Истории

«Начальник следит за мной, когда я работаю из дома»: эксперимент журналиста The New York Times

Истории
Анна Полякова
Анна Полякова

Редактор

Анна Полякова

После массового перехода на удаленку многие компании решили контролировать сотрудников с помощью специальных программ. Журналист The New York Times Адам Сатариано захотел понять ощущения людей, за которыми постоянно наблюдают, и попросил своего редактора устроить такую слежку.

«Начальник следит за мной, когда я работаю из дома»: эксперимент журналиста The New York Times

23 апреля я начал работать в 8:49, читая электронные письма и отвечая на них, просматривая новости и прокручивая Twitter. В 9:14 я внес изменения в новую статью и прочитал заметки с интервью. К 10:09, потеряв рабочую энергию, я прочитал об ирландской деревне, в которой Мэтт Дэймон жил во время карантина.

Все эти детали — от сайтов, которые я посещал, до моих GPS-координат — были доступны моему начальнику.

И вот почему: миллионы из нас работают дома из-за пандемии коронавируса, и компании ищут способы убедиться, что мы делаем то, что должны. Вырос спрос на программы, которые могут отслеживать сотрудников: видеть вводимые ими слова, делать снимки с веб-камер и сообщать менеджерам, кто тратит слишком много времени на Facebook и недостаточно — на Excel.

Этот софт поднимает щекотливые вопросы о том, где работодатели проводят грань между сохранением продуктивности запертого дома коллектива и жутким подсматриванием. Чтобы ответить на них, я настроил шпионскую программу на себя.

В прошлом месяце я установил софт для мониторинга сотрудников, разработанный компанией из Индианаполиса Hubstaff. Каждые несколько минут он делал скриншот сайтов, которые я просматривал, документов, над которыми я работал, и соцсетей, которые я посещал. По моему телефону он узнавал, куда я отправлялся, включая двухчасовую прогулку на велосипеде, которую я с детьми совершил в Баттерси-парке в середине одного из рабочих дней. (Упс.)

Для полноты эксперимента я дал своему редактору Пуй Винг Тэм доступ к программе Hubstaff, чтобы она могла следить за мной. После трех недель цифрового мониторинга будущее наблюдения за работой казалось нам обоим чрезмерно бесцеремонным. Как выразилась Пуй Винг: «Фу».

Первая неделя

Адам: Я установил Hubstaff на ноутбук и телефон с большим скепсисом. Я слышал об инструментах такого типа, которыми в течение многих лет пользовались компании с Уолл-стрит, главным образом во имя безопасности, но их сотрудники редко высказывались о том, как за ними следят.

Дейв Невогт, основатель и CEO Hubstaff, который дал мне на тестирование бесплатную пробную версию программы, сказал, что переход на удаленную работу во время вспышки коронавируса сделал софт для контроля за сотрудниками бестселлером. По его словам, покупки пробных версий Hubstaff, которые стоят от $7 до $20 в месяц за пользователя, утроились с марта.

«Мир меняется», — сказал мне Невогт. Сотрудники знают, что за ними следят, поэтому это не нарушает неприкосновенность частной жизни, добавил он.

Одна из основных функций Hubstaff — мониторинг активности, который позволяет менеджерам получить представление о том, чем занимается сотрудник. Система, разбитая на 10-минутные интервалы, подсчитывает, сколько процентов времени человек печатал или двигал компьютерной мышью. Этот процент выступает в качестве показателя производительности.

Я пытался получить обратную связь. Каждый день мне и Пуй Винг приходило электронное письмо с обзором моего дня: отработанные часы, показатель производительности, а также сайты и приложения, которые я открывал.

В один из дней прошлого месяца я потратил 3 часа 35 минут на редактирование статьи и час на файл, содержащий справочную информацию и заметки с интервью. Еще 90 минут были потрачены на электронную почту.

Это был один из более продуктивных дней, но программа также учитывала отклонения. Она показал, что я провел в Twitter 35 минут и потерял еще 11 минут, просматривая Spotify. Slack поглотил 22 минуты. В другие дни обычным отвлечением была еда, включая одну 10-минутную охоту на пиццу навынос.

Hubstaff также записывал мои GPS-координаты. По словам Невогта, этой функцией в основном пользовалась компании, пытающиеся проверить, что их продавцы посещают клиентов. Учитывая, что Лондон закрыт с конца марта, у меня было мало передвижений, которые получилось бы отследить. Программа в основном ловила меня на пробежках по соседнему парку. И на походах в винный магазин.

Вторая неделя

Адам: Привыкнув к жизни под наблюдением, я принял неоднозначное решение предоставить доступ к программе Пуй Винг.

«Вы соглашаетесь не увольнять, не осуждать и не шантажировать меня, что бы ни случилось», — написал я ей заранее в электронном письме.

Пуй Винг: Мне было любопытно, признаю. Но занималась я этим неохотно, потому что действительно ли мы хотим видеть чье-то поминутное местоположение или как часто он или она использует Twitter?

С этими опасениями я открыла программу и увидел главный экран. На нем были разные папки, в том числе скриншоты с компьютера Адама, его рабочее время, приложения и URL-адреса, которые он открывал, а также его местонахождение.

Я нажала на скриншоты и увидела, что в предыдущий день Адам был в сети 9 часов 42 минуты 17 секунд. В папке лежали десятки снимков, в том числе с видеоконференции в Google Meet, в которой участвовал Адам. Они представляли собой фотографии нескольких коллег, сделанные с экстремальным приближением.

Я быстро вернулась на главный экран. Там я увидела, что активность Адама за неделю была несколько разочаровывающей — 45%. Позже он объяснил, что это число не точно отражает время работы, потому что оно регистрируется только во время набора текста, а не когда он звонит по телефону или выполняет другую работу без компьютера. Верно.

Адам: Я вижу пользу Hubstaff для работодателей, нервничающих из-за бесполезной траты денег в шаткой экономике. Невогт представил мне Криса Хойветтера, управляющего маркетинговой компанией 98 Buck Socia в Юпитере, штат Флорида.

Хойветтер сказал, что работа 98 Buck Socia нарушилась после того, как он позволил своим 20 сотрудникам перейти на удаленку. Компания столкнулась с падением продаж, но некоторые члены команды так и не начали отвечать на сообщения до 10 часов утра. Ответы на вопросы клиентов тоже замедлились.

Он начал использовать Hubstaff 31 марта. По словам Хойветтера, как только это произошло, уровень продуктивности сотрудников немедленно вырос.

Я мог бы установить связь. Hubstaff начал влиять и на мое поведение. Каждый день я заходил пораньше, потому что он постоянно отслеживал мои действия. Зная, что моя онлайн-активность может просматриваться, я не тратил (столько) времени на чтение статей о спорте и редко открывал мессенджеры на ноутбуке, нервничая из-за скриншотов, фиксирующих личное общение.

Но мои показатели продуктивности упорно оставались низкими, как правило, варьируясь от 30 до 45%. 14 апреля Hubstaff показал, что я работал почти 14 часов, но производительность составила 22%.

Третья неделя

Адам: Момент, после которого мне больше не хотелось внешнего контроля, наступил 23 апреля в 11:30, когда Hubstaff поймал меня на интернет-тренировке. К тому времени, когда я понял, что не вышел из системы, он сделал скриншот с инструктором, которая готовилась к проведению занятию в своей гостиной.

Хотя это был всего лишь эксперимент, это не делало наблюдение менее неловким и наглым. Быть пойманным, тренируясь в середине дня, — это уже выходит за всякие рамки. А что делать, если на других скриншотах отобразилась конфиденциальная медицинская или финансовая информация?

Я доверяю Пуй Винг, но у систем мониторинга мало возможностей для защиты от злоупотреблений, и они полагаются на руководителей, упражняющихся в оценивании и ограничении.

Пуй Винг: К счастью, я не видела интернет-тренировку Адама. После изучения метрик Hubstaff стало ясно, что он не учитывает репортажи и общение с источниками. Таким образом, это не имело значения — по крайней мере, для нашей работы.

Кроме того, я упоминала, что было отвратительно видеть так много чьей-то информации? Я больше не возвращалась в эту программу.

Иногда я просматривала ежедневные электронные письма об Адаме, которые отправлял Hubstaff. Они говорили, что его производительность равна 30%, иногда 50%. Я усмехнулась, когда заметила, что он начал проводить больше времени на новостных сайтах, поскольку его поведение изменилось.

Адам: К концу я обнаружил, что пытаюсь обмануть систему Hubstaff в целом. Когда я пишу это в 11:38 24 апреля, я собираюсь выпить кофе и провести время с моими детьми, оказавшимися взаперти. Но я планирую оставить Google Документы открытыми, чтобы скриншот Hubstaff выглядел так, будто я работаю.

Даже если мой редактор говорит, что не смотрит. Просто, знаете, на всякий случай.

Источник.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 10 бюджетных способов сделать домашний офис более комфортным
  2. 2 Выглядеть по-деловому и ставить цели: какие привычки нужно сохранить на удаленной работе
  3. 3 Пять упражнений, которые помогут сохранить креативность при работе из дома
  4. 4 Как работодатели контролируют удаленных сотрудников

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase