Как власти Индии отключают интернет в Кашмире

Никита Стаценко
Расскажите друзьям
Вероника Елкина

Журналист Рави Агравал написал книгу о том, как индийские власти блокируют доступ к интернету в разных регионах страны. Сильнее всего пострадал Кашмир — там его вообще не было полгода и отключения продолжаются до сих пор.

Вот как правительство закрывает выход в сеть местным жителям и зачем оно это делает.

Как можно отключить интернет? Неужели для этого есть какая-то огромная красная кнопка? Кто принимает решения о блокировках и можно ли как-то их обойти? Этими вопросами я задавался, когда прилетел в Сринагар, столицу Кашмира первого июля 2017 года. В аэропорту я проверил свой мобильный телефон — он ловил слабый 3G-сигнал. Сегодня комендантский час в интернете распространялся только на область, где недавно была перестрелка, примерно в пятидесяти километрах к югу от меня. Я инстинктивно загуглил: «Как Индия отключает интернет?». Примерно через полминуты поисковик выдал мне несколько ссылок — ни одна из них не ответила на мой вопрос.

Местный журналист Мухтар Ахмед вызвался показать мне город и договорился о встрече с одним из локальных интернет-провайдеров. Компания попросила не упоминать своего названия и имен ее представителей.

Чтобы вы не ошиблись при выборе, Rusbase рекомендует своим читателям надежных юристов и адвокатов.

Глава фирмы, господин Ф, немного нервничал. Прежде чем заговорить со мной, он перекинулся парой слов с Мухтаром на кашмири. Было очевидно, что он не доверяет чужим журналистам. Наконец, Мухтару удалось его успокоить и тот протянул мне руку для приветствия. Я торжественно ее пожал.

Господин Ф заговорил на хинди. Он рассказал мне о размерах своего бизнеса — в отличие от новых мобильных провайдеров вроде Reliance’s Jio, Airtel и Vodafone, он специализировался на обеспечении проводного соединения для крупных компаний региона.

picПригород Сринагара. Фото: Hindustan Times

«Какой бы ни была политическая обстановка, кабели остаются нейтральными, — сказал он. — Молодежь Кашмира доверяет только интернету. Для нее это форма свободы».

Интернет в Кашмире развивался медленнее, чем в других частях Индии. В торговых квартала Сринагара я заметил несколько интернет-кафе, где час в сети стоил около доллара. Такие кафе — реликты конца 90-х и начала нулевых — практически исчезли из самых крупных городов Индии. По словам господина Ф, оставшиеся в Сринагаре интернет-кафе в основном предназначены для тех, кому нужно отправить резюме на работу или анкету в колледж. Большинство жителей Кашмира пользуются смартфонами. Компания господина Ф предоставляла доступ к быстрому интернету различным заведениям и его бизнес процветал. «А потом убили Бурхана», — закончил господин Ф и многозначительно пожал плечами.

Бурхан Вани — в народе его звали просто Бурхан — был настоящей местной легендой. Он был кашмирским Че Геварой цифровой эпохи. В 15 лет Бурхан бросил школу и присоединился к повстанческой группировке «Хизбул Моджахеддин». К 20 годам он стал командиром отряда. Но большую популярность ему принесли не победы на поле боя, а его активность в социальных сетях. Бурхан постоянно публиковал видеоролики, в которых объяснял, почему он сражается за свободу Кашмира и призывал молодежь присоединиться к нему.

picГраффити с изображением Бурхана Вани (справа) в Кашмире. Фото: AP

В июле 2016 году Бурхана убили индийские военные. Ему было всего 22 года.

«На его похороны пришли десятки тысяч людей, можете себе такое представить? — говорит господин Ф. — Да нет, пожалуй, сотни тысяч! Съехались со всего Кашмира. Полиция ставила ограждения, но их было не остановить».

Такая неожиданная реакция народа была мощным ударом для индийского правительства. Убийство Бурхана задело многих, в регионе нарастал народный гнев Кашмирцы не знали, к чему приведет их революция, но они точно знали, что больше не могут считать себя частью Индии.

Дальнейшие действия властей были довольно очевидными. Правительство подавило негодования. В регионе постоянно объявлялся комендантский час и заработали более жесткие ограничения. Но на этот раз все было немного иначе — когда люди выходили на улицы, их встречали слезоточивым газом и жестокостью полиции, а затем фотографии этого насилия попадали в сеть. Там они мгновенно распространялись через мессенджеры и социальные сети. Все эти изображения лишь укрепляли в головах кашмирцев мысль о том, что они живут в полицейском государстве. Повстанцы проигрывали реальные сражения, но побеждали в виртуальной войне за сердца и разум местных жителей.

Правительство поняло, что ему нужно взять под контроль величайшее оружие — интернет. Оставалось только одно — отключить его насовсем. Так и начался длиннейший комендантский час в индийском интернете. Шли месяцы, а кашмирцы не могли зайти в сеть — ни с компьютера, ни с телефона.

picФото: Tauseef Mustafa/AFP

«Как можно заблокировать интернет?», — спрашиваю я у господина Ф.

«Все довольно просто, — отвечает он. — Вам звонят из полиции. Говорят, отключайте, а мы подчиняемся. В прошлом году я потерял 40% своего бизнеса».

После того как господин Ф получил звонок из полиции, он велел своему главному инженеру заблокировать все входящие и исходящие данные для каждого пользователя, кроме главного центра управления компании, расположенного по его домашнему адресу. Никто из клиентов провайдера не мог пользоваться интернетом. Похожие действия предприняли другие провайдеры в регионе, включая государственные мобильные телекоммуникационные компании.

«Раньше нам присылали письма из правительства, — добавил господин Ф. — Они и сейчас приходят, но уже после блокировок. Чисто как формальность. Обычно сначала звонят, как только где-нибудь промелькнет какой-то намек на насилие. А если вы не подчинитесь...»

Я просмотрел одно из таких писем, адресованных «всех провайдерам интернет-услуг». В нем были указаны выдержки из различных законов и правил, а также приведен список ресурсов, которые необходимо заблокировать. В одном из них была ссылка на видео на YouTube — возможно, это был ролик про Бурхана Вани.

«Сначала просили заблокировать несколько сайтов, но это было лишь начало, — вспоминает господин Ф. — Как только начались протесты после смерти Бурхана, пришлось прикрыть весь интернет».

С 9 июля и почти до конца 2016 года в Кашмире не было никакого интернета. Ни электронной почты, ни Google, ни Facebook, ни WhatsApp. Никакого общения с друзьями и родственниками, звонков через Skype или FaceTime, Uber, сервисов доставки и онлайн-карт. Нельзя было почитать новостные ресурсы, послушать подкаст или музыку. Это было жестокое наказание для населения в 13 миллионов человек. Работал только один из государственных провайдеров BSNL, но лишь иногда и крайне медленно.

К концу года доступ к интернету был восстановлен, но в 2017 году вновь начались блокировки. Господин Ф показал мне письмо из правительства от апреля 2017 года — в нем власти приказывали заблокировать 22 социальные сети.

«Тут они потребовали заблокировать Facebook, Twitter, Instagram и даже китайские и корейские соцсети, лишь бы люди не могли делиться своими мыслями в интернете», — сказал он.

Предприимчивые кашмирцы пробовали пользоваться VPN, чтобы обойти блокировку. «Под VPN все грузится очень медленно. — прокомментировал господин Ф. — Фотографии еле отправляются, не говоря уже о видео. Если власти хотели остановить распространение информации о протестах и беспорядках, то им это удалось. Они победили».

Источник.


Материалы по теме:

Продажа видеороликов из-под полы: как выглядит интернет в социалистической Кубе

Вымогательства, рейды и полная секретность: как майнят биткоины в Венесуэле

Прощай, Telegram: как в соцсетях отреагировали на блокировку мессенджера

Как работает «черный рынок» электроэнергии в Ливане


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
QIWI Techday - Make It Real
17 декабря 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase