Колонки

Выход вузов в онлайн: что такое OPM и как это изменит российский рынок образования

Колонки
Дарья Гриц
Дарья Гриц

директор по работе с вузами SkillFactory

Ольга Лисина

OPM (online program management) — модель, по которой передовые мировые вузы, включая Arizona State University и Penn State University, создают образовательные онлайн-программы в партнерстве с частными EdTech-компаниями. К 2025 году объем этого рынка обещает достичь $7,7 млрд. 

В России эта модель пока в новинку. О ее перспективах и о том, как EdTech-компаниям работать с российскими университетами, рассказывает Дарья Гриц, директор по работе с вузами SkillFactory.


Dig(IT)al. Цифровой гайд для тех, кто устал делать по-старому.


Выход вузов в онлайн: что такое OPM и как это изменит российский рынок образования

По своей сути OPM — это модель бизнеса и вид сервиса, который помогает учебным заведениям отстраивать процессы создания онлайн-программ: проектирование, реализацию, продвижение.

Работа с OPM помогает вузам быстрее выходить в онлайн и завоевывать этот рынок: на нем они могут расширить свою географию и заполучить огромное число новых студентов со всего земного шара, а за счет доверия к вузу как фундаментальному институту с официальным дипломом — потеснить и онлайн-образование от частных компаний.  

В США есть десяток крупных компаний, которые этим занимаются, одна из самых известных — 2U, она работает сразу на 30 крупных университетов, а ее капитализация сейчас оценивается в $3,1 млрд. 

В России таких компаний пока нет даже близко — рынок только начинает формироваться.

Но помощь в цифровизации нашим вузам, безусловно, не помешает, поэтому в ближайшую пару лет мы, скорее всего, увидим активное развитие этого сегмента. 


Почему для онлайна вузам нужны помощники 

При выходе в онлайн вуз становится разработчиком IT-продукта, и ему нужно работать с новыми метриками, которых в офлайне не было:  retention rate, NPS, satisfaction rate, completion rate и еще множество точечных метрик в аналитике каждого образовательного продукта (например, отклонение от медианного времени прохождения курса, метрики прогресса по навыкам и т.п.). 

Сегодня, чтобы запустить современный образовательный продукт, мало записать лекции на видео и организовать занятия на платформе для вебинаров. Сложностей, с которыми сталкивается вуз на этом пути, довольно много: 

  • педагогический дизайн — в онлайне он отличается от классического;
  • создание инфраструктуры, выбор платформы, понимание того, какие бывают платформенные решения, и возможностей их интеграции для проектирования образовательного опыта;
  • учебная аналитика: система для трекинга прогресса студентов, анализ эффективности самих заданий, постоянная доработка учебного материала на базе накопленных данных;  
  • подбор и привлечение экспертов, лекторов, менторов; 
  • трудоустройство выпускников, постоянная прямая связь с рынком труда и понимание его потребностей; 
  • маркетинг: исследование рынка, привлечение студентов, продвижение учебных программ. 

Со всеми этими задачами вузам и помогают справляться OPM-компании. Причем объем работы, которую вуз доверяет такому подрядчику, может варьироваться от полной разработки и запуска учебной программы «под ключ» до отдельных аспектов — например, наладить работу карьерного центра при программе, настроить коучинг в образовательном процессе или помочь с настройкой учебной аналитики. 

Объединяет все OPM то, что они занимаются именно онлайн-продуктом и цифровым или смешанным образовательным опытом, а не классическим офлайн-обучением.  


Andrey_Popov / Shutterstock


Глобальный рынок образования vs Россия

На американском и некоторых других развитых рынках вузы умеют привлекать клиентов, заниматься фандрайзингом, строить эндаумент-фонды, и OPM играют для них вспомогательную роль. 

В России эти практики мало развиты — у наших вузов нет нужного опыта, в условиях рыночной экономики они существуют лишь последние 30 лет.

От OPM им нужна помощь с привлечением партнеров, сбором сильной экспертизы для своей программы, особенно когда нужно создать много онлайн-продуктов, а также с упаковкой программы и привлечением студентов. 

Российские вузы хорошо понимают, зачем им онлайн, и спрос на услуги OPM с их стороны активно формируется, но коммерческие образовательные компании пока не спешат идти в B2G: это всегда очень длинный цикл сделки, много бюрократии и «долгие» деньги. 

Сейчас на российском рынке всего несколько компаний и вузов, взаимодействующих по модели OPM. Есть Фонд развития онлайн-образования, он специализируется на разработке университетских курсов под глобальные платформы, такие как Coursera, Stepik, а также российское Открытое образование, работает с МФТИ и ТГУ, а также с частными компаниями (например, сделал курсы для «Яндекса» и «Вкусвилла»). 

В мае этого года о сотрудничестве объявили НИТУ «МИСиС» и SkillFactory: сейчас открыт набор на магистратуру по Data Science, созданную нами совместно по модели OPM с участием холдинга Mail.ru Group как индустриального партнера программы.

Такая сложная конфигурация — это попытка не только сделать программу по модели OPM, но и объединить в одном флаконе все лучшее, что есть у вуза (его фундаментальность, академичность и высокую планку качества), у EdTech-компании (мы знаем все об образовательных технологиях и можем предложить свои уже опробованные разработки для эффективного обучения в онлайне) и у крупного IT-холдинга (у него есть понимание потребностей рынка, практикующие эксперты и возможности для дальнейшего трудоустройства выпускников). 

Взаимодействие вузов и крупных компаний тоже существенно облегчается благодаря OPM: обычно отраслевым партнерам и экспертам сложно работать с вузами напрямую, так как пока у нас мало готовых работающих моделей такого взаимодействия, а вузы не стремятся создавать новые практики — это долго, дорого и честно говоря, не кажется обязательным. 

OPM-партнер помогает преодолеть эти барьеры и «приземлить» опыт компании или эксперта на вузовскую базу, не увязнув в бюрократическом процессе. 


Как EdTech-компании начать работать с вузами 

Если вы решили стать OPM и работать с высшим образованием, будет полезно иметь в виду следующее: 

  • Настройтесь помогать и быть полезными

Отталкивайтесь от целей и ценностей вуза и его коллектива: поймите, в чем их экспертиза, кого из преподавателей они хотят развивать и продвигать, какая у вуза научная школа, традиция, инфраструктура, партнеры, на что сам вуз делает упор. И помогите упаковать все это в современный и качественный цифровой продукт. 

  • Помните, что B2G — это другой ритм работы и другой цикл сделки

С коммерческой компанией можно договориться и запустить совместный проект за 60 дней, а с вузом для этого нужно не меньше года. Далеко не все компании в EdTech готовы выдерживать такой долгий цикл и мириться с кассовыми разрывами. 

Чтобы запустить бакалаврскую или магистерскую программу в сентябре, вам необходимо уже за год до старта предложить на ученый совет учебную программу. То есть не просто ударить по рукам и подписать договор, а успеть проделать большую работу. Иначе вовремя начать приемную кампанию и успешно запуститься будет крайне сложно. 

Для дополнительного образования все немного проще и быстрее, поскольку регламентов меньше, а программы стартуют несколько раз в год, но все равно довольно медленно. 

  • Относитесь к вузу не как к квалифицированному заказчику, а как партнеру на новом для вас обоих пути

OPM-модель взаимодействия нова для России, и пока далеко не все вузы понимают, как именно она работает, да и об EdTech-рынке они знают зачастую не так много, как хотелось бы. Будьте готовы много рассказывать о себе, показывать продукт и технологию со всех ракурсов, объяснять, помогать понять. Не ждите от партнера четкого ТЗ — помогите ему его сформулировать.

  • Познакомьтесь с государственной повесткой и политикой в области образования 

Держите нос по ветру — просто потому что против ветра здесь вы далеко не уйдете. В интересах вуза — выполнение норм и целей, которые ставит государство перед высшим образованием, а значит, в ваших интересах знать об этих целях как можно больше и помогать вузу в их достижении. 

  • Помните про специфику бюджетного финансирования

Ректору и сотрудникам вуза предстоит многократно и в разных инстанциях обосновать, что сотрудничество с EdTech-компанией действительно необходимо и несет определенную ценность. 

  • Будьте скромнее 

Не думайте о славе и публичном признании ваших заслуг. Помните, что OPM — это сервисный бизнес, а главная и конечная цель всего — это цифровая трансформация университета, ее ускорение и смягчение заносов на виражах. Вузы здесь — на первом плане, а бизнес — это партнер и помощник, не претендующий на главную роль.


Фото на обложке: William Potter / Shutterstock

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Уникальный триггер для развития»: как меняется EdTech-рынок из-за пандемии
  2. 2 Образование на карантине: готов ли EdTech к глобальному переходу на дистанционное обучение
  3. 3 Дистанционное образование: где его получить и что это даёт

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase