YOUNG

«Наступает время вашей профессиональной репутации»

YOUNG
Никита Стаценко
Никита Стаценко

Редактор

Никита Стаценко

15 апреля прошёл первый совместный онлайн-выпуск московской PechaKucha и Яндекс.Практикума. В нём приняли участие шестеро экспертов: директор по стратегическому маркетингу «Яндекса» Андрей Себрант, специалист по рекрутингу Алёна Владимирская, журналист Григорий Туманов, директор и художественный руководитель «Упсала-цирка» Лариса Афанасьева, сооснователь и управляющий директор исследовательской лаборатории Signal by ONY Андрей Потапов и радиоведущая Маргарита Митрофанова. 

Участники рассказали о будущем технологий, образования, удалённой работы и о том, как нынешний кризис и пандемия повлияют на нашу жизнь. Мы собрали главные мысли спикеров о меняющемся мире, его вызовах и новых возможностях.

«Наступает время вашей профессиональной репутации»

О кризисе и меняющемся мире

Алёна Владимирская

Пандемия обнулит целые индустрии, которые, казалось бы, очень быстро растут: туризм, гостиничный бизнес, рестораны, мировая логистика, продуктовый ритейл. Даже газ и нефть впервые за многие годы почувствуют перемены.

Лариса Афанасьева

Я не боюсь экономического спада, но боюсь человеческого «отморожения». Когда в 2000 году мы начинали создавать наш проект, общество было абсолютно отвлечено от социальных проблем и не было этой мышцы сопереживания. Мы застряли тогда в 90-х, где каждый находился в собственном мире. Я думаю, что настоящий кризис может откатить нас назад в 90-е и вернуть в состояние отупения либо же мы можем сделать шаг вперёд и не прокакать это время.

Андрей Потапов

Сегодня мы столкнулись сразу с двумя чёрными лебедями, и они сошлись в одной точке: у нас пандемия, карантин и закрытие границ, обвал рынков, снижение потребительской способности, экономический и политический кризисы. Это первая пандемия, которая ударила по нам, когда мы превратились в по-настоящему глобальное общество. Мы все очень тесно связаны, и огромное количество факторов вступило в игру. Вирус бил в отдельные точки этой связи и отрубал их одну за одной. 


Маргарита Митрофанова

Психологи говорят, что сейчас, когда мы всё время проводим сами с собой, не стоит сваливать всё в одну кучу: и пандемию, и зарплату, и домашние заботы. Лучше выделять время на решение каждой проблемы по отдельности. 

Об удалёнке и работе в офисе


Алёна Владимирская

Вы все мечтали об удалёнке и считали, что удалёнка ― это огромный плюс, который позволит вам одновременно и работать, и чувствовать себя свободно. На самом деле первым делом пандемия внесет удалёнку в жизнь многих из нас как большое офисное рабство. Вы уже не сможете уже поехать в Таиланд, потому что в разных мессенджерах, на совещаниях в Zoom и Skype вы должны будете отвечать на разные вопросы в течение 15–30 минут. Вы должны будете все время быть в доступе, хоть и в удалённом офисном пространстве. Иначе это будет считаться прогулом. 

После того как закончится карантин, в офис попадут только те департаменты и те люди, которые являются для компании ключевыми. Всех остальных будут пытаться оптимизировать. 

У нас возникнут коворкинги, но не те, к которым мы привыкли, — со смузи и гамаками. Это будут простые коворкинги в бизнес-центрах класса С, где есть ваше место, доступ к интернету, свет и один кулер на несколько рядов людей. Ваша компания может предложить вам работать там. 

Если вы ушли из офиса, а особенно если вас взяли в офис, а потом перевели из него, — значит, с точки зрения карьеры компания списала вас со счетов. А это означает, что у вас в жизни не будет интересных проектов, зарплата будет меньше, а работать будет намного скучнее. Это миф, что удалёнка ― это хорошо. Нет, это плохо для вашей карьеры и вашего будущего. Если вам предлагают удалёнку или офис, выбирайте офис: карьера строится там. 

Реальную большую карьеру смогут сделать те люди, которые находятся в офисе. Дело в том, что кроме огромного количества формальных знаний и навыков, которые мы имеем, любая компания имеет большое количество неформальных знаний и навыков, которые, на самом деле, очень сложно передаются, и [работают] только в личностном общении. Если ты не рядом, то тебя как бы нет, и твоя ценность является размытой. 

Григорий Туманов

Наш рабочий день превратился в что-то совершенно ненормированное. Начинается он теперь в 8 утра, когда вы открываете компьютер, а заканчивается в 23 после очередного созвона, потому что вас теперь можно достать в любой момент. Все в диджитале, больше нет рабочего дня, вы ведь и так на диване. 

О новых ценностях

Алёна Владимирская

Целые индустрии будут выбрасывать на улицы большое количество людей. Там, где раньше сидело пять экономистов, оставят двух, нагружая их работой. И эти двое, по опыту прошлых кризисов, в ближайшее время не будут противостоять, потому что впервые работа станет очень большой ценностью. Не работа в иностранной компании или какая-то очень хорошая работа, а просто работа, за которую своевременно платят. Отсюда возникнет очень жёсткая система KPI. 

Ценность денег будет такой, что все остальные ценности для бизнеса станут намного менее значимыми. Поэтому единственным KPI, который будет работать для компании, станет либо прибыль, либо выручка. Вас привяжут к KPI, и они будут жёсткими. 

О настоящем и будущем онлайн-образования

Андрей Себрант 

Только сервисы, которые входят в нашу образовательную инициативу «Яндекса», уже дают новый опыт более чем миллиону учащихся и десяткам тысяч учителей прямо сейчас. И все эти люди после пандемии вернутся в школу другими, а кто-то осознает, что ему вообще не обязательно пользоваться очным обучением, и пойдёт, например, в «Яндекс.Практикум».

При этом я не хочу сказать, что онлайн заменит традиционные методы очного образования, медицины или тусовок. Конечно, нет. Онлайн начнёт очень хорошо вплетаться в традицию. Будущее посередине, а отнюдь не в новой крайности. 

Алёна Владимирская

То, что сейчас происходит с онлайн-образованием ― это один из самых чудовищных примеров, как отрасль выедает сама себя. В первые же дни карантина большое количество курсов онлайн-образования выбросило на рынок свой старый некачественный контент просто так, чтобы его кто-нибудь взял. В результате сейчас люди перестают верить в онлайн-образование в том виде, в котором оно существует. Они попробовали, им не понравилось, и они решили, что этот метод не работает. Поэтому онлайн-образованию, как и многим другим сферам, скоро придётся очень серьёзно переосмысливать себя.

О технологиях

Андрей Себрант

Технологии получат хороший пинок благодаря кризису. Неудивительно, что сейчас снимают законодательные преграды для автономного транспорта во многих странах. Когда люди становятся слабым звеном, в бесперебойной доставке оказываются нужны разные автономные системы. 

Технологии заберут себе скучное и рутинное, но оставят нам самое интересное и нетривиальное. 

Ещё одна традиционно консервативная область ― это медицина. В ней тоже происходит колоссальный прорыв. Это феерическая и небывалая коллаборация учёных и медиков со всего мира, чтобы спасти наши жизни: со стримингом данных в реальном времени, с шерингом результатов, минуя очень медлительные процедуры классических публикаций с консилиумами и совещаниями, безо всяких перелётов. К тому же телемедицинскими услугами начинают пользоваться отнюдь не гики. У людей сейчас нет выбора, как и у врачей, и они получают новый опыт, на который раньше потребовались бы годы. 

Кризис — время возможностей

Алёна Владимирская

Наступает жёсткое, но понятное время ― время вашей профессиональной репутации. 

Сейчас будут востребованы только те люди, у которых она очень высока. Когда компании будут искать диджитал-маркетологов, например, они не пойдут на ресурсы по подбору персонала — они обратятся к профессионалам и попросят их порекомендовать, например, директора по маркетингу или директора по цифровой трансформации. И кого этот эксперт знает и профессионально уважает, того он и порекомендует. 

Профессиональная репутация строится из ваших проектов, и её должны знать хантеры и лидеры сегмента, а также руководители компаний. Только тогда, в новых условиях жесточайшего кризиса (а мы ожидаем сокращения до 30% работающего состава в России), вы окажетесь востребованы. 

Прокачивайте свой самый сильный навык. Найдите, в чём вы уже сильнее, чем другие, и работайте над этим по максимуму. Много выступайте с качественными проектами, и тогда отрасль вас узнает. Хороший, но узкий специалист ценится намного больше, чем просто середнячок, который прокачал все навыки до среднего уровня. 

Будут развиваться робототехника, агропромышленность, фармацевтика и медоборудование, и ещё лет пять будет хорошо расти ИТ. Такие ресурсы, как Яндекс.Практикум, которые быстро и хорошо учат программированию, убьют рост и большие зарплаты в ИТ примерно через пять лет.

Андрей Потапов

Текущий кризис ― это очень позитивное явление. До этого мы все жили как дети, радовались, бегали, играли на цветущей поляне, хотя эксперты нас предупреждали, но мы не слушали их. Это хороший reality check и один из лучших уравнителей. Богатые и бедные ― никто не может его избежать. 

Сегодня мы работаем с огромным количеством источников информации и превращаемся в диссипативную систему ― это термин из теории хаоса. Диссипативная система ― это система, через которую проходит огромное количество информации и изменений, но она остаётся стабильной и во всём этом хаосе сохраняет свою форму и порядок. Это то, кем нам всем предстоит стать. Мы больше не можем оставаться статичными, мы должны перестать мыслить причинно-следственными связями и начать мыслить экосистемами. Если мы вытащим всего одну рыбку из экосистемы, она вся изменится.

Нам всем придётся стать антихрупкими. Мы все размякли, и любой стресс приводит нас в состояние фрустрации. Антихрупкая система выигрывает от стресса. Она становится сильнее.

Фото на обложке: Unsplash

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase