Колонки

90 этажей мало, нужно 163: секреты планирования из книги «Управляй как шейх»

Колонки
Лариса Ступина
Лариса Ступина

Редактор лонгридов RB.RU

Лариса Ступина

ОАЭ — один из самых экономически привлекательных регионов для бизнесменов со всего мира, особенно для россиян. Секрет его успеха пытаются разгадать многие.

В недавно выпущенной книге издательства «Бомбора» ее автор Ясар Джаррар пытается понять, как взрывной рост региона стал возможным. Ясар более пяти лет был директором по стратегии в Исполнительном кабинете шейха Мохаммеда. В книге он собрал основные принципы своего руководителя, которого в регионе называют СЕО-шейхом.

Публикуем отрывок из книги — о строительстве «Бурдж-Халифы» и аэропорта Дубая. 

90 этажей мало, нужно 163: секреты планирования из книги «Управляй как шейх»

Министр ОАЭ по вопросам счастья и благополучия и глава канцелярии премьер-министра Охуд Аль Руми вспоминает, что на первом совещании по определению ключевых показателей эффективности в рамках Национальной повестки ОАЭ, сразу после занятия поста премьер-министра, шейх отказывался принимать числовые и качественные показатели, если они входили в рейтинг «15 лучших», «20 лучших» и так далее. 

«Мы во всем стремимся быть только первыми», — заявил он. «Для него нет ничего невозможного, — замечает Аль Руми. — Он постоянно старается преодолеть пределы достигнутого, подталкивая к этому остальных. Его вера, дальновидность и смелость помогают идти вперед и добиваться результатов.

За 30 лет он ни разу не изменил своим убеждениям и идеям, не отклонился от намеченного курса. Последовательность — отличительная черта его стиля руководства».

 

Как «Бурдж-Халифа» получила 163 этажа 

Стратегическая концепция, выбранная шейхом Мохаммедом для Дубая и ОАЭ, проста: всегда и во всем быть первыми. Как он сам заявил журналисту CBS Стиву Крофту в 60-минутном специальном выпуске программы под названием Dubai Inc: «Я хочу, чтобы моя страна стала первой не только в регионе, но и в мире. Первой во всем: уровне высшего образования, здравоохранении, качестве жилья. Я хочу, чтобы мой народ жил в лучших условиях из возможных».

Шейх всеми силами показывает, что при должном уровне воображения и целеустремленности возможно все. Эти простые слова служат источником вдохновения для целой нации. 

В своей первой книге «Мое видение» он постарался донести до каждого свою нелюбовь к слову «невозможно», которое, по его мнению, придумали те, кто просто не хочет выбираться из собственной зоны комфорта.

«В ОАЭ слова “невозможно” нет в словаре. Его употребляют только слабые и ленивые люди, боящиеся трудностей и прогресса. Сомнения в собственных способностях и недостаточная уверенность в себе уводят с пути успеха и превосходства, мешая достигать поставленных целей. Поэтому я прошу вас: всегда стремитесь быть первыми. Я и мои люди любим цифру 1».

Это стремление быть первыми проникло во все сферы жизни Дубая и ОАЭ, став не просто девизом или попыткой привлечь внимание, а целью номер один. На «мозговом штурме», который прошел 4 марта 2014 года в кабинете премьер-министра, входящего в состав федерального правительства ОАЭ, шейх сказал своей команде: «Единственные рамки, ограничивающие то, чего мы можем достичь, — это пределы нашего воображения».

Это фраза представляет собой емкий синтез мировоззрения шейха Мохаммеда. «Все начинают с малого. Подобно тому, как мы вступаем в эту жизнь крошечными клеточками, предприятие и проект начинаются с идеи. Скорость реализации и дальность броска — только в ваших руках. 

Чем смелее ваши идеи, тем масштабнее будут достижения. Ждут ли вас препятствия на этом пути? Возможно. Но нельзя позволять страху смешать ваши планы. Чтобы стать великим, необходимо быть смелым».

Благодаря масштабному видению и безграничным амбициям шейх не позволяет своей команде расслабляться и довольствоваться средними показателями. Эту амбициозность хорошо показывает история строительства Бурдж-Халифы — высочайшего небоскреба в мире. 

По словам Мохамеда Алаббара, председателя компании Emaar Properties, разработавшей проект здания, изначально планировалось возвести всего 90 этажей. Алаббар вспоминает, что, когда он представил шейху Мохаммеду чертежи и визуализацию, тот пришел в восторг от мысли о строительстве «великолепного» здания, самого высокого в Дубае. 

Для возведения небоскреба нужен был участок земли, и он предложил своему правительству приобрести его в обмен на акции, выбрав участок в центре города. 

Изучив чертежи, шейх Мохаммед спросил, какой будет высота здания. Услышал ответ о планах построить 90 этажей, что по мировым стандартам считалось «очень высоким», шейх тут же заметил, что это в самом деле впечатляет, но не будет самым высоким зданием в мире. Так с изначальным проектом было покончено. 

Шейх Мохаммед отметил, что в мире уже есть здания выше 100 этажей — например, тайваньский «Тайпэй 101», названный по количеству этажей.

Так зачем создавать нечто заурядное и посредственное? Разве может это высокое, но не выдающееся здание повысить туристическую и экономическую привлекательность Дубая? 

Алаббар понял, что должен придумать что-то гораздо более грандиозное. Указание шейха Мохаммеда было предельно ясным: «Найдите высочайшие здания в мире, изучите их, а затем возвращайтесь с новым планом».

Спустя несколько недель Алаббар предстал перед шейхом с новым пакетом чертежей и весьма решительным видом. Сначала он показал фотографии самых высоких зданий мира — «Тайпэй 101», небоскребов «Петронас» в Малайзии и «Сирс-тауэр» в Чикаго — ны нешней «Уиллис-тауэр». 

Затем он извлек визуализацию серебристой высотки, как будто сошедшей со страниц научно-фантастического комикса 1950-х годов. Это удивительное строение не имело себе равных и не было похоже ни на одну из башен, когда-либо виденных шейхом Мохаммедом.

— Вот высочайшие здания мира, — сказал Алаббар, указывая на разложенные на столе фотографии. — А это — то, что мы построим.

— Любопытно, — ответил шейх. — Насколько же оно выше?

— Это здание выше всех существующих на планете на 20%.

— Думаю, мы можем провести сделку по покупке участка, — с улыбкой произнес шейх Мохаммед. — Но вы все равно подумайте, можно ли построить небоскреб еще выше.

Так началось строительство «Бурдж-Халифы». Окончательный вариант имел 163 этажа, что было на 73 больше, чем планировалось изначально. На момент своего открытия в 2010 году он был намного выше любого другого здания в мире.

В этом заключается один из важных уроков шейха: если собираешься что-то сделать, пусть это будет чем-то по-настоящему стоящим и масштабным. Какой смысл в посредственности? Необходимо стремиться работать лучше, чем все, кто вас окружают.

 

Почему Дубайский аэропорт стал по-настоящему международным

Другой пример — разговор шейха с исполнительной командой в Дубае, представившей ему план по расширению Дубайского международного аэропорта. Проект был тщательно проработан и в случае реализации повышал вместимость аэропорта в соответствии с растущим вниманием к Дубаю. 

Однако шейх остался верен своим взглядам: его стремления и чаяния были гораздо более масштабными.

Не думайте о небольшом старте — думайте о грандиозном финише
Его Высочество шейх Мохаммед бин Рашид Аль Мактум

«Мне не нужен аэропорт только для Дубая. Я хочу, чтобы сам Дубай стал аэропортом для всего мира», — ответил он. В его словах содержалась ясная мысль: «Возможности надо создавать самим, они не валяются на земле и не ждут, пока кто-то ими воспользуется».

Это история показывает, что для шейха Мохаммеда нет других вариантов, кроме стремления к звездам.

«Ваши целеустремленность и энергозатраты будут пропорциональны поставленной цели. Поэтому ставьте перед собой по-настоящему высокие цели и стремитесь к лучшему. Лучшее — это то, что вы получите, если откажетесь от компромиссных решений. Каждое ваше начинание должно быть для вас полетом на Луну».

20 ноября 2013 года видный арабский журналист Джихад Аль-Хазен написал в издающейся в Великобритании арабской газете «Аль-Хайят»: «Помню, как однажды в 1990-х годах шейх Мохаммед устроил мне экскурсию по Дубаю. Первой нашей остановкой стал остров Палм-Джу-мейра. 

Показывая мне этот потрясающий проект, шейх пояснил, что главной его целью было развитие человека, а не инфраструктуры. Затем мы отправились в аэропорт, где шейх продемонстрировал работы по расширению, в результате которых планировалось повысить пассажиропоток до 130 миллионов человек в год. 

Я был потрясен грандиозностью его замыслов и спросил, чего он пытается добиться. Я живу в Лондоне, на родине одного из крупнейших аэропортов мира вместимостью более 60 миллионов человек. Где же Дубай возьмет вдвое больше пассажиров? На это он улыбнулся и ответил, что вся загвоздка в том, что я спрашиваю о сегодняшнем дне, а он говорит о 2020 годе».

 

«Настоящий лидер стремится к заоблачным целям» 

Он искренне верит в идеи, а это всегда заразительно. Яссер Хареб, эмиратский писатель, работавший в Исполнительном аппарате шейха, писал: «Говорят, успешный лидер — это тот, кто внушает людям доверие и ведет за собой, а выдающийся — тот, кто внушает людям доверие и веру в себя. Шейху Мохаммеду удалось и то и другое».

Ту же дальновидность и смелость продемонстрировал отец шейха Мохаммеда, отвечая на вопрос The Wall Street Journal о целесообразности строительства 66 причалов в Джебель Али в 1996 году.

Настоящий лидер стремится к заоблачным целям и понимает, что большие проекты, нацеленные на будущее, не должны ограничиваться представлениями сегодняшнего дня. И нет смысла ставить цели, предполагающие посредственные результаты.

Представления шейха о будущем, пожалуй, важнейший элемент его стиля управления. Вот что писал в своей книге «Почему спала Англия» Джон Ф. Кеннеди: «Когда дом в огне, проснется кто угодно. Нужна вооруженная охрана, которая заметит пожар, когда он только начнется, а еще лучше, если она попросту не позволит ему начаться». 

Шейх Мохаммед определенно умеет просчитывать будущее и правильно выбирать направление действий. В доме, где он родился, не было ни водопровода, ни электричества. Теперь он руководит городом, где среди прочих достижений есть самый высокий в мире небоскреб. 

Однажды шейх сказал, что источником вдохновения еще в детстве для него стала поездка в Нью-Йорк. С тех пор он грезил высотными зданиями, его девизом было: «Не бояться мыслить масштабно и дерзко».

Устремления шейха не скованы границами собственного города. С самых первых дней на своем посту шейх Мохаммед определял регион Дубая гораздо шире, чем страны Персидского залива, Ближний Восток и Северная Африка. Эти границы были всего лишь политическими, а шейха больше волновали проблемы торговли и бизнеса внутри города и за его пределами. 

На инстинктивном уровне он понимал, что в истории XXI века, написанной в 2100 году, ведущую роль отведут экономическому подъему Китая, Индии и обширных территорий Азии и Африки. 

Также он твердо верил, что нужно самому быть творцом своих возможностей. Вот почему естественным решением для шейха стало самостоятельное определение региональных границ Дубая, который должен был стать коммерческой столицей региона со множеством населенных пунктов Ближнего Востока, Африки, Юго-Восточной Азии и СНГ, расположенных в пределах семичасового перелета.

Такое видение, ставившее Дубай в центр региона с населением около 3 миллиардов человек в 50 странах с совокупным ВВП более 7 триллионов долларов США, можно считать прекрасным образцом дальновидности и стратегического планирования.

Фото на обложке: TTstudio / Shutterstock 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Как не попасть в жернова «конвейера экспатов» в Дубае
  2. 2 Как открыть бар в Дубае: опыт ведущей шоу «Бар в большом городе» Ирины Чесноковой
  3. 3 Высокий чек и бюрократия: открывать клинику в Дубае или нет
  4. 4 «Золотая виза» в ОАЭ: что учитывать предпринимателю при подаче заявления
  5. 5 Восток — дело тонкое! Основные проблемы русскоязычных предпринимателей в ОАЭ
RB в Telegram
Больше полезного контента в Telegram
Подписывайтесь!