование независимо, со мной в роли ментора.

Стэнфордский парк


Про переезд: виза, офис, команда

Переезд в Долину был логичным шагом, необходимым для карьеры. Рабочая виза типа H1B в США — это лотерея, есть определенное число квот на год. Поэтому я решил делать визу О1 — она требует подготовки солидного кейса с подтверждением всех ваших достижений. Помимо этого вам еще нужно генерировать контент (научные работы, публикации) в течение всего процесса получения визы.

На подготовку документов и подачу петиции ушло около восьми месяцев. После одобрения петиции можно идти в консульство получать визу. В начале марта 2020-го все было готово, но коронавирус осложнил планы. Мы с супругой решили провести время в Петербурге, а после ослабления первой волны переехали.

В Volterra работает около ста человек, а недавно нас купила F5 Networks, поэтому мы постепенно вливаемся в компанию. Volterra занимается мультиоблачными сервисами, кибербезопасностью и всем, что с связано с современной сетевой инфраструктурой. Вы можете использовать наши сервисы для развертывания по всему миру сети веб-приложений или объединить существующие девайсы в единую сеть, чтобы ей было проще управлять. Соответственно, такие процессы генерируют огромное количество данных, и их надо визуально представлять. Я руковожу командой, которая занимается как раз этим.

Мы разбросаны по всему миру, и со всеми участниками нужно быть на связи, поэтому я встаю рано — в 4:30-5:30, чтобы успеть обсудить рабочие вопросы с коллегами из Украины, Франции, Чехии, Индии. Такой график — не редкость для Долины. Примерно до 10 утра я занят звонками, после — остальными задачами.

Типичный офис в Долине


«Гран-при мне вручал наследный принц Эмиратов»

В 2019 году мы вместе с командой Interacta победили на одном из самых престижных конкурсов визуализации данных — World Data Visualization Prize. Организаторы предоставили данные и определили несколько тем, из которых мы выбрали «What Makes a "Good" Government?».

Одним из моих кумиров был и остается Ханс Рослинг (шведский врач, академик, профессор Каролинского института по вопросам международного здравоохранения, специалист по статистике и всемирно известный лектор. Умер в 2017 году. — Прим.). Его считают одним из лучших специалистов, который мог вдохновляюще и доступно рассказать о данных и статистике. У него есть проект Gapminder, где страны расположены на диаграмме рассеяния и отображаются шариками разных размеров. Можно запустить анимацию и наблюдать, как движется график во времени, с 1800 г. по настоящее время, и буквально увидеть эволюцию разных стран через призму данных.

Альтернативная карта мира

Я подумал, что было бы здорово взять эти данные и «запихнуть» в алгоритм t-SNE (t-Distributed Stochastic Neighbor Embedding). Если объяснять его функцию просто, то представьте, что у вас есть набор точек (стран), каждая из которых описывается набором характеристик (число жителей, размер ВВП, траты на здравоохранение и т.д.). t-SNE может найти между ними локальные и глобальные сходства и расположить такие точки в пространстве рядом друг с другом, образуя кластеры. Даже если вы не знаете, что у вас за данные, можно их дать t-SNE, и он определит их в кластеры, которые дальше получится исследовать. Это часто используется в задачах классификации звуков или изображений.

Мы с командой сделали визуализацию, которую назвали Альтернативной картой мира, где страны расположены не по географическому положению, а на основе социально-экономических данных. И отправили заявку на конкурс. Фишка проекта в том, что можно изменить характеристики той или иной страны, например, траты на образование и здравоохранение, и понаблюдать, переместится ли она в другой кластер.

Помню, во время подведения итогов я был в Праге. Проснулся — а у меня более 10 пропущенных звонков: оказалось, наша работа попала в шорт-лист. Меня пригласили в ОАЭ, где через три дня вручили награду. 

Эта премия — громкое событие и в самом Дубае. Гран-при вручал наследный принц. Приехала элита Эмиратов и спикеры со всего мира. Меня потом узнавали на улице: «О, я тебя видел, отличная работа, поздравляю с наградой».

Вручение награды

 

Магия Долины: почему тут круто стартапам

Я живу в Ривер Оакс — на севере Сан-Хосе. В Калифорнии замечательная природа, поэтому в COVID одно из самых популярных развлечений — это выбраться куда-то в горы или на океан. Можно поехать и в Сан-Франциско. Там сейчас многое закрыто, но по городу прогуляться реально. Мы с супругой стараемся выезжать куда-то на каждые выходные. В самой Долине скучновато, поэтому иногда хочется уехать в какое-то оживленное место.

Местная публика не напрягается на тему внешнего вида, поэтому я иногда выгляжу слегка вычурно: в России все-таки следят за собой. Люди ходят на улице в шлепках, шортах и футболке, которую им подарили в компании или на конференции. А в холодное время года просто надевают поверх худи.

Здесь огромное интернациональное сообщество. В нашем районе индийцев, китайцев, японцев больше, чем американцев. Русское комьюнити, конечно есть, но, по моим ощущениям, оно меньше, чем азиатское — в нашем районе я мало кого встречал. Мы с супругой легко общаемся с иностранцами и не чувствуем нехватки разговоров с соотечественниками.



Почему Долина считается лучшим местом для стартапа? Мне кажется, так сложилось исторически. Тут был основан Стэнфорд с его культурой взаимной поддержки и помощи. Знаю, что если ты учишься в этом университете и сделал что-то новое, тебя будут подбадривать и мотивировать идти дальше. 

В Долине вообще мало критики. С одной стороны, это хорошо и дает возможность просто делать то, что тебе нравится, не переживая за результат. С другой стороны, иногда сложно разобраться — а действительно ли ты делаешь прорывную вещь.

Наверное, для меня магия Долины как раз в этом. Ты встречаешь поддержку и эмпатию от людей, которые могут и не знать тебя. Нетворк тут — часть образа жизни: если твой проект действительно нравится, тебя без проблем познакомят с кем угодно.

Я пока сам не поднимал финансирование, но складывается впечатление, что тут это легче, чем в других локациях. Недавно у меня был звонок с руководителем одного небольшого инвестиционного фонда. Оказалось, что они серьезно конкурируют с другими фондами, и в качестве преимущества предлагают еще нематериальную помощь — вроде услуг по разработке и поиска сотрудников. Меня впечатлил этот факт.

Пожарные в Пало Альто

Жизнь в Калифорнии: дом, ЖКУ, цены

Самый большой стереотип о Долине в том, что это развитое место. Кажется, что приедешь — и там технологии, современность. А по факту это большая деревня, где много старой недвижимости, высокие цены и плохой общественный транспорт. Без автомобиля здесь как без рук. Зато есть Amazon, который за день-два привезет почти все что угодно.

Я хотел жить недалеко от офиса, поэтому мы с супругой арендовали апартаменты в комплексе — это дешевле, чем снимать дом. С арендой все было просто. Из-за коронавируса многие уехали, поэтому рынок был насыщен предложениями. 

Для аренды жилья в США нужна кредитная история. Так как у нас ее не было, мы заплатили залог за два месяца. «Евродвушку» c отдельной спальной и кухней-гостиной можно арендовать за $2500-3000 в месяц, плюс еще примерно $250 за коммунальные услуги и $50-100 за интернет. Дом в хорошем месте обойдется в $5000-7000 в месяц.

Сан-Франциско — сейсмически опасная зона, поэтому высотная застройка тут встречается редко. В комплексах апартаментов часто есть бассейн, спортзал, общественные пространства с грилем на улице. Если в квартире что-то ломается, можно оставить заявку через приложение на ремонт и в течение нескольких часов к вам придет техник. В основном квартиры сдаются без мебели — за исключением кухни. При желании на классифайде частных объявлений Craigslist можно легко найти хорошую мебель и технику.

 

Что сколько стоит: цены на еду

  • 1 пакет молока — $2-3 за литр,
  • 1 пачка кофе (~340 г) — $10-20,
  • Простой хлеб стоит $2-$4 за булку, а действительно вкусный $5-10,
  • 1 кг картофеля — $2-$3,
  • 1 кг томатов — $3-4 (безвкусные), $7-9 (экологичные),
  • 1 кг огурцов — $3-4,
  • 1 л бензина — $1-1,25,
  • 1 кг курицы — $7-10,
  • Плитка шоколада — $3-$5,
  • Фермерский горький шоколад — $10. 
Чек из магазина


Найти хорошие продукты тут несложно. А вот с кафе в Долине проблемы. Местные не очень требовательны и к качеству, и к сервису. В Сан-Франциско больше интересных мест, но мне лично ресторанная культура в Санкт-Петербурге или Екатеринбурге нравится больше.

На Новый год мы уезжали в Екатеринбург и почувствовали разницу в отношении к коронавирусу. В России обстановка более спокойная, многие веселятся, город живой. В Калифорнии до сих пор закрыто большинство общественных мест. Все ходят в масках и порой даже переходят на другую сторону улицы, чтобы не сталкиваться лишний раз. Чувствуется, что люди напуганы.




Фото: личный архив героя

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Я хотел дать валенкам новую жизнь». Как переосмыслить русский валенок, возродить старый завод и сделать на этом бизнес
  2. 2 «В Португалии любят и принимают всех». Как переехать в Лиссабон и открыть там кофейню
  3. 3 «Если вы хотите работать во Франции, поступайте в Grandes Ecoles, а не в Сорбонну»
Стажировка в IT
Гринатом зовет студентов и начинающих специалистов на программу Greenlab
Узнать больше