Истории

Изоляция: как с ней справляются ученые-полярники, моряки и монахи

Истории
Анна Полякова
Анна Полякова

Редактор

Анна Полякова

В изоляции люди могут не просто выживать, но и добиваться успехов. Газета The Guardian узнала, как это удается ученому-полярнику, капитану подлодки, монаху, кругосветному плавателю и жительнице острова.

Изоляция: как с ней справляются ученые-полярники, моряки и монахи

Марион Дирикс, ученый-полярник

Фото: личный архив Марион Дирикс

Марион Дирикс получила докторскую степень в области экспериментальной космологии в Гарварде и сейчас проводит два-три месяца в году на станции «Амундсен-Скотт» на Южном полюсе, где она занимается техобслуживанием телескопов.

«Это очень однообразная среда, и вы не можете выйти наружу, поэтому многие психологические последствия похожи на то, что мы испытываем сейчас. Я заметила, что на станции старалась больше контролировать свое окружение. Например, там есть лабораторное пространство, и я одержимо его убирала. То же самое я делаю сейчас, застряв в своей квартире», — рассказала Дирикс.

В изоляции 29-летняя исследовательница также становится очень внимательной к изменениям. «К штукам вроде растений, которые становятся заметно больше или меняют комнату. Это хороший способ направить энергию. Забота об окружении идет лишь на пользу нашему психологическому балансу», — считает она.

Спать на станции непросто — в полярное лето там светло 24 часа в сутки. «Сон ужасен не только из-за света, но и из-за большой высоты. На высоте в 3 тысячи метров есть только 70% кислорода. Из-за этого каждое утро идет кровь из носа. Сочетание этих вещей делает отдых очень сложным, а все остальное — еще более сложным», — отмечает Дирикс. По ее словам, главное — заставить себя засыпать в определенное время. Она также рекомендует настольные игры и развлекательную литературу.

Как исследовательница справляется с необходимостью жить в непосредственной близости от небольшой группы людей? «Это одна из главных трудностей, — признает Дирикс. — Особенно, если есть кто-то, с кем ты не ладишь. Я выяснила, что мне нужно активно использовать свою хорошую сторону, пытаться восстановить отношения и работать над своей отзывчивостью. Я противостою людям с добротой».

Райан Рэмси, капитан подлодки

Фото: Брэд Вейкфилд

Райан Рэмси был капитаном атомной подлодки HMS Turbulent с 2008 по 2011 годы.

«Подводники обучены справляться с изоляцией, а общество — нет. Для широкой публики это серьезная проблема, с которой она сейчас пытается справиться. Первое, что нужно сделать, это привыкнуть к графику. Это требует дисциплины. Делайте одни и те же вещи в одной и той же последовательности каждый день. Выходные проводите иначе. Вы должны различать время для работы и для отдыха», — говорит он.

Военный предлагает ограничить просмотр телевизионных новостей. «Непрерывные новости — это такое динамическое изменение в конкретный момент времени, и оно негативно. Смотрите их раз в день, и у вас останется время на другие дела», — добавил Рэмси. Он также подчеркивает важность физических упражнений: «Если вы здоровы физически, вы будете здоровы и психически. Я занимался с гантелями в своей каюте, которая была крошечной. И держите в форме разум. Это я о чтении книг и выполнении других задач. Это идеальная возможность узнать что-то новое».

Рэмси описывает подводную лодку как «стальную трубу с 130 людьми в ней» и признает, что при длительном взаимодействии могут возникнуть трения. «Начинайте разбираться с конфликтами как можно раньше. Поговорите, выясните, в чем заключается проблема», — посоветовал он.

Последний совет — «наслаждаться тем, что есть». Сосредоточьтесь на том, чем вы обладаете, а не на том, что вам недоступно. «Постарайтесь не обсуждать, что будет дальше. Вы контролируете только то, что можете», — заключил Рэмси.

Кристофер Джемисон, монах

Фото: Тоби Ллойд

Кристофер Джемисон — президент Английской бенедиктинской общины и автор книги «В поисках счастья: монашеские шаги для полноценной жизни». Опираясь на почти 50-летний опыт монашеской жизни, он помог создать сайт Alone Together, посвященный одиночеству и автономности, вызванными нынешним кризисом.

«Вся страна переживает волны разных чувств. На ранних стадиях больше всего был заметен гнев. Люди злились на других посетителей супермаркетов, на тех, кто делал запасы, на тех, кто не сидел дома. Вокруг также много страха, и позже люди начнут чувствовать себя одинокими и скучающими», — считает Джемисон.

Как монашеская традиция помогает противостоять таким чувствам? «Если ваш день будет однообразным, они могут вас настичь. Но если вы создадите свой ритм, то обнаружите, что день станет более стабильным, терпимым и приятным», — добавил он.

Джемисон проводит грань между скукой и апатией. «Скука — это когда абсолютно нечего делать. Апатия — это когда есть чем заняться, но ты не можешь себя заставить. Большинство людей страдают от последнего, но они называют это скукой, потому что это позволяет им избавиться от ответственности. В монастыре люди всегда звонят в колокола, тем самым сообщая, что делать дальше, поэтому у вас нет времени скучать», — объяснил он.

Ключ к решению проблемы — позитив. «Не начинайте день с повторения своих обид. Лучше подумайте о том, что вы живы, и в мире по-прежнему есть хорошие вещи. Возможно, вам придется заняться сложными вопросами позже, но решайте по одной задаче за раз. Начните с благодарности, затем попросите сил встретить день и его трудности. После этого идите и боритесь с ними», — советует Джемисон. Разве все это не предполагает веры в Бога? «Вы можете испытывать благодарность и без веры в Бога», — настаивает монах.

Робин Нокс-Джонстон, кругосветный плаватель

Фото: Мэтт Карди / Getty Images

В 1969 году Робин Нокс-Джонстон стал первым человеком, совершившим безостановочное кругосветное плавание в одиночку. Ему было чуть за двадцать, и он плыл на 32-футовой яхте. Путешествие заняло 312 дней.

Спустя десять недель после начала плавания радио Нокс-Джонстона сломалось. «Это было очень сложно. Я мог слышать, как люди вызывают меня, но не мог им ответить», — уточняет он. В течение четырех с половиной месяцев о нем ничего не было слышно. Газета Times подготовила некролог.

Как Нокс-Джонстону удалось сохранить рассудок? «Это меня беспокоило, — признает он. — Я начал учить стихотворения наизусть. У меня была прекрасная антология фельдмаршала Вейвеля под названием "Цветы других людей". Я выучил все эти замечательные стихи. Я сидел у руля, зачитывая их вслух самому себе».

«Я старался придерживаться расписания. Спал ночью, хотя очевидно, что иногда я не мог этого себе позволить, потому что должен был присутствовать на палубе. Я готовил себе обед, проверял, что все в порядке, потом шел спать и просыпался через три-четыре часа, еще раз все проверял и снова ложился спать. Потом, когда поднималось солнце, я вставал, выпивал чашку кофе, готовил завтрак, проверял лодку и уточнял свое местоположение», — вспоминает Нокс-Джонстон.

Еда была довольно простой, но он взял с собой 12 бутылок виски, 12 бутылок бренди и 120 банок пива и перед ужином наслаждался виски или бренди с сигаретой. Напивался ли он? «Ты сам по себе. Это было бы довольно глупо», — сказал он.

Нуждался ли он в компании? «О Боже, да, — сказал он. — Проходя мимо Австралии одним субботним вечером, я поймал на приемник волну с танцевальной музыкой и подумал: "Какого черта я здесь делаю в одиночку?" Но потом пришла другая мысль: "Я все еще в деле. Я ни за что не сдамся". А секс? «Приходится выбросить это из головы. Вся энергия нужна для управления лодкой», — ответил Нокс-Джонстон.

Криста Бирн, жительница острова в Шотландии

Фото: личный архив Кристы Бирн

Криста Бирн вместе с мужем живет на острове Колонсей с населением в 135 человек. Он расположен в архипелаге Внутренние Гебридские острова. Бирн живет там уже больше 40 лет, сначала она управляла отелем, а сейчас — книжным магазином. Колонсей — это одно из самых изолированных сообществ в Великобритании.

Для Бирн автономность — это образ жизни. «Другие люди привыкли покупать еду на день. Мы закупаемся на месяц. Это совершенно другое мышление», — говорит она.

У жизни на острове есть как плюсы, так и минусы. «Здесь нет преступлений, и люди присматривают друг за другом. С другой стороны, они знают все и обо всех», — добавляет Бирн. Расстраивала ли ее когда-либо изоляция? «Нет, — говорит женщина. — Я очень легкий человек. Но для некоторых это невыносимо. Вот почему люди здесь не задерживаются. Это просто рай весенним утром, но зимними неделями и месяцами здесь действительно тяжело».

Бирн отмечает, что многолетняя вражда, которая раньше характеризовала островную жизнь, уменьшилась: «У людей есть свое мнение, и иногда волосы на голове дыбом встают, когда слушаешь, что они говорят, но в целом мы понимаем, что мы во всем этом вместе». Она также говорит, что сейчас культура потребления алкоголя уже не такая, какой она была в прошлом: «Люди осознали, что разбивать как минимум одну машину каждые выходные — это не очень хорошая идея».

Что Бирн советует новичкам в вопросах изоляции? «Находите себе занятия. Не слоняйтесь без дела. Вставайте утром, одевайтесь, стройте планы. Очень легко тратить впустую время, и это разрушает душу». А ей самой когда-нибудь становится скучно? «На самом деле, нет, — говорит женщина. — Всегда можно почитать хорошую книгу, особенно если вы управляете книжным магазином».

Источник.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 В изоляции захотелось сделать пирсинг или отрастить бороду? Это не скука, а механизм выживания
  2. 2 12 способов справиться с тревогой, вызванной коронавирусом
  3. 3 Как покупать продукты во время вспышки коронавируса: ответы на 10 главных вопросов
  4. 4 Как изоляция влияет на психологическое и физическое здоровье

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase