Колонки

«Цифровой» Виктор Цой: что приходит на смену живым концертам?

Колонки
Кирилл Диденок
Кирилл Диденок

Основатель селебрити-агентства Didenok Team и музыкального издательства DNK Music

Алина Алещенко

Развитие новых технологий вкупе с ограничением на проведение массовых мероприятий, закрытыми границами и не утихающей до сих пор пандемией постепенно меняет ландшафт мировой музыкальной индустрии. Так, группа «Кино» снова вернулась на сцену... с «цифровым» Цоем. О том, какие форматы концертов стали появляться в последнее время и как они сказываются на заработке музыкантов, рассказывает основатель селебрити-агентства DIDENOK TEAM Кирилл Диденок.

«Цифровой» Виктор Цой: что приходит на смену живым концертам?

Концерты без солиста

Одним из самых ярких и неожиданных музыкальных реюнионов последних лет стало воссоединение культовой русской постпанк-группы «Кино».

Почти через 30 лет после смерти Виктора Цоя благодаря его сыну Александру старый состав группы (за исключением покойного Григория Гурьянова, которого заменил участник «Симфонического Кино» Олега Шунцова) и Дмитрий Кежватов из «Тараканов!» объединились, чтобы исполнить главные песни «Кино» на концертах.

Но музыканты не стали искать вокалиста, который смог бы исполнить песни Цоя — они оцифровали голос и доработали аранжировки, чтобы приблизить живое исполнение к звучанию старых концертных записей.

С технической точки зрения процесс, по словам Александра Цоя, происходил следующим образом: голос Виктора Цоя с помощью программ для работы с аудиозаписями извлекался из многоканальных записей последних альбомов группы (многокальная запись предполагает, что каждая звуковая дорожка пишется отдельно).

Из более ранних песен, записанных далеко не на профессиональную студийную аппаратуру, голос изолировался, также он извлекался из акустических записей. Далее в процессе технической работы звуковые дорожки с чистым вокалом чистились, сводились, в результате чего получались готовые вокальные партии, которые можно использовать на концерте.

Работа над оцифровкой вокала и созданием новых аранжировок заняла у музыкантов и технических специалистов больше года, а затраты на нее составили, как говорил Александр, десятки миллионов рублей.

Краудсорсим Open Source стратегию России в реальном времени — предложи свою идею на ROS Summit 1 октября

Отдельных расходов потребовало создание видеоряда, под который идут концерты: безусловно, там нет «голографического Цоя», но есть видеоинсталляции, погружающие зрителя в атмосферу группы «Кино» и визуально отсылающие к обложкам альбомов и стилю концертов группы.

За пару дней до концертов в Москве и Петербурге билеты практически раскуплены: если в Москве полный солдаут, то в Питере осталось буквально несколько билетов. К слову, их стоимость велика: от 5000 до 180 000 рублей. На данном этапе понять, смогут ли музыканты и организаторы заработать на концертах, затруднительно — это очень дорогое шоу, финальная стоимость производства которого пока неизвестна.

Камбэки классических групп в измененном составе или обращение к культовой музыке в формате трибьюта — не новый феномен индустрии. Концерты Queen + Adam Lambert, официальное трибьют-шоу ABBA собирают на концертах множество зрителей.

Но по своей специфике новый формат «Кино» ближе, скорее, к виртуальной группе Gorillaz (проект Деймона Албарна), которая даже в рамках живого выступления отправляет на сцену анимационных персонажей.

Почему внутри аудитории все еще существует запрос на камбэки и реюнионы старых групп, когда на YouTube можно найти практически любую старую запись концерта, а многие современные группы делают каверы на классические песни? В случае с тем же Виктором Цоем количество каверов на каждую его песню, особенно самые популярные и известные, превышает количество исполнений во много раз.

Так, в 2015 году в Москве и Санкт-Петербурге состоялся фестиваль MEGAFONLIVE, на котором песни «Кино» исполняли ведущие российские рок-музыканты. Фестиваль собрал сотни тысяч зрителей. Стоит упомянуть и о феноменальной популярности кавера на «Кукушку», который сделала Полина Гагарина для фильма «Битва за Севастополь». 

Дело в ностальгии и тоске по аутентичности: как бы хорошо ни звучали песни Цоя в исполнении Zемфиры или группы «Ю-Питер», поклонники хотят слышать на концертах оригинальное исполнение, пусть даже и не живое, а присутствующее только в записи.

Вряд ли на синтез форматов повлияла пандемия коронавируса и следующие за ней ограничения: каке-либо радикальные изменения в плане количества присутствующих на сцене и за сценой людей в связи с отсутствием солиста не произошли. Впрочем, отрицать влияние COVID-19 на концертную индустрию невозможно.

 

Уход в онлайн

Более популярным, но не менее дешевым форматом выступлений, ставших актуальным в связи с пандемией, стали онлайн-концерты. Практически каждая группа, каждый музыкант дали не один такой концерт весной и летом 2020 года.

Площадки для них предоставляли онлайн-кинотеатры: например, Okko провел целую серию концертов, благодаря которым, по мнению Табриза Шахиди, получил весомые финансовые дивиденды.

Музыкантам же конвертировать появление новых слушателей и зрителей в прибыль вряд ли удалось: проведение онлайн-концерта требует такого же количества специалистов, как и проведение обычного. Настройка интернет-трансляции, звука, съемка концерта требуют дополнительных финансовых вложений. 

Петербургский фестиваль VK Fest в 2020 году также прошел без реальных зрителей: события каждой его сцены транслировалась онлайн в социальной сети «ВКонтакте». По словам организаторов, все выступления собрали около 280 млн просмотров, и, кроме того, благотворительная акция, которую в дни феста запустила соцсеть, помогла собрать 3 млн рублей для благотворительных фондов. 

Складывается впечатление, что онлайн-концерты и фестивали — это оптимальный формат развития концертной индустрии в ближайшие годы: максимально безопасный, приближенный к реальному посещению концерта и позволяющий артистам найти новую аудиторию. На самом деле всё немного сложнее.

С точки зрения коммуникации, которая складывается между исполнителем и аудиторией на традиционном, живом выступлении, онлайн-концерт ощутимо проигрывает: артист не может воочию наблюдать за реакцией слушателей и потому не понимает, что «заходит» аудитории, а что — нет.

Сам поток онлайн-зрителей трудно рассортировать и понять, кто из присоединившихся к трансляции действительно заинтересован в конкретном артисте, а кто смотрит за компанию или фоном. Безусловно, и на обычных концертах бывают зрители, которые попали на мероприятие случайно, но благодаря энергетике музыканта и зала их можно вовлечь в происходящее и сделать более лояльными.

Если говорить о доходах, то, как и было сказано выше, для музыкантов онлайн-концерты невыгодны, так как доходы от них могут оказаться ниже привычных.

Более того, остается непрозрачным ситуация с оплатой «билетов» на такие концерты: если мероприятие транслируется на стриминговой платформе, то просмотр концерта может входить в подписку или же оплачиваться отдельно, а если все происходит в какой-либо соц.сети, то для получения прибыли музыкантам необходимо объявить сбор донатов или, например, устроить аукцион.

В связи с тем, что в России на данный момент не до конца сформировалась привычка платить за контент, с уверенностью заявить, что в ближайшее время будет выстроена бизнес-модель, которая поможет музыкальной индустрии получать прибыль от работы в онлайне, затруднительно.

Еще одним специфическим концертным форматом может стать трансляция записей конкретных концертов отдельных групп и исполнителей в кинотеатрах. В период пандемии кинотеатр может продавать ограниченное количество билетов, делать «шахматную» рассадку и регулировать количество зрителей.

При этом групп, которые имеют в своем архиве качественные концертные записи, которые могут смотреть зрители по всему миру, не так много, а сборы за кинотеатральный прокат этих записей могут быть не слишком большими. Так, шоу Drones World Tour британской группы Muse, которое было в прокате российских кинотеатров, собрало почти $400 тыс. в мировом прокате, из них чуть больше $100 тыс. — в России.

При этом суммарный доход группы за сам «живой» тур составил более $24 млн. Очевидно, что в таком случае запись шоу и его трансляция в кинотеатрах больше напоминает акт благотворительности, нежели способ заработка.

Безусловно, онлайн-концерты, лайв-стримы и другие новые форматы взаимодействия музыкантов и зрителей — это интересные феномены последних полутора лет. Тем не менее, более выигрышным форматом все еще остаются традиционные лайв-выступления, на которых создается уникальный по своей силе и энергетике диалог между артистом и аудиторией.

С точки зрения бизнеса онлайн-форматы выступлений могут приносить дополнительный доход только в том случае, когда у артиста есть возможность выступать оффлайн, поскольку именно продажа билетов на концерты и мерча составляет его доход от профессиональной деятельности (в этом случае не учитывается доход от рекламы). 

Онлайн-концерты, впрочем, довольно выгодны для других игроков рынка: платформ, на которых осуществляется трансляция, операторов связи, а также компаний, которые оказывают услуги видеосъемки.

Получают прибыль и технологические компании, занимающиеся разработкой и развитием VR-технологий: так, в 2020 году МТС предлагал зрителям онлайн-концертов VR-трансляции. Представители платформы Okko, транслировавшей онлайн-концерты весной прошлого года, заявляли, что именно благодаря этому контенту произошел взрывной рост аудитории площадки, что, соответственно, конвертировалось в прибыль. 

Пока индустрия онлайн-концертов не имеет четкого регулирования и внятных финансовых механизмов, говорить о том, что она будет развиваться, слишком рано. По крайней мере, пока офлайн-концерты отвоевывают свое, а на летние фестивали продаются билеты. За прошедший год и зрители, и музыканты соскучились по живому общению, так что традиционные выступления пока будут лидировать.

Фото на обложке и иллюстрации: pixabay.com

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Вечные хиты: спрос на виниловые пластинки возвращается
  2. 2 Избранная дискография: почему стоит инвестировать в музыкальную индустрию
  3. 3 «С нашей гитарой вы научитесь играть за пару часов»
  4. 4 6 ошибок брендов, которые идут в подкасты
  5. 5 Студент ИТМО создал гитару, на которой сможет научиться играть любой человек
EdTech: карта российского рынка
Все компании и инвесторы в области образовательных технологий
Перейти