Истории
From Russia to Silicon Valley

Марина Давыдова: «Мы никогда не мечтали переехать в США»

Истории
Ксения Чабаненко
Ксения Чабаненко

основатель агентств А-ТАК и Yoken, ex-VP по коммуникациям Ma...

Евгения Хрисанфова

Марина Давыдова окончила НИУ ВШЭ, где познакомилась со своим будущим мужем — Николаем. Успела поработать в Cisco на последних курсах и затем поступить в магистратуру в Эдинбурге. Но после учебы за рубежом решила вернуться в Россию, чтобы не упустить новые возможности, которые тогда только начали появляться в нашей стране.

Однако в 2014 году возможности закончились. Собственный медийный проект для родителей пришлось отложить, у мужа начались проблемы на работе. Западные инвесторы уходили из России, и Николай предложил поискать возможности поближе к ним. Так пара решила переехать в Кремниевую долину.

Здесь Марина родила второго ребенка, подружилась с соседями и нашла свой карьерный путь — стала операционным директором в стартапе Cherry Labs, который разрабатывает искусственный интеллект, анализирующий поведение людей по видео, в том числе для того, чтобы ухаживать за пожилыми людьми. Незаметно пролетели пять лет, и Долина стала для Марины настоящим домом.

Марина Давыдова: «Мы никогда не мечтали переехать в США»

Rusbase продолжает рассказывать о женщинах из Кремниевой долины.
Читайте истории других героинь на странице специального проекта.

Марина Давыдова

Работа в России

Мы с будущим мужем Колей начали работать еще на третьем курсе, потому что очень хотелось попробовать себя во многих сферах. Трудились в Cisco в разных департаментах. Я занималась людьми — в большей степени HR. Также у нас были проекты для HP — мы создавали для них горячую линию.

Затем вместе поехали в магистратуру в Эдинбург. После решили вернуться в Россию, потому что нас тянуло туда. Столько было возможностей, все горело, рос и бурно развивался новый неизвестный мир венчурных инвестиций.

Тогда у нас появилась дочка, и моим осознанным выбором было посвятить себя ей. Брала проекты на фрилансе, также прошла несколько собеседований — например, попала в Siemens, но не пошла туда, потому что побоялась в 22 года быть работающей мамой и совмещать карьеру с ребенком.

На меня сильно повлияли и внутренняя неуверенность в том, что смогу сама с этим справиться, и внешние предрассудки, которые говорили — надо выбрать что-то одно. Но со временем поняла, что все возможно, и начала новые проекты, где помогала с финансовыми моделями.

В то время у меня было несколько стартапов, по разным причинам не очень удачных. Я совершала стандартные ошибки стартапера, который только начинает пробовать — хотелось всего и сразу. Планировала создать медийный проект для родителей в формате «Википедии», хотелось сразу сделать хорошую платформу. Но мы не стали проходить много итераций продукта. А из MVP у меня был только небольшой блог, который, правда, пользовался популярностью.

В 2014 году случился спад на рынке медиарекламы — резко урезали бюджеты. И финансовая модель, на которую я рассчитывала, начала потихоньку схлопываться. Мы решили отложить проект.

Тогда произошел наш переезд. Его инициировал в основном Коля. У него случились неудачи со сделками  — перспективные проекты, которыми он занимался несколько лет, не смогли привлечь следующие раунды финансирования, в том числе из-за ситуации с Крымом. Это очень сильно подкосило его мотивацию. Какое-то время он не мог собраться и не понимал, как можно что-то начинать, если столько усилий оказалось впустую.

Марина и Николай

Марина и Николай

Переезд в США

В то время появилась возможность — его позвали помогать одной из компаний в Америке. Но мы, честно говоря, никогда не мечтали переехать в США. Иногда приезжали по работе или к друзьям, но нам никогда не казалось, что переезд сюда — это наша мечта.

Долина была исключением. Когда мы об этом говорили, то соглашались, что если где и жить в Америке, то здесь.

В одну из поездок в Сан-Франциско подруга, Анна Мария, пригласила нас в офис Facebook. Мы гуляли, и казалось, что здесь атмосфера как в кампусе университета. В офисе было много заряженных и мотивированных людей, которые горят своей работой, — и это тоже сильно заряжало. Нам захотелось проникнуться этой атмосферой.

Нашей дочери Соне было тогда пять лет. Мы поставили для себя срок в два года — до ее первого класса — и решили, что попробуем переехать. Посмотрим, сможем ли работать в Долине, насколько нам будет интересно здесь жить. И до конца этого срока не будем ничего предпринимать. Просто накопим багаж опыта и знаний и тогда сможем принять более объективное решение.

Мне кажется, что сам переезд мне дался достаточно легко. Может быть, сказалась первоначальная открытость и легкая адаптируемость, или то, что мы рассматривали это как эксперимент.

Но было сложно по другой причине. Переезд совпал с личными проблемами — у нас случился выкидыш. И мы очень тяжело физически и психологически это переживали, и, возможно, это просто перекрыло другие трудности.

Эта ситуация и переезд подсветили проблемы — например, отсутствие медицинской страховки. Мы ждали, когда начнется enrollment period (пер. — регистрация), и у нас не было страховки — мы все оплачивали сами. Когда ты оказываешься в такой ситуации при переезде, это может очень больно ударить по всем накоплениям. Мы были совсем не готовы.

Это то, что многие недооценивают во время переезда — здесь структура затрат совсем другая, нежели та, к которой мы привыкли в России. Некоторые вещи дешевле, а другие считаются и расходуются совсем по-другому. Процент неожиданностей может неприятно удивить.

Пес Черри

Пес Черри

Про Cherry Labs

Наверное, не нужно было называть компанию в честь своей собаки — теперь даже и уволиться, если что, не смогу. Проект Cherry Labs казался утопией. Еще в самом начале мы советовались со многими друзьями, которые говорили: «Ребята, ни в коем случае не нужно заниматься железом», «Нельзя выбирать совершенно новую продуктовую нишу и приплетать туда ИИ, который находится в состоянии зародыша». Кроме того, у нас фокус направлен на пожилых людей, которым это совсем не понятно.

Но мы взяли и совместили все, что нам не советовали, и утопия стала реальностью. Hаш CEO, Максим Гончаров, обратился ко мне с просьбой помочь с инвесторами, юристами, финансами. Я постепенно углублялась в процессы все больше и больше, и вот я здесь — абсолютно погруженная, так, что не могу отпустить и не хочется. Для меня это второй дом, вторая семья.

Я возглавляю операционную деятельность в Cherry Labs. Наш продукт — Cherry Home, и здесь фокус направлен на пожилых людей, которые сидят дома. C помощью камер и искусственного интеллекта мы пытаемся понять, что происходит в помещении, выявить аномалии, падения и составить картину активности пожилого человека в течение дня.

И мне на самом деле повезло — у меня есть ментор. В нашей компании есть уникальный человек, который пришел к нам сначала как инвестор. Его зовут Бен Хэнг. Он продал свой стартап Tesla, а затем работал с Илоном Маском. Можно сказать, что он стал тем вдохновением, которое позволило мне развиваться в эту сторону.

Но можно добавить ложку дегтя в бочку меда. Позиция операционного директора неоднозначная — у нее нет определения. Есть только понимание и ожидания, которые человек или компания могут выработать для себя. По моему мнению, это специалист, который трансформирует глобальную стратегию основателей в тактическое руководство к действию на основе разных инструментов — в том числе корпоративной культуры, общего видения и так далее. Но часто это превращается в приземление взлетающих в космос основателей, проверка их идей реальностью. Грустно смотреть, как притухает огонь в глазах фаундеров, только что придумавших гениальную идею, — а тут я такая со своими законами, договорами и операционными расходами.

Однажды на дискуссии в Стэнфорде работу компании сравнили с цирком, в котором есть прекрасный СЕО в блестящем костюме, за ним выводят слона, который показывает трюки, а за слоном на арену выходит СОО в роли pooper-scooper («совок для экскрементов») и подметает какашки. COO находится в тени, но делает важное дело, ведь без него СЕО может и вляпаться. Тогда я вышла с ощущением, что теперь все понятно — это не я такая, а роль в целом.

Команда Cherry Labs

Команда Cherry Labs

Жизнь в Калифорнии

Мы живем здесь почти пять лет — приехали в Долину в 2015 году. И не заметили, как пролетело время — прошло два года и наступил момент, когда нужно было принимать решение. Мы не садились и не рисовали табличку с плюсами и минусами, но было понятно, что нужно продлить этот эксперимент.

Если говорить про будущее, у нас нет четкого понимания, что останемся здесь жить навсегда. Мы достаточно открыты. Больше всего на эту тему переживают родители — они бы очень хотели, чтобы мы вернулись. И мы допускаем такую возможность. Но для этого нужно, чтобы что-то изменилось в бизнес-атмосфере России.

Нас потрясающе встретили соседи. В нашем округе в основном живут пожилые люди, и они ужасно обрадовались, что у них по соседству появилась новая семья и там даже есть дети.

Был первый Хэллоуин. Мы написали соседям, спросили, можно ли к ним прийти. Они обрадовались, ответили: «Конечно! Это будут первые дети на нашей улице на Хеллоуин за 17 лет». Пошли с дочкой по домам за trick or treat («собирать угощения»). В первом же доме Соне сразу дали корзину шоколадных конфет, а нам налили вина. Через час мы вышли оттуда и пошли во второй дом — там все повторилось. На третьем доме Соня уснула и сказала: «Какой-то ваш Хэллоуин скучный».

Нам писали, куда лучше ходить на рынок, какие продукты покупать. Просто могли положить корзину лимонов со своего огорода. Это очень впечатляло, хотелось равняться — и мы в ответ старались поддерживать соседей и других людей, которые приезжают сюда.

Иммануил Кот

Иммануил Кот

Про фильм Дудя

Если честно признаться, я не смотрела фильм Дудя. Это был абсолютно осознанный выбор, и он был не столько связан с фильмом Юры, сколько с публичностью, которая имеет как позитивные, так и негативные стороны. Коля — публичный человек, и видео, статьи, особенно с ростом публичности в последние годы приносят много негативных и неконструктивных комментариев и хейта. К сожалению, я их принимаю слишком близко к сердцу.

С этим фильмом у меня получился достаточно интересный опыт. Мне не удалось создать свою объективную картинку, но я смогла увидеть фильм глазами других людей. И для меня он подсветил две вещи. Во-первых, это огромное количество людей, которых фильм замотивировал что-то делать.

Несколько дней назад я сделала в инстаграме пост про конкурс в онлайн-акселератор для подростков. Я написала, что разыгрываю одно место и оплачу его сама. Было огромное количество комментариев. 200 ребят написали, что они хотят участвовать, как им это важно и как их замотивировало видео. И это супер.

Во-вторых, через взгляд других людей я увидела проблемы, которые нам нужно обсуждать. В том числе важность говорить о женщинах-предпринимателях, про разные стороны переезда. Спасибо фильму, что он позволил углубится в нужные и важные дискуссии.

Марина с семьей

Марина с семьей

Американские родители

В России вопрос совмещения материнства и работы был для меня большим — возможно, в силу молодости. Кроме того, ритм жизни в Москве совсем не предполагал совместного опыта переживаний, связанных с ребенком. Коля с утра до ночи был на работе, поэтому он, конечно, присутствовал как отец, но в меньшей степени разделял обязанности воспитания. Да и самой яркой чертой папиного характера для Сони какое-то время было то, что «папа храпит».

Но все сильно изменилось, когда мы переехали в Долину. Несмотря на то, что мы работаем здесь не меньше, а, может быть, даже и больше, баланс изменился — он стал совсем другим папой.

Возможно, это случилось потому, что здесь абсолютно непохожие примеры. Когда мы только приехали, в нашей школе учились дети Сергея Брина. И он, в мятых трениках и шлепках, привозил их с утра на велосипеде с тележкой, провожал до двери, махал рукой. И это было удивительно. Я не могла себе представить топ-менеджеров в Москве, которые бы так возили детей и желали хорошего дня — не водитель, а они сами.

Но будем откровенными: речи о равноправном участии и равных ролях в воспитании детей, уходе за домом пока нет. Есть к чему стремиться.

Команда Cherry Labs

Советы тем, кто хочет переехать

В нашей семье и компании я тот человек, который задает больше всего вопросов. Поэтому самое главное — начать с исследования. Эмиграция в США — не панацея и решение всех проблем. Тем более сейчас наш мир сильно меняется и позволяет многое тестировать удаленно. Нужно понять, что мешает вам развиваться в том месте, где вы сейчас находитесь, и как переезд в Долину может помочь. Нужно отдавать себе отчет, что если вам тяжело до переезда, то после переезда скорее всего станет тяжелее.

Если вы знаете, что переезд даст вам инвестиции, мотивацию, силы и ресурсы, значит, надо попробовать. Мне помогло наше отношение к переезду как к эксперименту. Мы не боялись, что у нас не получится. Если не получится, очевидно, эксперимент не удался — но это не значит, что мы что-то сделали неправильно.

Если перевозишь еще и семью, нужно понимать степень ответственности, искать возможности и предугадывать неприятные сюрпризы. Существует множество ресурсов и информации о том, как здесь жить, что с образованием и медициной. Могу сразу сказать — не все так хорошо, как хотелось бы.

Недостаточно одного или двух источников. Нужно более широко подходить к любому решению и спрашивать разные стороны — не только тех, у кого все хорошо.



Отдельное спасибо за помощь в создании проекта PlayMe и Multiways.

Фото: архив героини

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «В 36 лет я резко поменяла профессию. Возможно, что не в последний раз»
  2. 2 «Вчера была Кремниевая долина, сегодня Облачная, завтра – еще какая-нибудь»
  3. 3 «Теперь мы не зрители, а инсайдеры индустрии»

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

07 августа 2020

Ipsen Biomed Challenge

08 августа 2020

Цифровые джунгли

09 августа 2020

IT хакатон