Истории

«Поиск работы в Европе – долгая инвестиционная история». Как построить карьеру в маркетинге и консалтинге

Истории
Екатерина Гаранина
Екатерина Гаранина

Редактор Rusbase

Екатерина Гаранина

Кате Завьяловой 29 лет. Она живет в Париже, работает на удаленке в McKinsey и ведет свой проект по развитию карьеры и образования. Катя рассказала об учебе в Италии и Дании, о том, как попасть на работу за границей, чем хороши лидерские программы развития, как построить карьеру в консалтинге и сколько стоит жизнь в Париже.

«Поиск работы в Европе – долгая инвестиционная история». Как построить карьеру в маркетинге и консалтинге

Из Петербурга – в Милан

Я родилась и выросла в Петербурге в династии медиков. Все вокруг были уверены, что я тоже пойду в медицину. Но после профориентации стало очевидно, что это не мое. Я сама всегда интересовалась бизнесом и экономикой. Но представляла себя не владельцем бизнеса, а сотрудником крупной корпорации: как я буду сидеть на переговорах в деловом костюме в бизнес-центре из стекла и бетона.

Еще у меня была возможность стать тренером, так как я профессионально занималась бальными танцами, но родители переубедили.

В 9 классе я попала на день открытых дверей в ФИНЭК (с 2012 года – Санкт-Петербургский государственный экономический университет. – Прим.) на день открытых дверей. Главное здание находится в центре — рядом с Казанским собором, напротив Банковского моста с грифонами. Меня вдохновили локация и атмосфера университета, и я решила, что учиться хочу именно там.

Поскольку родители не могли мне помочь практическим советом или трудоустройством, я с первого курса начала подрабатывать для опыта. На втором курсе я стала администратором в образовательном агентстве, которое отправляло школьников и студентов учиться за границу.

Я долго была убеждена, что учеба за рубежом – это не про меня. Мне казалось, что для этого нужны огромные средства. Но я стала все чаще встречать людей, которые уезжали учиться или бесплатно, или по стипендии. Так мое мнение начало меняться.
Зимой 2011 года к нам в школу приехали представители университета Боккони из Милана. Мне удалось с ними пообщаться, еще я взяла их брошюры, где были расписаны опции по стипендиям и финансированию образования. Решила, что точно попробую поступить в иностранный вуз.


Екатерина Завьялова

Как я сдала тест с третьей попытки и поступила

Первым делом я составила список университетов с бесплатными программами либо с возможностью получения стипендий. При выборе университетов я ориентировалась на рейтинг Financial Times, а также на наличие аккредитации. В 2012 году информации было мало, приходилось все тщательно искать, проверять и даже писать в сами вузы.

Для поступления в Боккони нужно было сдать два экзамена: TOEFL (подтверждает уровень английского языка. — Прим.) и GMAT (тест на математику и аналитическое мышление. — Прим.). А еще подготовить мотивационные и рекомендательные письма, выписку оценок из российского вуза.

GMAT – это очень специфический американский тест, который мне давался с трудом. Спасло то, что сдавать его можно не один раз. С третьей попытки я его осилила, и это помогло мне поступить в три университета, в том числе в Боккони.

В Боккони я отправила заявку на стипендию, которую давали финансово необеспеченным студентам. По меркам европейцев большинство россиян подходят под этот критерий, так как университет смотрит на доход семьи в евро и сравнивает его с прожиточным минимумом в Европе. Около трех месяцев Боккони валидировал мои финансовые документы. Когда мне подтвердили стипендию, я была очень счастлива.



Екатерина в университете Боккони

Обучение в Милане: практика, борьба за оценки и итальянские мамы

В Боккони заметен фокус на практические знания и навыки. В моей группе было около 30-40% иностранных студентов и преподавателей. Для иностранцев обучение шло на английском, местные студенты могли выбирать язык – итальянский или английский. Сейчас университет стал еще более интернациональным.

Многие предметы совмещали практику и групповую проектную работу. Например, на управлении инновациями официальным партнером был телеком-оператор Vodafone. Он предложил студентам разработать концепцию мобильного приложения, которое было бы полезно для жизни в Италии. После теории мы в командах реализовывали проект на деле: проводили маркетинговые исследования, тестировали концепции, создавали продающие презентации и MVP. А в конце презентовали наработки компании в ее офисе. Победители получили средства на разработку приложения.

Мои итальянские одногруппники очень ответственно подходили к учебе и боролись за высокий средний балл и рейтинг в группе. Поначалу меня это удивляло, я думала, почему им так принципиальны эти баллы. Позже поняла, что от среднего балла зависит многое: например, продление стипендии, возможность выбрать вуз по обмену или стажировка.

В Италии 30-балльная система оценок. Списывать запрещено – за такое могут и отчислить, поэтому все студенты честно штудируют учебники.


Выпускной в университете Боккони

Мне повезло получить комнату в общежитии: мест там всегда меньше, чем студентов. И то ее дали через месяц, когда я уже нашла жилье. Мое общежитие находилось прямо в кампусе университета, что удобно: за три минуты я успевала добраться до любой аудитории. Комната была крошечная – метров 8, не больше, но очень уютная. Я жила одна, но душ мы делили на двоих с соседкой.

В общежитии было очень чисто и опрятно и даже раз в неделю проводили уборку. На этаже была кухня, где мамы моих итальянских соседей готовили блюда своим детям на неделю вперед.

Стипендия покрывала не только обучение, но еще и половину стоимости общежития, один обед в день и прочие расходы на сумму около 2500 евро в семестр. Стипендия позволила мне много путешествовать. Мы с друзьями покупали билеты на лоукостеры и жили в хостелах. За первый год я посетила около 10 разных городов в Европе.


Милан

Копенгагенская бизнес-школа: камерная обстановка, высокие цены и закрытые люди

Во многих европейских вузах существуют программы двойного диплома. Это возможность не только добавить красивую строчку в резюме, но и узнать еще одну страну. Я прошла конкурс и на второй год магистратуры поехала учиться в Данию – в Копенгагенскую бизнес-школу. В конце программы я получила два магистерских диплома: по маркетинг-менеджменту от Боккони и инновационному менеджменту от Копенгагенской бизнес-школы.

По сравнению с Италией Дания – совсем небольшая страна: в нашей самой крупной и известной бизнес-школе была камерная обстановка. Большинство известных управленцев закончили именно мою школу, поэтому почти каждый день у нас была возможность послушать лекции и семинары от ведущих специалистов. А на выпускном нас поздравлял датский принц: он произнес очень трогательную речь, которую я до сих пор вспоминаю.

В Копенгагене общежития мне не досталось, но очень повезло с квартирой: я въехала в студию одного из студентов. Она была очень дорогой, как и все в Дании – платила за нее около 900 евро в месяц. Билет на автобус стоил около 170 рублей, кофе в студенческой столовой – 500 рублей, и это еще по курсу до 2014 года! Высшее образование для местных жителей в стране бесплатное, плюс они получают высокую стипендию, которая позволяет не думать о деньгах, а сконцентрироваться на учебе.

В Дании очень закрытое общество, куда мне было тяжело интегрироваться. Были отдельные группы друзей-датчан и группы иностранных студентов. Но мне понравился скандинавский подход к жизни: уважение к личному времени и пространству, семья как главная ценность.

Выпускной в Копенгагенской бизнес-школе

Почему я вернулась в Россию, а не осталась в Европе

Когда я заканчивала свое обучение в Европе, у меня не было ярко выраженной позиции – оставаться или возвращаться в Россию. Я выбирала работу именно по ее содержанию, а не локации. Остаться за границей после магистратуры сложно. Нужно быть очень мотивированным и заниматься этим с первого курса.

Находясь в Дании, я отправила огромное количество заявок на начальные позиции и стажировки – как в Европе, так и в России. Конверсия заявок в следующий этап коммуникации по европейским позициям была достаточно низкая – примерно 10-20%. В России – в разы больше.

На это есть две причины.

Первая – это миграционный процесс для сотрудника с «неевропейским» паспортом. Очень многие компании принципиально даже не вписываются в авантюру, потому что это дорого и долго. Поэтому, если у иностранного кандидата нет какого-то специфического бэкграунда, то компания предпочтет местного.

Вторая – это специфика моей специальности. Для маркетолога важно ориентироваться в местной культуре, языке и контексте, что логично, особенно на старте карьеры. Поэтому маркетологи-иностранцы находятся не в самой выигрышной позиции по отношению к местным кандидатам.

У меня были достаточно жесткие критерии к будущему работодателю: я искала позиции только в маркетинге, в компаниях «с именем» и сильной маркетинговой школой – и только в сфере B2C. Предложений из Москвы поступало сильно больше, контентно и финансово они были более интересными.

Мои знакомые, мечтающие остаться за границей, нашли способ это сделать. Не у всех была работа мечты с самого начала. Многие начинали со стажировок с зарплатой 400-500 евро, что очень мало для жизни в Европе. Поиск работы тут – долгая инвестиционная история. 



В Париже

Как попасть на работу за границей?

Я бы выделила три самых эффективных способа:

  1. Получение высшего образования

    Чтобы повысить шансы на успех, нужно с первого дня расширять пул позиций и компаний, в которых ты готов строить карьеру. Советую присмотреться к позициям в Business Development, где нужно знание русского языка. Например, европейские офисы Google и Facebook набирают русскоязычных выпускников для работы с клиентами в России.

  2. Трансфер внутри компании

    Если ты не учился в зарубежном вузе, но работаешь в международной компании, можно сделать внутренний трансфер. Например, так работают трансферы в консалтинговых компаниях, в том числе из «Большой тройки» – McKinsey, BCG, Bain. Обычно сначала ты можешь сделать один-два проекта за границей, а затем – претендовать на долгосрочный перевод. 

  3. Нетворкинг

    Один из самых эффективных способов поиска работы. Например, хорошо работает база выпускников твоего университета. Если ты учился и работал в России – ищи среди своих знакомых тех, кто мог бы тебя порекомендовать напрямую в компанию.

Сейчас в большинстве компаний резюме отсматривает ИИ – машина, которая реагирует на определенные ключевые слова. Как это работает? Например, если у тебя не будет галочки в пункте «разрешение о работе в Европе», то каким бы крутым ты ни был, твое резюме даже не попадет на стол к HR-менеджеру – его просто отсеют. Но если ты будешь знать кого-то из фирмы, кто замолвит за тебя словечко и отправит резюме напрямую, шансы на работу повышаются.

Что такое лидерская программа развития и какие у нее преимущества

После Дании я попала на лидерскую программу развития в Mars Chocolate (с 2017 – Mars Wrigley). Это возможность для молодых специалистов быстро начать карьеру в компании и получить опыт в разных отделах. После окончания программы можно сразу оказаться на менеджерской позиции.

Такие программы проходят в крупных компаниях по всему миру. Например, они есть в Mars Wrigley, Unilever, L'Oréal, Pepsi Co., AB InBev. Компании публикуют информацию о начале отбора на программы на своих карьерных сайтах, группах в социальных сетях и на сайтах-агрегаторах типа Сhangellenge.com. Отбор, как правило, проходит один раз в год.

Длительность у лидерских программ разная – от полутора до трех лет. За это время ты успеваешь побывать в 3-4 командах и реализовать несколько проектов. При этом ты не стажер, а полноценный сотрудник с зарплатой на уровне специалиста. Часто иногородним сотрудникам компания покрывает аренду квартиры и финансирует поездки домой с определенной периодичностью.

Попасть на такие программы сложно, поэтому советую хорошо подготовиться. Набирают в среднем от 5 до 20 человек.


Офис Mars в Москве

Мой отбор на программу в Mars в 2014 году состоял из пяти этапов:

  1. Отбор по резюме и мотивационному письму;
  2. Онлайн-тест на аналитическое мышление (проверяли математику, логику, умение читать графики и делать выводы из полученной информации);
  3. Интервью с HR;
  4. Домашнее задание – решение кейса;
  5. Презентация домашнего задания, групповое решение нового кейса, интервью с представителями компании.

Плюсы лидерских программ:

  • Во-первых, ты получаешь опыт в разных функциях за очень короткое время и занимаешься больше проектной, а не рутинной работой.
  • Во-вторых, ты плотно работаешь с топ-менеджментом и регулярно обсуждаешь свой опыт, корректируешь карьерный трек. За развитием участников пристально следят, так как это – будущие руководящие кадры.
  • В-третьих, в течение всей программы у тебя есть ментор из числа топ-менеджеров компании. Обычно это уровень CEO и CEO-1. Наличие опытного человека, с которым ты можешь обсуждать своей карьерный трек, – это бесценно.

Есть и минусы. Например, ты не всегда можешь попасть в тот отдел, который хочешь. Каждые полгода проходят комитеты оценки участников. Если ты не показываешь рост, то ты либо устраиваешься на низкую позицию, либо выходишь на рынок труда.

Моя программа в Mars была преимущественно маркетинговой, так как я четко понимала, чем хочу заниматься. Я открыто транслировала свои предпочтения и менеджерам, и отделу персонала, и менторам. Первый год программы я провела в отделе трейд-маркетинга, второй год – в бренд-команде, которая занималась сезонным бизнесом, третий год – в бренд-команде Snickers. По окончании программы я получила роль бренд менеджера Skittles.

«8 месяцев готовилась к отбору в консалтинг»

После четырех лет работы в Mars я решила, что хочу попробовать свои силы в управленческом консалтинге. Мне было важно применять свои знания, опыт и работать с разными игроками в индустрии. McKinsey был приоритетом номер один. Я прекрасно понимала, что отбор будет очень конкурентным. 

По статистике, оффер получает только 1% кандидатов. Поэтому вся подготовка вместе со сдачей тестов заняла 8 месяцев.

Этапов много: сначала резюме и мотивационное письмо, затем тест на аналитическое мышление. В случае успеха тебя ожидает шесть кейс-интервью с партнерами. Процесс рекрутинга в консалтинге обычно занимает несколько месяцев. Некоторые этапы я специально просила продлить, чтобы у меня было больше времени на подготовку.

Готовилась с помощью материалов из интернета, например, читала книгу и слушала подкасты Виктора Ченга (бывший партнер McKinsey, который помогает кандидатам проходить отбор в консалтинговые компании. – Прим.). Ходила на мероприятия компаний «Большой тройки», где консультанты и рекрутеры рассказывали про этапы отбора и ожидания от кандидатов. Использовала свой нетворк – просила знакомых консультантов порешать со мной кейсы, проверить резюме и мотивационное письмо.

Через два года работы я решила взять долгосрочный отпуск, чтобы оформить вид на жительство и переехать с семьей в Париж, а потом начать проект по карьерному консультированию – Art of Career. Я рассказываю студентам и молодым профессионалам о карьерных опциях, даю практические советы по прохождению отбора в крупные западные компании и помогаю поступать в университеты за границей.


Город контрастов и культурная столица

От жизни в Париже у меня пока позитивные впечатления. Мне очень нравятся язык и культура. Чтобы говорить более свободно, посещаю курсы французского языка. В Париже проходит огромное количество культурных мероприятий. Тяжело найти баланс между желанием сходить на все выставки и необходимостью работать над проектом.

Рабочая культура во Франции очень приятная. Коллеги уважают твое личное время: не будут звонить в выходные, не трогают после 8 вечера, если это не форс-мажор. Французы очень любят совместные праздники, зовут коллег в гости и на внерабочие мероприятия. В нашей компании проводят рождественские вечеринки, куда приглашают не только сотрудников, но и их пары. Раз-два в год бывает корпоративный тимбилдинг.

Здесь серьезная бюрократия при оформлении документов. Например, как только ты начинаешь оформлять вид на жительство, полгода до его получения не можешь никуда выезжать. Но не можешь и работать, так как вид на жительство и разрешение на работу – это один документ. По срокам сориентировать тебя тоже не могут.

Париж – город контрастов. Все, что про него говорят – правда. Есть и очень криминальные районы, куда не заезжают даже полицейские. А в 16-м округе моют улицы с мылом.



Источник фото: Unsplash.com / @pedrogandra

Сколько стоит жизнь в Париже: дорогая аренда, разница в налогах и высокие цены

Стоимость жизни здесь зависит от района, но она существенно выше, чем в Москве. На одну и ту же продуктовую корзину мой средний чек в Москве – 2 000 рублей, а в Париже – 50 евро (~3 500 рублей).

Стоимость аренды квартиры площадью 50 квадратных метров – от 1200 евро и выше. В престижном районе, например, в том же 16 округе – 2000 евро. Причем жилье снять очень тяжело. Хорошие квартиры вакантны 1-2 дня. Если ты не принял решение сразу – с квартирой можешь попрощаться. А если ты решил ее снять, то нужно собрать кипу документов, предоставить агенту финансовые гарантии. Например, стоимость аренды квартиры не может превышать 1/3 семейного дохода. Если больше – по закону тебе не могут сдать жилье. Нельзя забывать и про разницу в налогах: НДФЛ в России 13%, во Франции — до 47%.



Фотографии к материалу предоставлены героиней

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter