Истории

«Первый сезон был очень малобюджетный». Режиссер «Игры престолов» — о съемках сериала и влиянии Тарковского

Истории
Полина Константинова
Полина Константинова

UGC-редактор

Полина Константинова

17-18 мая в Москве прошел фестиваль Telling Stories, который посвящен идеям, инновациям и современным технологиям в отраслях коммуникаций, медиа и дизайна. В рамках мероприятия прошел public talk с американским кинорежиссером Аликом Сахаровым, вопросы которому задавал Тимур Бекмамбетов. Сахаров рассказал о своем детстве в Ташкенте, проблемах киноиндустрии и съемках «Игры престолов». Мы записали самое интересное из разговора.

«Первый сезон был очень малобюджетный». Режиссер «Игры престолов» — о съемках сериала и влиянии Тарковского

Детство

Я родился в Ташкенте в небольшой семье, в которой, по сути, был матриархат. Главной была бабушка, на нее мы смотрели как на богиню. [...] У меня была очень простая семья, никто не занимался искусством. Дедушка был сапожником, бабушка — домохозяйкой, мама — медсестрой. Своего отца я не знаю.

Я вырос на Малогоспитальной улице, по которой ходили трамваи. Поэтому я всегда мечтал быть водителем трамвая.

В детстве, которое пришлось на 1960-е годы, я не знал, что такое кино. У нас не было телевизора. [...] Скажу откровенно — какой-то приверженности к телевидению у меня совершенно не было.

О первом походе в кинотеатр

Я помню, как мама вытащила нас на индийский фильм «Сангам» (1964 год, — прим. ред.). И я там спал!

Алик Сахаров. Источник

Об увлечении фотографией и кино

Мы переехали в Москву, когда мне было 11 лет. Мой отчим решил, что мне нужно что-то делать. Меня повезли в Краснопресненский дом культуры, где нас пригласили в темную комнату, в которой проявляли фотографии. Я запомнил этот чудный, магический момент, когда погружали портрет в проявитель и всплывало изображение. Это был вау-момент. Это была магия. Моя мама и отчим поняли, что меня нужно отдать туда, купили «Смену-8М» и я начал снимать.

Я стал обращать внимание на свет. Мне было лет 12 или 13, когда вдруг в комнате перегорела лампочка. Из другой комнаты доходил свет — и я увидел изображение мамы в контровом освещении. Меня это очень впечатлило.

Мне было 15 лет, когда родился брат. Мама купила кинокамеру и сказала, что я должен снимать, как он растет. Я делал маленькие ролики — понял, что могу из этого создавать истории, сюжеты и монтировать их. У меня получалось.

О первых проектах

У меня нет профессионального образования. Я не учился на оператора, все делал вручную, сам по себе. Я начал работать в Нью-Йорке в 1985 году как оператор-осветитель.

Фото: Unsplash

Делал маленькие ролики для больших корпораций — JCPenny, IBM, Nabisco. Набивал руку на бизнес-проектах, за которые мне платили хорошие деньги — выходило около 150 долларов в день. [...] Креативными, творческими проектами я занимался бесплатно.

Первый провал

Мы делали музыкальный клип. Режиссер попросил меня снять его на обратимую пленку. [...] Я ее пересветил. При просмотре клипа у меня сердце ушло в пятки. Режиссер — Майкл Ди Джакомо — сказал, что, конечно, нужно будет все переснять, но он включит несколько интересных моментов с засвеченной пленки в клип.

Про «Игру престолов» и magic hour

В первом сезоне все нужно было снимать очень быстро, не затрачивая при этом больших ресурсов. Например, многие сцены были сняты в конце дня, когда есть всего 45-50 минут до наступления темноты — это называется magic hour. [...] До этого момента мы обычно проводили репетиции, чтобы настроиться на съемку. И ждали, когда наступит magic hour. Потом снимали сцену двумя камерами, чтобы были разные ракурсы. Буквально два дубля — и все! Это позволяло нам экономить огромные ресурсы.

Скриншот кадра из «Игры престолов»

О бюджетах съемок

Сейчас, когда разбираю сценарии на режиссерскую партитуру, учитываю все возможные издержки. Я очень часто задаю вопросы продюсерам о количестве людей на съемочной площадке. Например, если мы снимаем камерную сцену, которая занимает 6-8 часов времени между 2-3 актерами, то на площадке находится около 400 человек команды. Столько людей обслуживает камерные сцены! Это преступление. Сейчас мы стали стараться снимать самые большие сцены, которые вовлекают весь состав съемочной группы, в первые 3-4 недели. Это помогает сэкономить кучу денег.

Мы делали это и на «Игре престолов». Первый сезон был очень малобюджетный. А потом, когда появились деньги, продюсеры начали обращать меньше внимания на бюджет. Так бывает.

В самом начале, особенно в первом и втором сезоне, мы много уделяли времени свету, композиции, мизансцене, которая постоянно менялась в кадре. Кадр становился выпуклым и «дышал», когда менялись ракурсы или позиции актеров.

О влиянии Тарковского

Мой мир перевернулся, когда мне было 17-18 лет, — тогда я увидел фильм Тарковского «Зеркало». Это очень важный момент моей жизни. Тарковский сумел донести до моего сознания то, что не смог сделать никто, — понимание того, кто я такой и что я такое, чем я дышу… [...]

Когда я смотрю на этот визуальный ряд, я чувствую, что он говорит со мной на родном языке. Что-то соответствует моему восприятию мира. Это исходит не из сердца, а глубоко изнутри.

Мне кажется, это потому, что это исходит из какой-то чистоты, правды, глубокой «нужности» сказать и донести что-то до зрителя, что было ему ценно. Он хотел с нами поделиться тем, как он вырос и что испытал. Я начал понимать, почему так к нему отношусь — потому что это все в совокупности составляет то, что я прожил, но только со своей точки зрения.

О вдохновении

Из чего я черпаю вдохновение? Оно исходит из многих составляющих. Но в целом мне кажется, что это культура, которая была в нас заложена. Мы выходцы из определенной среды, которая нас воспитала, и она составляет единую часть того, как мы воспринимаем мир. Это значит, что в нас заложено то, что не заложено в других нациях.

Восприятие материала исходит из чисто индивидуального развития. Я помню свою первую встречу с Дэвидом Чейзом, когда он показал мне сценарий сериала «Клан Сопрано».

Скриншот кадра из сериала «Клан Сопрано»

Он сказал, что не хочет делать сериал «с американской точки зрения». Я спросил, а как нужно сделать? Чейз ответил, что было бы намного интереснее снять материал с восточно-европейской точки зрения. Он чувствовал, что эта несовместимость между культурами привнесет что-то новое в картину.

О проблемах в кино

Мне бы очень хотелось, чтобы сериалы, которые мы делаем, не были такими однотипными. В Америке существуют штампы. И мне бы очень хотелось, чтобы они были как-то преодолены.

Можно привести в пример ритм сериалов. Некоторые хотят рассказать историю быстро, а мне этого совсем не хочется. Получается, что мы диктуем аудитории те условия, на которых она должна принимать сериал.

Мне импонируют датские кинематографисты тем, что они всегда выискивают какую-то очень интересную ритмическую свободу. Они не делают свои сериалы быстрыми просто для того, чтобы не упустить зрителя.

Я считаю, что это позволяет аудитории приостановиться и задуматься над тем, что они смотрят. Мы же все думающие люди, мы не дураки, зачем к нам относиться как будто мы couch potatoes (бездельник, тот, кто все время проводит у телевизора — прим. ред.)? Так нельзя, нужно втягивать человека именно в тот ритмический смысл, который тот или иной проект заслуживает.  

О планах

Я читаю сейчас новый проект от Apple, который выглядит достаточно хорошо. Но я не знаю, как он сложится, послезавтра только у меня будет встреча (20 мая, — прим. ред.). Еще я занимаюсь разработкой нового проекта, действие которого происходит в Саудовской Аравии. Однако об этом пока слишком рано говорить.

Некоторые высказывания приведены не дословно в целях благозвучия и сохранения контекста.


Материалы по теме:

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase