Истории
From Russia to Silicon Valley

«Вчера была Кремниевая долина, сегодня Облачная, завтра – еще какая-нибудь»

Истории
Ксения Чабаненко
Ксения Чабаненко

основатель агентств А-ТАК и Yoken, ex-VP по коммуникациям Ma...

Евгения Хрисанфова

Александра «Саша» Джонсон переехала в Кремниевую долину из Ленинграда в 90-е ради учебы. Она заинтересовалась предпринимательством и решила поступить в бизнес-школу, которых в СССР не было. Выбор пал на Беркли.

Александра работала в глобальном консалтинге, управляла технологической компанией и в течение 10 лет занималась венчурными инвестициями как партнер фонда DFJ. В 2015 году вошла в десятку наиболее влиятельных людей в сфере финансов в Сан-Франциско по версии издательства Worth. Ее принцип – вкладывать в человека, который хочет сделать мир лучше.

«Вчера была Кремниевая долина, сегодня Облачная, завтра – еще какая-нибудь»

Rusbase продолжает рассказывать о женщинах из Кремниевой долины.
Смотрите других героинь на странице специального проекта.

Джонсон

Культурного шока от Америки не было

Я родилась во Владивостоке, переехала учиться в Ленинград. Окончила специалитет, аспирантуру и хотела продолжать образование. В 80-е заинтересовалась предпринимательством, но тогда в СССР не было бизнес-школ. Мысли «Мне нужно в США» никогда не было, я рассматривала школы на тех языках, которые более-менее знала: немецкий и английский. Почему-то школа MBA в Беркли была на слуху, даже про Стэнфорд тогда столько не говорили. Культурного шока от Америки не было – прошло лет шесть, прежде чем я разобралась, куда попала.

После переезда с русскоязычным комьюнити не сталкивалась, потому что тогда его просто не было.

Долина – это живой организм, который постоянно меняется. Вчера была Кремниевая долина, сегодня Облачная, завтра – еще какая-нибудь.

Из бизнеса в венчурные инвестиции

Тридцать лет назад в моем окружении считалось, что успешный человек должен работать в крупной компании, так что после Беркли устроилась в глобальную консалтинговую фирму.

Когда все вокруг горело и бурлило, люди запускали стартапы – мне предложили возглавить Libritas. Компания разрабатывала VoIP-платформу на растущем телеком-рынке и была быстро куплена NextWeb.

Во время кризиса доткомов венчурный рынок стал меньше, а я начала искать вдохновение. Тогда мои американские партнеры сказали, что в Долину приезжают люди со всего мира – из Индии, из Азии, но русских мало. А я всегда всем твердила, что если соединить российских технологических гениев с американскими деньгами, то они победят всех.

Решила, что моя роль – соединять российских гениев с американской финансовой культурой, так и попала в мир венчурных инвестиций.

Джонсон

Все инвесторы разные

Чтобы строить компанию, нужно быть невероятно упертым: «Меня интересует только это и больше ничего». А мне по натуре нравится участвовать в нескольких проектах одновременно, так что венчур подходит больше.

Я отношусь к классу «предпринимателецентричных» инвесторов, то есть вкладываю в людей. Не инвестирую, если понимаю, что основатель не будет прислушиваться: мы все-таки в одной лодке. Второй критерий – человек должен быть неостановимым, всегда хорошо вижу такой тип людей.

Все инвесторы разные. Кто-то хорошо разбирается в технологиях и работает по принципу «Понимаю все про нейронные сети и знаю, что точно выстрелит». Такие копают в глубину, а я поступаю по-другому: если классный человек приходит с питчем финансового сервиса, я пойду и пообщаюсь с экспертами по финтеху.

Так как у меня есть опыт в роли CEO, то не понаслышке знаю, насколько поднятие инвестиций – неприятный процесс. Всегда отношусь к предпринимателям с состраданием.

Мы открывали два фонда в России. Первый открылся до того, как рынок был готов, тогда предпринимателей как класса в РФ еще не появилось. Проинвестировали в 14 компаний, многие из которых, кстати, неплохо существуют до сих пор. Со вторым – DFJ-VTB Aurora – попали под санкции. Сейчас думаю над еще одним фондом для российского рынка – ждем, пока устаканится рынок.

Что такое импакт-проекты

Когда люди слышат «Impact Investments», они думают, что я занимаюсь благотворительностью. На самом деле импакт-проекты – это компании, которые зарабатывают деньги, улучшая нашу жизнь.

Один из недавних примеров таких компаний – магнитные чернила для многоразовых стеклянных бутылок. Стартап наносит этими чернилами этикетку, которая смывается после использования.

Кстати, существуют еще «Vice-инвесторы», которые вкладываются в не самые полезные вещи – табак, алкоголь.

Джонсон

Венчурные инвестиции в кризис

Я пообщалась со всеми знакомыми инвесторами и заметила такую тенденцию. Если раньше они тратили 90% времени на поиск новых компаний, то сейчас, во время пандемии, больше времени уходит на работу с существующим портфелем. Задача – проанализировать, кто из проинвестированных стартапов выживет, и поднять для них новые раунды.

Гадать, какая индустрия взлетит, не буду, продолжу придерживаться своей стратегии – инвестировать в людей, в которых верю.

Тщательно выбирайте инвестора

Предпринимателю нужно выбирать инвестора так же тщательно, как инвестору предпринимателя.

Совет директоров принимает решения по стратегии компании. Если вы привыкли принимать решения в одиночку, придется учиться считаться с этим мнением. Возможно, акционеры примут стратегию, которая идет вразрез с вашей.

Даже с супругом можно развестись, а вот с инвестором… Можно, но есть риск, что компания не выживет.

Поэтому, если у вас есть возможность строить компанию самому и не слушать никого, – делайте это. Но держите в голове, что следующий SpaceX без больших денег и индустриальной поддержки построить невозможно.

Джонсон

«Долина – это не про погоду или красивый дом»

«Вновь прибывшие» раздают интервью про свой шикарный дом, Теслу и бесплатную еду в Google. Я это уже наблюдала, когда приехавшие в предыдущую волну эмиграции из СССР очень удивлялись изобилию в магазинах и бытовой технике. Многие отмечают хорошую погоду. Но и в Мексике тоже отличная погода. В некоторых регионах России хорошая погода.

Долина – не про погоду и не про вид из окна. Она про то, что у тебя есть внутренний движок делать что-то классное, а еще понимание, что тебя защитят юридически, государство ничего не отберет. Она про то, что люди делятся знаниями и не просят ничего взамен.

У меня есть знакомые, которым за 90 лет, и они до сих пор ходят на работу в офис и регулярно встречаются с друзьями. Долина – она вот про таких людей, полных энергии.

Думаю, что Долину нужно посетить хотя бы раз. Но для того, чтобы состояться в жизни, находиться здесь необязательно. Кстати, в Россию я тоже советую обязательно съездить: второй такой страны нет.



Отдельное спасибо за помощь в создании проекта PlayMe и Multiways.

Фото: архив героини
Обложка: Unsplash.com / @malik_sy97

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «В Кремниевой долине невозможно вести бизнес одной»
  2. 2 «В Долине ты всегда на нервах и живешь одним днем»
  3. 3 «В Кремниевой долине критику придется заслужить»

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

14 июля 2020

FoodTech

15 июля 2020

NeuroTech