Истории

Кэти Вуд: путь знаменитой основательницы фонда ARK Investment Management

Истории
Дарья Сидорова
Дарья Сидорова

Редактор отдела «Истории».

Дарья Сидорова

Кэти Вуд — основательница инвестиционной компании ARK Investment Management и одна из самых влиятельных женщин США. В течение многих лет Вуд закладывала основу для своего успеха. Во многих областях она стала первопроходцем: начала использовать стратегию активного управления, торговала акциями биржевых инвестиционных фондов (exchange-traded fund, ETF) и приобретала компании, которые другие считали переоцененным.

Рассказываем историю Кэти Вуд: с чего она начинала и как пришла к успеху.

Кэти Вуд: путь знаменитой основательницы фонда ARK Investment Management

Первые шаги

Родители Вуд эмигрировали из Ирландии в США и поселились в Лос-Анджелесе. Ее отец служил в ирландской армии и военно-воздушных силах США, а затем стал инженером радиолокационных систем. Он был максимально внимателен к деталям и научил Вуд находить взаимосвязь между различными явлениями. Мать Вуд, по ее словам, была очень жизнерадостной и поддерживала ее.

Как и многие другие дети из семей мигрантов, Вуд ставила образование и карьеру на первое место. Она получила степень по экономике и финансам в Университете Южной Калифорнии и устроилась в Capital Group с помощью своего наставника — экономиста Артура Лаффера. Так Вуд проработала там три года помощником экономиста.

В 1980 году, в возрасте 25 лет, Вуд перебралась в Нью-Йорк и стала главным экономистом Jennison Associates. Как утверждает она сама, именно в этот период сформировалась ее умение аргументированно вести переговоры.

В начале 1980-х годов процентные ставки и инфляция достигли двузначных цифр, а производительность и темпы роста снижались. Большинство известных экономистов того времени, в том числе Генри Кауфман и Милтон Фридман, были уверены, что инфляция встроена в систему. Однако Вуд считала, что процентные ставки достигли максимума.

Сооснователь Jennison Associates Спирос Синалас, начальник и наставник Вуд, часто приглашал Кауфмана и Фридмана, чтобы обсудить прогнозы, и приглашал Вуд к дебатам. Сигалас называет ее «дамой с невероятно твердой уверенностью». «В течение четырех лет нам никто не верил, — вспоминает Вуд. — Мне приходилось убеждать Генри Кауфмана лично».

Вуд работала в Jennison Associates 18 лет и в этом время растила троих детей. В 1980-х годах процентные ставки начали падать, что позволило технологическим компаниям расти и заложило условия для новой эры инноваций — с персональными компьютерами, полупроводниками и беспроводным оборудованием.

Вуд решила, что хочет стать инвестиционным аналитиком и портфельным менеджером. Она обратила внимание на акции, которые лежали на пересечении нескольких индустрий и никак не отслеживались аналитиками. Вуд поняла: здесь кроется источник инноваций.

К примеру, Reuters считалась загадочной организацией, которая собирала данные от финансовых компаний, а затем продавала их обратно в обобщенном виде. Никто не понимал эту бизнес-модель, поэтому Вуд взялась за нее: «Мне просто показалось, что это было нечто значимое, и, конечно, это был предшественник интернета». 

Период нестабильности и важное решение

В 1998 году Вуд покинула Jennison Associates и стала одной из основателей хедж-фонда Tupelo Capital. В 2001 году она заняла должность портфельного менеджера и стратега по тематическим исследованиям в AllianceBernstein. В ее управлении находилось более $5 млрд. Вуд уверенно продолжала инвестировать в быстрорастущие и рискованные акции с небольшой капитализацией.

Вуд исследовала акции с невероятным упорством, и на растущем рынке начала 2000-х годов ее портфели приносили отличные результаты. Однако во время финансового кризиса 2008-2009 годов они просели сильнее рынка.

Динамичный стиль Вуд отпугивал некоторые учреждения и считались слишком волатильным, а AllianceBernstein хотел оградить средства. Поэтому ее просили внести изменения, добавив такие индексы, как S&P 500. Вуд возразила: «Мне показалось, что использование бенчмарка в инвестировании зашло слишком далеко, а на рынке инноваций образовывалась пустота».

Вуд заметила, что инвесторы, которые вкладываются в частные компании, оценивали их выше, чем те, кто торгует на фондовом рынке — они опасались нестабильности. Вуд заметила в этом возможность.

В 2006 году пузырь на рынке недвижимости еще не достиг максимума, однако Вуд посчитала, что он скоро лопнет. Поэтому она значительно сократила риск своих портфелей и отстала от рынка — и теперь со стыдом вспоминает этот период.

Вуд выросла в католической семье и считает себя верующим человеком. Поговорив с духовными наставниками, она поняла: «Невозможно поклоняться какому-либо идолу, им стал бенчмарк». В течение следующего года она восполнила большую часть потерь, но вскоре поняла, что должна запустить собственную компанию. В 2014 году Вуд покинула Alliance Bernstein и основала стартап.

Запуск ARK

Вуд назвала свою компанию в честь Ark of the Covenant (Ковчег Завета — священный объект из Ветхого Завета). Однако позже она сказала клиентам, что ARK — аббревиатура от Active Research Knowledge. Вуд поставила перед собой миссию задействовать капитал наилучшим образом, а именно направить его на «подрывные инновации».

В первые три года у ARK не было внешних инвесторов, поэтому Вуд лично оплачивала все операционные расходы — от зарплат до издержек на регистрацию продукта. У компании также не было офиса — все сотрудники работали в публичных коворкингах на собственных компьютерах.

«Многие люди сомневались в ней, и многие друзья были обеспокоены, однако ее уверенность была непоколебима», — рассказывает Том Штаудт, один из первых сотрудников ARK, который теперь занимает должность COO.

«Кэти рисковала личным состоянием из-за этой убежденности. Я начал работать в ARK только из-за нее», — утверждает он.

ARK так и осталась небольшой компанией. В ней работают около 30 сотрудников и большинство из них — миллениалы. По словам Штаудта, для Вуд важно, чтобы персонал был ближе к современному миру.

Вуд также нанимает экспертов из различных областей: большинство сотрудников инвестиционного подразделения ARK никогда не работали на Уолл-стрит и не имеют соответствующего образования. Как утверждает Штаудт, Кэти побуждает их «мыслить иначе и строить долгосрочные планы в мире, который часто становится жертвой краткосрочного и линейного мышления».

До пандемии Вуд работала в офисе ARK на Манхэттене. У нее нет кабинета — она сидит на высоком «барном» стуле, а остальные столы расположены по кругу. Вуд может с легкостью обратиться к каждому сотрудникому, просто повернув голову. «Она хочет создать инвестиционный процесс и культуру, при которой идеи может предлагать любой человек из компании», — рассказывает Штаудт.

Уверенность в том, что прозрачность необходима, — еще одна причина, по которой Вуд решила основать собственную компанию. В большинстве финансовых организаций портфельным менеджерам и аналитикам не разрешается использовать социальные сети, чтобы поделиться исследованиями или даже собрать информацию.

В ARK Вуд сформировала открытую экосистему: команда может не только делиться исследованиями, но и сотрудничать с учеными, инженерами, врачами и прочими экспертами.

Инвесторам и персоналу нравится этот подход. «Большинство фондов не раскрывают свои инвестиции, но она так не поступает, — рассказывает Эмма Винарски, портфельный менеджер в области здравоохранения Aleph Capital. — Она очень смелая и не боится рисковать».

К еженедельным «брейнстормам» ARK может присоединиться каждый, в том числе отраслевые эксперты и конкурирующие инвесторы. Анджела Далтон, внешний советник ARK и CEO Signum Growth Capital, в течение последних четырех лет посещает эти встречи каждую пятницу — как офисные, так и виртуальные. «Она единственный человек среди тех, кого я знаю, который организует подобное», — рассказывает Далтон.

ARK и Вуд сегодня

С начала 2020 года ARK привлекла $37 млрд — это третья по величине сумма среди таких гигантов по управлению инвестициями, как Vanguard Group и iShares (подразделение BlackRock). В течение года флагманский фонд ARK Innovation (ARKK) вырос более чем в десять раз и теперь владеет активами на сумму $22 млрд. Все ETF, принадлежащие ARK, совместно владеют $47 млрд.

Вуд сосредоточена на компаниях, которые разрабатывают инновационные технологии, поэтому ее портфели переполнены «взлетевшими» акциями, в том числе Tesla. ARK также принадлежат доли в Square, Teladoc Health, Roku и Shopify

Однако, когда стоимость акций резко взлетает, также растет и риск их падения. Но Вуд не обращает внимания на краткосрочные колебания. Онаca придерживается долгосрочного подхода. «Ценные бумаги более предсказуемы в течение длительных периодов», — утверждает руководитель по исследованиям ARK Бретт Уинтон, который работает с Вуд еще с 2007 года — со времен AllianceBernstein.

«Она запоминает больше фактов и цифр, чем кто-либо другой», — рассказывает один из бывших коллег Вуд, который пожелал остаться анонимным. По его словам, она до сих сохранила свою способность уверенно вести переговоры и широко мыслить. 

Источник.

Фото на обложке: ARK

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Инвесторы Николай и Марина Давыдовы запустили фонд с ежеквартальными взносами и инвестициями
  2. 2 Сейчас лучшее время для стартапа, чтобы поднимать инвестиции — мнение
  3. 3 Назван чистый отток инвестирующих в Россию фондов за неделю
  4. 4 Еда будущего: в какой бизнес вложиться сегодня, чтобы поймать волну завтра
Карта растительных продуктов России
Все российские производители растительных альтернатив продуктам животного происхождения
Узнать больше