Истории
События

«Мы живем в кризисе здравоохранения». Дмитрий Алексеев, УОМ, — о новой парадигме заботы о здоровье

Истории
Евгения Хрисанфова
Евгения Хрисанфова

Comm&Tech Correspondent

Евгения Хрисанфова

20 мая RB.RU и ГК «ЭФКО» провели конференцию о еде будущего Deep Food Tech Conference. Кандидат биологических наук и директор научно-методологической лаборатории Университета образовательной медицины Дмитрий Алексеев рассказал о новом подходе к здоровью и питанию.

«Мы живем в кризисе здравоохранения». Дмитрий Алексеев, УОМ, — о новой парадигме заботы о здоровье

Как отметил Дмитрий, мы говорим о кризисе здравоохранения уже 50 лет, и ситуация не улучшается. Его стоимость постоянно растет: из-за новых лекарств, старения населения, низкой ответственности пациентов и хронических болезней — в том числе депрессии, которая будет одним из самых распространенных состояний к 2030 году.

Сейчас у людей особенно часто встречаются проблемы с желудочно-кишечный трактом. К кризису питания привели несколько проблем:

  • рафинирование,
  • пустые калории (сладости и алкоголь),
  • низкая пищевая ценность продуктов,
  • воспаления и аллергия из-за еды,
  • хранение,
  • токсичные вещества.

Фудтех-компании ищут решения этих проблем и предлагают рынку функциональное питание, усиление свойств продуктов, снижение аллергических реакций на пищу, цельную еду искусственного происхождения, технологии сохранения свежести.

Однако люди все еще теряются в потоке информации о правильном питании. Маркетинг еды становится «научным», некоторые продукты демонизируют, например, молоко и мясо. Европейские организации пытаются сделать процесс поиска информации прозрачнее — EUFIC предлагает научные факты о продуктах питания.

В перспективе будет все активнее распространяться концепция устойчивого развития. Среди ее целей: устранение голода и нищеты, хорошее здоровье и благополучие людей, ответственное потребление и производство, сохранение природного баланса и многие другие. Компании перестанут использовать недобросовестный «зеленый» пиар, будут улучшать цепочки поставок и производство.

 

Последние новости, актуальные события и нетворкинг в AgroTech-комьюнити — AgroCode Hub. Присоединяйся!

 

После выступления спикер ответил на вопросы онлайн- и офлайн-зрителей.

Как преодолеть консерватизм людей в отношении новых пищевых технологий?

Большинство людей даже не заметит изменений. Они и так не знают, из чего сделано то, что они едят.

Как же без алкоголя в Сибири зимой?

Очень показательный вопрос. Хотя на самой лекции мы не предлагали радикального отказа от чего либо, очевидно, у нас в голове алкоголь и здоровье не сочетаются. При этом, если честно, зимой в Сибири или летом в Тоскане — не так уж важно.

С точки зрения потребителя, я бы говорил о культуре и ответственности. Понимание того, как любой продукт или напиток действует на наш организм в краткосрочной или долгосрочной перспективе, — это часть культуры потребления в новой парадигме подхода к здоровью.

Если мы знаем, кто и где вырастил сырье, кто переработал и как оно попало к нам на стол — алкоголь может стать лекарством для тела и души. Если это компульсивное ежедневное потребление без альтернатив, приносящее разрушение в другие области жизни — это зависимость.

Конечно, стоит знать, что алкоголь — это депрессант, и лучше половину дней недели проводить без него. Важно следить за тем, как работает печень и поддерживать ее. Обычно с алкоголем приходит аппетит — и мы съедаем больше, чем нужно организму.

Холодные зимние вечера или закат на побережье — алкоголь давно несет социальную роль: люди общаются, поют или танцуют. Культура как раз в том, чтобы использовать вещи по назначению и знать множество альтернатив. По моим наблюдениям, все больше представителей молодого поколения отказываются от алкоголя вовсе, в том числе и потому, что уже накопилось большое коллективное бессознательное, связанное с этим продуктом, и просто не хочется в него погружаться.

А как вы относитесь к разгрузочно-диетической терапии, лечебному голоданию?

Очень положительно. По-моему, это достаточно неисследованная область, хотя мы можем уже говорить о научно обоснованной пользе голодания.

Самое доступное и безопасное — это лечебное голодание. При диабете или для улучшения результатов в спорте, для разного возраста или для снижения воспаления — появляются все больше исследований, которые показывают его терапевтический потенциал. Во время голодания включаются стресс-адаптационные механизмы и переключается метаболизм, что точно полезно здоровому человеку, в том числе и для ясности в голове.

На каком горизонте мы сможем прийти к парадигме питания как лекарства или профилактики? Что для этого должно произойти?

Это очень важный вопрос. Мы уже пришли туда, с одной стороны, и мы очень не скоро попадем в эту точку — с другой.

Объясню. Мы работаем с партнерами из Британии над созданием образовательных программ для нутрициологов в России. Представьте себе, nutritional therapy — «лечение едой» — на рынке профессий уже около 30 лет. По утверждению коллег, в современном британском спорте существует гигантский спрос на такой подход. Его цель — не просто увеличить пиковую производительность атлета, а сохранить и развить потенциал здоровья и из этой точки уже добиваться результатов в спорте. И это просто пример. Мы уже умеем выстраивать стратегию питания как лекарства.

С другой стороны, мы — это все население страны или планеты. Даже с точки зрения страны, невозможно выстроить такой подход — питание как лекарство зачастую дороже. Регулятор в лице государства может уменьшать вред, ограничивая пестициды, сахар, антибиотики, но полностью перевести еду в пользу и лекарство ему не под силу.

Именно поэтому важно говорить о технологии. Мы думаем, что она способна «расшивать» проблемы с массовым производством питания. И это не все.

Я, возможно идеалистически, считаю, что здесь ответственность на себя могут брать все участники цепочки — от фермера до потребителя — и предпринимать осознанные шаги к улучшению, в первую очередь, к созданию информационной открытости и прозрачности. Затем важно образование — не как маркетинговый инструмент, а как определенный базис, одинаковый для всех.

Участники рынка способны определить, что хорошо, а что плохо. Исходя из этого, уже можно создавать продукты, а не наоборот — подгонять научные данные под уже готовые решения.

И этот процесс уже существует, даже внутри больших пищевых корпораций. Помните, как было в одной песне: You may say I'm a dreamer, but I'm not the only one.

Как бороться с демонизацией?

Демонизация возможна только в темноте непросвещенности. Как только определенная тема закрепляется на уровне ясных представлений, здравого смысла и школьной программы, эти процессы невозможны. Согласитесь, что мы сейчас с улыбкой бы смотрели на человека, кидающего камни в Луну.

Конечно, с едой чуть сложнее. Более того, нет консенсуса и между ведущими учеными. При этом у нас есть объективные инструменты измерения. Вот говорят: «Помидоры вредны, в них содержатся лектины!». Я не оспариваю само утверждение, но количество лектинов в томатах небольшое, и если мы не едим их килограммами каждый день, то проблемы с лектинами может и не возникать.

Почему люди «покупают» демонизацию? Они в отчаянии по поводу своего здоровья. По-видимому, для большинства из людей старые пищевые привычки и использование товаров с полки магазина привело их здоровье к плачевному состоянию, а все, что делают врачи, — выписывают лекарства.

Мы редко используем диетотерапевтические подходы для работы с высоким давлением или холестерином, например. На это чаще всего у врача нет времени.

В США и Британии, где я работал со специалистами по здоровью долгое время, уже очень давно нутрициология — признанное движение. Рекомендации по питанию постоянно обновляются, в их обсуждении принимает участие широкая комиссия из профессионалов и представителей разных отраслей. В России действует документ от 2016 года по рациональным нормам потребления, подписанный врио министра на тот момент, и без каких либо ссылок на авторов — то есть, по сути, никто не несет ответственности. Это — почва для демонизации.

Как я показывал в лекции, существуют примеры инструментов, когда общество наделяет полномочиями группу лиц, и они корректно работают с информацией о питании. EUFIC — пример такой европейской организации, которая существует на деньги в том числе и пищевых корпораций, сохраняя непредвзятость и нейтралитет.

Как вы относитесь к просветительской работе блогеров в интернете? Люди, часто далекие от медицины и биохимии, навязывают стереотипы питания, которые ведут скорее к проблемам со здоровьем, нежели к его восстановлению и укреплению.

Я скорее за, чем против. Стоит дать блогерству расти в рамках здравого смысла и закона. Конечно, не стоит пить серную кислоту или использовать острые предметы с целью что-то прочистить внутри своего организма. Нельзя отпускать сильнодействующие лекарства без рецепта врача, это действительно важно, и не назначать антибиотики по результатам анализов, не предназначенных для назначения антибиотиков.

Появляются активные блогеры среди врачей и экспертов. Они наконец-то спускаются из своих башен из слоновой кости и начинают общаться простым языком. Это тренд. Я думаю, хорошие блогеры будут получать образование в этой области, мы видим «запрос на рост собственной экспертизы» внутри рынка. Стихийные времена и «Дикий Запад» на рынке инстаграм-питания проходит. 

По чьим данным вы привели прогноз о депрессии? Неужели других хронических заболеваний не будет? И какой процент населения будет болеть?

Прогноз о росте депрессии и ее выходе на первое место по количеству лет жизни с поправкой на инвалидность (DALY) к 2030 году сделан эпидемиологами и опубликован ВОЗ. Других болезней не становится меньше, но скорость прироста депрессии гигантская и за последние два года не стала меньше. Более того, само состояние все чаще сопутствует другим заболеваниям.

Как победить депрессию к 2030 году?

Никак. Честно. Конечно, без паники и тревоги по этому поводу, депрессия — это симптом тех самых двух систем: здравоохранения и пищевой промышленности. За 10 лет мы не сможем их глобально развернуть. Но вот создать прототип системы питания, в основе которой лежат технологии Deep Food Tech и по результатом которой существенно снижается число пациентов с депрессией — вполне возможно. Если такой прототип будет масштабируем, то появится возможность ее побороть.

Какие из растительных белков наиболее оптимальны для человека?

Хотелось бы отметить, что нет супереды, которая может стать единственным источником белка. Особенно в случае питания, не включающего в себя животные белки, питание растительными белками должно быть разнообразно. И бобовые, и крестоцветные, и орехи, и водоросли, и грибы могут обеспечивать здоровое разнообразие.

При этом всегда нужно учитывать особенности индивидуального пищеварения. Если не все продукты из списка подходят, то стоит самостоятельно или при помощи специалиста разобраться с вопросом полноценности питания.

Важно понимать, что нутрициология все дальше уходит от редукционизма. Еда — это не только белки, жиры и углеводы.

Если на этот вопрос смотреть с точки зрения биотехнологий, то открывается суперперспектива: похоже, что мы можем управлять полноценностью и микронутриентным составом растительных компонентов. Что водоросли в реакторах, что растения из городских теплиц могут ассимилировать из неорганического субстрата большое количество минералов и создавать мощные легкоусвояемые биоактивные вещества. Мы можем рациональным дизайном повысить «питательную плотность» еды — это, конечно, фантастические перспективы.


Полную запись трансляции Deep Food Tech Conference можно посмотреть по ссылке.

Страница «ВКонтакте»

Страница на Facebook

Фото с мероприятия


Фото: Федя Ронжин

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Топ-10 вакансий июля, которые оплачиваются выше всех
  2. 2 «Яндекс» провел реструктуризацию владения «Яндекс.Маркетом»
  3. 3 Калифорнийский AI-стартап AMAI привлек $600 тысяч от венчурного фонда NRG Ventures и клуба Angelsdeck
  4. 4 Венчурный фонд АФК «Система» вложил 130 млн рублей в профориентационную платформу «Профилум»
  5. 5 Куда идти стартапам в США
EdTech: карта российского рынка
Все компании и инвесторы в области образовательных технологий
Перейти