Истории

Три причины, по которым во время пандемии растут акции

Истории
Александра Степанова
Александра Степанова

Редактор

Александра Степанова

Уровень хаоса в США в последние месяцы достиг практически библейского уровня: война сменила чуму, политические лидеры творят немыслимое, и лишь одно остается неизменным: фраза «... и акции выросли». Экономический обозреватель The Atlantic Дерек Томпсон объясняет, почему это так.

Три причины, по которым во время пандемии растут акции

В конце мая показатель смертности от COVID-19 в стране официально превысил порог в 100 тысяч, но акции выросли. Министерство торговли США сообщило, что за первый квартал 2020 года ВВП упал почти на 5%, но акции снова выросли. После убийства Джорджа Флойда тысячи американцев вышли на улицы с требованием положить конец жестокому обращению полицейских с чернокожими согражданами. Большая часть демонстрантов вела себя мирно, но избежать столкновений с полицией все равно не удалось, а мародеры начали громить витрины местных магазинов. Что произошло с акциями? Они опять выросли.

Похоже, в последнее время акции только и делают, что растут. В апреле были зафиксированы лучшие показатели со времен правления Рейгана, и в мае эта тенденция продолжилась. Количество умерших от COVID-19 в США увеличилось со 100 человек до 100 тысяч человек, а индекс S&P 500 за тот же период поднялся на 20%. Что происходит с экономикой?

Комментаторы часто напоминают, что «фондовый рынок — это еще не вся экономическая система». Это наблюдение можно назвать технически верным, но на практике оно почти не имеет смысла. Ни один показатель, будь то количество продаж мебели, уровень занятости в сфере общественного питания или средняя цена на недвижимость в Айдахо, не отражает состояние системы в целом. Экономика — это сложный механизм, и если какая-то из его частей ведет себя странно, на это стоит обратить внимание.

Нынешняя ситуация выглядит довольно запутанной и противоречивой. Американцам, запертым в домах из-за пандемии, пришлось одновременно работать, воспитывать детей и делать множество обыденных дел самостоятельно, что поставило под угрозу существование малого бизнеса. Государство ответило на начавшиеся увольнения в этой сфере беспрецедентными мерами поддержки. Доход населения увеличился, и люди начали тратить больше денег онлайн: за считанные недели виртуальная экономика показала уровень роста, на который в обычных условиях могли уйти годы.

Кризис COVID-19 одновременно напоминает 1830-е тенденцией к ведению натурального хозяйства, воссоздает уровень безработицы времен Великой депрессии 1930-х годов и приближает общество к виртуальной реальности 2030-х. В результате получается самая странная экономика из всех когда-либо существовавших.

Нынешняя рецессия выглядит необычно как минимум по трем причинам, каждая из которых помогает объяснить тот разрыв между фондовым рынком и остальной экономикой, который мы наблюдаем в последнее время.

Во-первых, экономическая система не сломана в том понимании, в каком это произошло во время предыдущего Мирового экономического кризиса. Тогда рынок жилья в США рухнул, как карточный домик, а фондовая биржа, рынок труда и обрабатывающая промышленность последовали за ним. Нынешняя ситуация развивалась иначе — вирус, влияние которого ощущается во всех уголках мира, внезапно вмешался в деятельность нормально функционировавшей экономики. Выйти из этого кризиса не удастся до тех пор, пока не будут решены проблемы здравоохранения. Но эта же логика позволяет предположить, что как только решение будет найдено, восстановление экономики произойдет достаточно быстро. Вот почему акции реагируют мгновенным ростом на каждый оптимистичный заголовок об испытаниях вакцин — в нынешней ситуации все компании зависят от успеха вирусологов.

Фото: katjen / Shutterstock

Во-вторых, в рамках нынешнего кризиса падение офлайн-экономики сочетается с беспрецедентной финансовой помощью государства десяткам миллионов семей. В апреле потребительские расходы рекордно снизились, и в этом же месяце уровень личных доходов показал самый большой рост за всю историю наблюдений. И хотя на первый взгляд ситуация выглядит неправдоподобной, она имеет логичное обоснование. Магазины и рестораны закрылись, поэтому потребительские расходы и занятость в этих сферах резко упали. В ответ федеральное правительство приняло закон CARES, по которому десяткам миллионов семей были отправлены чеки на тысячи долларов, а пособия по безработице выросли на $600 в неделю. В итоге среднестатистическому получателю такой выплаты стало приходить на 34% больше средств, чем в те времена, когда у него была работа, а личные доходы населения в апреле выросли на 10%.

Закон CARES, наряду с чрезвычайными действиями Федеральной резервной системы по укреплению финансового сектора, почти наверняка поспособствовал восстановлению фондового рынка. Большой разворот S&P 500 пришелся как раз на неделю после 21 марта, когда ФРС объявила, что сделает все возможное, чтобы избежать финансового краха, а президент подписал закон CARES. Интересы корпораций и работников не всегда совпадают, но в нынешней ситуации это произошло: меры федеральной поддержки сделали богаче как инвесторов, так и сотрудников компаний.

В-третьих, несмотря на то, что ритейл переживает непростые времена, кризис почти не коснулся сфер, связанных с домом. Продажи новостроек превысили прошлогодние показатели, а заявок на ипотеку весной стало больше, чем в конце февраля. Бакалея показала взрывной рост, мебель также стали покупать чаще. Thumbtack, онлайн-площадка для независимых работников, таких как инструкторы йоги или электрики, сообщила о полном восстановлении показателей в сегментах, связанных со строительством, ремонтом домов и переездами. Городские сервисы оказались недоступными, и американцы вернулись в экономику XIX века — в те времена, когда семьи самостоятельно готовили, убирались, работали, воспитывали детей и ухаживали за животными (кстати, продажи зоотоваров также выросли).

Все это наводит на мысль о том, что нынешняя ситуация очень неравномерна. Сотрудники, которые могут работать из дома, оказались защищены от экономических проблем: их финансовое состояние настолько благоприятно, что они могут позволить себе покупку нового дома.

Отделение цифровых технологий от физического мира может быть самым долговременным последствием этого кризиса. За время карантина пользователи приобретали онлайн не только программы для удаленной работы вроде Zoom или Skype, но и, например, еду, мебель и бытовую технику. Это объясняет, почему несколько технологических компаний, таких как Microsoft, Apple, Amazon, Google, Facebook, Cisco Systems и Adobe, обеспечили почти весь рост фондового рынка в этом году. Но даже цифровой бизнес не может существовать в отрыве от обычной экономики. Массовые увольнения в медиа и снижение найма в сфере IT показывают, как экономический спад может повредить большому количеству работников.

Тема, которая связывает все эти истории вместе — дивергенция. Увеличился разрыв между потребительскими расходами и доходами, между экономикой государства и отдельно взятой семьи, между фондовой биржей и рынком труда. Технологические гиганты оказались в будущем раньше, чем другие крупные корпорации. Нынешняя экономика одновременно напоминает ситуацию 1830, 1930 и 2030 годов. И неизвестно, в каком году она окажется завтра.

Источник.

Фото на обложке: GH Studio / Shutterstock

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Как коронавирус повлиял на отношение зумеров к деньгам
  2. 2 На портале госуслуг запущен сервис для получения пособия по безработице
  3. 3 Правительство ввело максимальные выплаты безработным на три месяца
  4. 4 Что будет, если мы просто начнем раздавать людям деньги?

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase