Аутстаффинг для корпораций: что это такое и почему он нужен?

Никита Стаценко
Никита Стаценко

Внештатный автор

Расскажите друзьям
Светлана Зыкова

Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис поговорил об особенностях современного аутстаффинга технических специалистов с Владимиром Рыжковым и Андреем Лядковым — представителями компании KMD24.

Другие интервью из программы «Силиконовые Дали» читайте по тегу.

Рубрика «Инновации в корпорациях» выходит при поддержке Spinon.


Зачем специалисту идти в аутстаффинг?

Владимир: Сегодня наша программа посвящена аутстаффингу. В гостях Владимир Рыжков — основатель компании KMD24, которая специализируется на аутстаффинге, и технический директор компании Андрей Лядков. Расскажите,  в чем основные различия аутсорсинга и аутстаффинга?

Андрей: Аутстаффинг — это немного изменённый формат. Если его сравнивать непосредственно с аутсорсингом, то это не тот случай, когда заказчик отдаёт «под ключ» какой-то объём работ и принимает результат. Мы даём просто людей, ресурсы и возможность с ними поработать в том формате, котором необходимо.

 

В IT-секторе это большая проблема. Крупные компании (Mail.Ru Group, Yandex и другие) устраивают хакатоны, конференции — переманивают к себе людей. Кто-то делает хороший смузи, кто-то — массаж, у кого-то бассейн в офисе. Очень сложно найти хорошего IT-специалиста, дать ему задачу, которую он бы выполнил в срок. Как вы справляетесь с этим? Ведь вы обслуживаете огромное количество компаний и вам необходимо этих людей искать в большем количестве, чем нужно HR-отделам самих компаний.

Андрей: Мы просто успешно выстраиваем коммуникацию именно удалённого формата. То есть мы не конкурируем с «Яндексом» в его смузи, не предлагаем эту историю. Просто потому, что «Яндекс» это не организовывает в каждом регионе нашей большой страны.

 

Скажите, пожалуйста: IT-шники, которые ищут работу, всегда хотят сделать себе хорошее портфолио («Я работал в Google, Yandex»). А приходя на работу к вам, в чём они получают преимущество?

Андрей: В том, что они имеют, во-первых, постоянство, во-вторых — разнообразие, а в-третьих — это всё равно experience, не за короткий срок, но всё равно — они могут очень вырасти.

Владимир: Дело в том, что есть ещё такой фактор: люди перестали стараться переезжать в другие города. Хотят жить там, где они живут, и получать достойные зарплаты. В последнее время практически регионы сравнялись по IT-зарплатам со столицами. 

Rusbase рекомендует только проверенных поставщиков услуг. В разделе B2B-магазина вы найдете сервисы, которые облегчат работу офиса.

 

Ваши специалисты рассредоточены по всей стране?

Андрей: У нас есть несколько региональных центров, можно так сказать. Как раз в них они и работают.

 

IT-вектор в плане персонала — огромный. Здесь есть VR, фронтенд-разработка и т. д. Какие основные направления вы закрываете для ваших клиентов?

Андрей: Мы последовательно расширяем спектр наших услуг, не ставим каких-то ограничений конкретных. Если у нас возникает какой-то запрос, решения для которого у нас в данный момент нет, мы можем найти партнёра с хорошей компетенцией, удовлетворяющей клиента.

Какие проблемы корпорации решает аутстаффинг?

 

Расскажите, как выглядят кейсы? С какими «болями» к вам приходят клиенты? Какой тип проблемы решаете?

Владимир: Самый частый кейс примерно такой. Обращается компания: «Нам нужно несколько разработчиков, хотим, чтобы они сидели у нас и были нашими». Мы говорим, что, скорее всего, это не получится ввиду удалённости сотрудников. После этого они сообщают: «Наш технический директор против аутстаффинга». Потом проходит примерно месяц (или два), и коллеги возвращаются: «Ладно, мы согласны уже на аутстаффинг, только дайте нам эти ресурсы».

Собственно, это самый частый кейс. Это такая «болезнь», связанная с боязнью удалённого управления. Это происходит, потому что экспертиза проектного управления отсутствует либо есть какие-то мифы: если не достанешь указкой до головы человека, то он не контролируем.

 

Может быть, это связано с проблемой фриланса? Некоторые путают аутстаффинг с ним, да? Я лично сталкивался с фрилансерами. У них регулярно происходит выключение света, слёт видеокарты на компьютере или ещё что-то. Часто они не сдают свои работы в срок. С аутстаффингом как? У вас есть, наверное, какой-то метод контроля над этими специалистами?

Андрей: Да, на текущий момент именно такой формат, они не находятся в домашних условиях. Это не ребята-фрилансеры. Это ребята, которые работают в офисе/студии, у них есть непосредственные тимлиды. Мы полностью обеспечиваем и контролируем их дисциплину. Именно дисциплина — наша ключевое требование, которое в данном случае контролируется.

Владимир: У нас в компании ходит такая шутка, что мы фактически страховая компания в области IT-проектов, потому что даём уверенность в том, что ресурсы действительно качественные и никуда не пропадут, будут в абсолютной доступности для клиента.

 

А как выглядит процесс? Приходит компания и говорит: «Мне нужно три разработчика, которые что-то сделают на java-скрипте или сверстают что-то». Дальше что происходит?

Андрей: Да. Мы запрашиваем технологии, которые требуются, дальше — решаем организационные вопросы, там тоже есть нюансы. Затем мы предлагаем конкретные NTCV, то есть описания тех специалистов, которых мы можем предложить.

 

С фамилиями или нет?

Андрей: Без фамилий.

Владимир: Нет. Это резюме, резюме без фамилий.

Андрей: Процесс, на самом деле, максимально похож на HR, за исключением того, что мы расширяем спектр поиска — от просто свободных ребят на рынке HR до людей, которые уже трудоустроены, но могут быть доступны. А процесс точно такой же, то есть CCV, собеседование обязательно. В первую очередь должны сойтись именно коммуникации. Это нас и отличает от аутсорсинга.

Владимир: Да, люди, как правило, могут выбирать из десяти специалистов двоих. Мы совершенно не против. К нам приходят компании и говорят: «Мы хотим семью разработчиков в количестве четырёх человек. Это очень сложная задача, примерно на год-два, на очень важный проект». Мы предоставляем выбор из нашей базы, содержим и команды, которые являются партнёрами, то есть не все наши разработчики сидят в региональных офисах. Есть ещё проверенная команда, с которой мы уже годами работаем. Со своими тимлидами, технологиями экспертизы. Команды могут сидеть и в Томске, и в Барнауле, одним словом — где угодно. Заключён договор, у них также есть юридическое лицо, и мы с ними работаем.

Слева направо: Владимир Рыжков, Андрей Лядков и Владимир Смеркис


Расскажите, кто ваши клиенты: большие корпорации, компании, банки, маленькие студии? Кто заказывает услуги аутстаффинга, кому они по карману? Для кого продукт ваш создан?

Владимир: Одно важное условие существования аутстаффинга — крупные компании. На их стороне сформирована экспертиза: есть, например, технические специалисты (технический директор или кто-то), которые понимают, что они делают. Как правило, это крупные компании, которые могут себе позволить этот ресурс содержать.

 

А если у меня какая-нибудь ритейловая компания, нет экспертизы, но мне нужны специалисты, которые будут поддерживать сервисную архитектуру? Я не могу, получается, у вас заказать услуги?

Владимир: Здесь надо «плясать» от самих работ, что нужно сделать. Если там нет необходимости в очень глубоком погружении, работа достаточно системная, то можно использовать аутстаффинг, который является конкретной небольшой задачей.

Андрей: Если затронули ритейл, то у меня есть непосредственно опыт очень крупного федерального ритейла. Будучи руководителем разработки, я могу рассказать следующее. Нужно комбинировать, на мой взгляд, все возможные форматы управления IT-структурой. Для каких-то «горящих» вещей лучше иметь инхаус-ребят, до которых можно было бы, как Володя любит говорить, дотянуться указкой, решить вопрос.

Владимир: Постучать по голове.

Андрей: Да. Иногда это очень важно и очень удобно. Крупные проекты, на которые не хочется тратить много внутренних ресурсов, можно отдать на аутсорсинг и требовать результат. У меня есть менеджеры достаточной квалификации в ритейле. Достаточно хорошие менеджеры, они уже понимают многие процессы. И для них это очень удобно.

Владимир: Нужно понимать, что для того, чтобы использовать аутстаффинг, нужно техническую экспертизу иметь какую-то и некоторый уровень проектного управления. Если у вас есть задача просто «забелить» какое-либо отдельно стоящее мобильное приложение или сервис, то, естественно, здесь больше подойдёт аутсорсинг, где вам дадут и проектное управление, и экспертизу.

 

А не возникает проблем? Ведь у каждой компании своя корпоративная культура, в разное время начинают работать и пользуются разными системами по управлению проектами. Ваши коллеги внедряются в эту культуру и систему?

Владимир: Да, наши сотрудники полностью погружаются во все системы. Они работают как свои же сотрудники внутри компании, только удалённо. В их трекерах, процессах участвуют. Мы минимизируем и стараемся убрать эту дистанцию.

Андрей: Следим за дисциплиной работы.

Россия — «лакомый кусок» для аутстаффинга?

 


Я знаю о примерах нескольких иностранных компаний — американских, израильских, — которых нет в России, Украине, Белоруссии, но целые отделы ребят сидят и программируют. Это связано скорее со стоимостью оплаты труда, может быть, более низким налогообложением. Это аутстаффинг или нет?

Андрей: Всё в первую очередь будет зависеть от конкретных решений архитектурных и организационных компаний. Если считать, что у них весь «мозг» — за рубежом, а здесь — руки, то тогда — это, скорее всего, будет аутстаффинг, тут мы как раз будем очень удобны. Если у них есть представительство, допустим, организованы дочерние компании здесь, то мы работаем и с ними. Тогда те компании будут как аутсорсинг, потому что они более комплексную историю обеспечивают, а мы им даём уже ресурсы.

В связи с падением курса рубля практически в два раза стала ли Россия лакомым кусочком для иностранцев? Есть ли запросы из-за рубежа? Собираетесь ли вы туда двигаться?

Владимир: Да, абсолютно точно есть, и запросы увеличиваются у нас в России. Для многих, может быть, это секрет, но есть целые регионы и города, в которых оффшорное программирование является огромным бизнесом.

Иностранные компании рассматривают это как большую оптимизацию своих расходов на разработку, потому что для них это дешевле, чем перевозить хороших и умных специалистов к себе. Там налоги, гражданство и прочее, поэтому они рассматривают возможность оптимизации такого рода. Мы в свою очередь сейчас увеличиваем возможность выхода в США, у нас есть международные контракты с Сингапуром. Азия — довольно серьёзный сейчас игрок, использует много ресурсов на аутстаффинге.

 

А как думаете туда выходить? Как клиентов ищете? Вы собираетесь туда ездить, устраивать какие-то выставки? Или всё-таки «Фейсбук» сейчас решает проблему коммуникации?

Владимир: Совершенно верно. На примере США можно сказать, что там есть две сущности — Долина (Сан-Франциско) и остальные, которые используют в большей степени фриланс. Квалифицированные пользователи аутстаффинга, понимающие в этом деле, живут в IT-регионах, например, в Долине. Там есть задача — не попасть в нишу китайцев и индусов, как говорят американцы. Потому что они очень не любят их использовать. Мы будем туда ездить, встречаться с различными компаниями, участвовать в конференциях. Задача — максимально стать своими для специалистов.

Андрей: Да, там требуется определённая ассимиляция, поэтому нужно просто мелькать, быть и показать, что мы действительно надёжные и долговечные на их рынке.

Владимир: Требуется некоторое время, чтобы завоевать этот рынок.

Контроль качества: кто в ответе за удалённых сотрудников?

 

Аутстаффинг многие связывают с работами фрилансеров. Всё-таки — как устроен контроль качества? Если я работаю в другом часовом поясе, как я могу коммуницировать с человеком, которого вы предоставили? Как он внедряется в мою систему постановки задач?

Владимир: Часовые пояса — это действительно фактор, конечно же, он присутствует. Ведь всё зависит от планирования, от пошагового исполнения задач. Если это критично, мы стараемся подбирать в том же самом часовом поясе, чтобы было всем удобнее. Если говорить про контроль качества, мы в первую очередь обеспечиваем трудовую дисциплину людей: чтобы они были на месте, доступны, как свои. Это вселяет определённую уверенность и спокойствие. Там, где есть спокойствие — хороший процесс.

 

Вы просто сказали: вот вам Пётр или Василий, работайте с ним. Клиент заплатил деньги, вы оставляете их на этом моменте?

Владимир: Да, но здесь есть многоступенчатая система. Во-первых, клиент имеет право достаточно тщательно их прособеседовать, выбрать себе именно тех специалистов, которые необходимы. Плюс — у нас есть гарантия того, что если ни один из специалистов не окажется соответствующим по квалификации или ещё по каким-то причинам не подойдёт, то мы гарантируем замену этого специалиста в течение двух недель, достаточно оперативно.

Андрей: Замена у нас иногда происходит день в день. Да, конечно, по договору мы две недели берём. Тем не менее, про контроль качества — мы всегда держим руку на пульсе, поддерживаем удовлетворённость клиента на должном уровне.

 

Как быстро решается задача? Понятно, что всё зависит от ситуации. Но если я к вам приду с каким-то достаточно типичным случаем, как быстро вы найдёте специалиста?

Андрей: Наш стандарт по договору — две недели. В течение этого срока мы гарантируем.

Владимир: Самое быстрое у нас было — несколько часов.

Андрей: Да. У нас были такие форс-мажоры. К нам приходили и говорили: «Так, ребята, всё, у нас там…» Они приходят в среду, а к понедельнику уже должна быть готова какая-то операция.

Владимир: Один из кейсов — это запуск стартапов или каких-то больших e-commerce, когда у них не хватает рук для того, чтобы в понедельник зарегистрироваться. Мы максимально быстро спасали несколько проектов, находили им «руки», причем разных стеков технологий — от 1С до «Битрикса», Python, Front-end. Буквально за несколько часов они успевали реализовать их дедлайн.


Почему вы занялись аутстаффингом именно сейчас? Почему он актуален? Какие перспективы на рынке труда аутстаффинга?

Андрей: Аутстаффинг — некая эволюция форматов на IT-рынке предоставления услуг. Раньше это был просто аутсорсинг, потом появился формат «тайм-ин-материал», где уже доплачивали по факту затраченного времени. Аутстаффинг — это то же самое, плюс — ещё персональные определённые отношения заказчика и непосредственного исполнителя. Он лично его отбирает. Рынок HR, если мы посмотрим, достаточно тесный, там нехватка ресурсов. Мы расширяем этот рынок, то есть мы говорим про ресурсы, которые трудоустроены, это более широкая область. Когда мы сталкиваем эти две вещи, поиск необходимого ресурса и сам формат взаимодействия, мы приходим к аутстаффингу.

 

Почему всё-таки клиенту сейчас важно контролировать конкретную работу конкретных специалистов?

Андрей: Если у клиента нет абсолютно никакой внутренней экспертизы и внутренних ресурсов, аутсорсинг — актуален. Но если мы говорим о том, что внутри уже что-то появляется (а зачастую — у наших клиентов внутри уже что-то есть), то гораздо эффективнее иметь аутстаффинг, чтобы внутреннюю инфраструктуру применять и не отбрасывать.

Когда у вас уже есть тимлиды, свои тестировщики, вам нужно просто усилить руки, чтобы ускорить внедрение нового проекта. И не думать, что делать потом с этим ресурсом. Нельзя же взять с рынка HR человека на 3 месяца, а потом сказать: «Спасибо, до свидания!». Есть определённые проблемы, в том числе и с увольнением, поэтому аутстаффинг — это один из способов решить эту проблему.

Владимир: Можно провести параллель с облачным хостингом, когда на каких-то пиковых моментах есть возможность очень быстро расширить свои ресурсы и безболезненно их свернуть.

Аутстаффинг — это выгодно для компании?

 

А экономически — получается, что аутстаффинг выходит дешевле, потому что не тратится время на поиск персонала, на адаптацию человека в коллективе, он работает здесь час, да?

Андрей: Он экономически выгоднее, да. Хотя, зачастую бывают комичные истории, когда ожидают от нас ставок таких же, какие присутствуют на рынке HR. Люди как будто не считают те налоговые нагрузки, которые возникают.

 

Мы часто говорим о том, что роботы заменяют людей. IT — это как раз та сфера, которую сложно роботами заменить. Вы как считаете, достаточно ли сейчас появляется на рынке персонала, который обладает IT-экспертизой? Как это будет в будущем?

Владимир: Это большая проблема. Я могу сказать, что мы формируем внутри себя образовательную функцию, то есть мы ведём курсы, собираем молодых джуниор-разработчиков, программистов, обучаем их и используем в ресурсах своей компании. Предлагаем трудоустройство, перспективы, интересные проекты.

 

Если человек закончил 10-11 класс, рекомендуете идти в IT? Такие люди найдут работу в ближайшем будущем?

Владимир: Абсолютно точно. В некоторых стеках вообще большие перспективы. Это фронтенд, криптовалюта и так далее.



Самые актуальные материалы — в Telegram-канале Rusbase


Материалы по теме:

Аутсорсинг-баттл: «за» или «против» — на чьей стороне ты?

«Буквально года через три все банки будут с искусственным интеллектом»

Можно ли найти хорошего дизайнера на фриланс-сайтах: личный опыт


Бизнес-оптимизация по-русски: почему этого все боятся

Фото на обложке: nd3000/Deposiphotos.



Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
IT Synergy
23 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase