А вы знали, что в Европе несколько тысяч «потемкинских» компаний?

Мария Илюшина

Редактор Rusbase, отделы «Мир» и «Тренды» masha@rusbase.vc

Расскажите друзьям
Мария Илюшина
Мария Илюшина

В Европе есть около 5 тысяч компаний, в которых сотрудники работают понарошку

Помните, как вы в детстве играли в «магазин»? Торговали палочками, камушками и другими подручными средствами за листики? Миллионы людей делают то же самое по всему миру, правда, уже в трудоспособном возрасте и не ради развлечения, а от безысходности. В ЕС существуют тысячи «потемкинских» компаний, где полный штат сотрудников ведет бизнес — продает игрушки, мебель, свадьбы для собачек или даже оказывают банковские услуги. Только делают они это все так же, как и вы в детстве — понарошку.

Все продукты, услуги и обороты таких компаний — ненастоящие. Но если вы позвоните в «фирму», вам ответит реальный человек и даст, например, консультацию. Все сотрудники вживаются в роль и работают. Стены завешаны планами и календарями, рабочие столы — листочками с напоминалками, ежемесячно делаются отчеты о проделанной работе. Одна такая фирма в Лилле, которая «продает» офисную мебель, готовит каталоги с товарами, обрабатывает заказы, общается поставщиками, готовит всю документацию для отправки заказов. Сотрудники подписывают чеки и продумывают маркетинговую стратегию, приговаривая на планерке «Ну и как мы будем повышать продажи в этом квартале?».

В таких компаниях люди чередуют работу в бухгалтерии, юридическом, рекламном и других отелах. Они даже получают виртуальные зарплаты, которые могут «тратить» в воображаемой экономике (а живут на пособие по безработице).

Для пущей натуральности некоторые псевдокомпании даже устраивают традиционные для Франции забастовки. Например, центр обработки платежей в Валь-д’Уаз Axisco недавно устроил фальшивый протест, с лозунгами и знаменами. Зачем? Чтобы научить трудящихся отстаивать свои права и учить людей из кадрового нивелировать такие ситуации.

Ненастоящая компания может стать банкротом — когда они становятся «неприбыльными», сотрудников учат, как закрывать компанию. Также их учат, как открыть новую и брать фейковые займы в фейковых банках. В свою очередь, эти псевдобанки могут им даже отказать, если форма заполнена не по правилам.

Зачем это нужно?

Спустя несколько лет после наступления кризиса, в ЕС экономика начала подавать первые признаки «жизни», то есть стала понемногу расти, и даже проблемные Испания с Ирландией уже не такие проблемные. Цены на нефть упали, потребительские расходы и производство начали подрастать.

Однако застойная безработица все еще остается очень насущной проблемой. В Еврозоне 10 миллионов безработных. По данным Евростата, в прошлом году из них 52,6% были не заняты год или больше.

Хуже всего дела обстоят на юге — в Греции 73% безработных не могут устроиться больше года, в Италии аналогичный показатель составляет 61%. Для сравнения — в США ситуация с длительной безработицей обстоит лучше, ее уровень сокращается (31,6% в 2014 году против 45,1% в 2010). Причем большинство из них остаются не у дел лишь полгода, а число не занятых больше года составляет 22,6% (в 2014 году).

Стефано Скарпетта, директор занятости, труда и социальных дел в Организации экономического сотрудничества и развития:

Это вызывает обеспокоенность, поскольку мы говорим о людях, которые были без работы в течение очень долгого времени. Их навыки могут устареть. На них висит клеймо «безработный». Они рискуют оторваться от рабочего общества и общества в целом, с негативными последствиями для них самих, их семей и экономики.

Поэтому с помощью таких потемкинских компаний в ЕС борются с безработицей.

Работает ли это?

Во Франции 60-70% тех, кто прошел практику, устраиваются на работу и часто занимают различные административные должности.

Однако характер европейского трудоустройства меняется — многие открывающиеся вакансии являются низкооплачиваемыми и временными, от трех до шести месяцев. По данным Евростата, более чем половина новых рабочих мест в Европейском Союзе — временные контракты.

Но люди в таких центрах рады любой работе — пусть недолгосрочной и не слишком хорошо оплачиваемой.

Пьер Тронтон, директор Euro Ent’Ent, которая управляет национальной системой 110 виртуальных компаний:

У нас больше длительно безработных чем когда-либо. Большинство из них — люди до 25 лет, которые либо не нашли работу, либо трудились только на сомнительных временных работах. Также заметен всплеск безработицы у людей старше 50 лет. Сегодня все больше людей, которые теряют свою работу, так и остаются безработными. 

В Euro Ent’Ent верят, что погружение в рабочую среду тех, кто полгода или больше не может найти работу, позволит им не выпасть из жизни, убережет от депрессии, заточит их навыки и даст новые, что повысит их шанс найти настоящую работу.

Откуда они появились?

Концепция виртуальных компаний (или «фирм для практики») восходит корнями к периоду после Второй мировой войны в Германии. Тогда огромному количеству людей необходимо было переориентировать свои навыки. Центры дополнительного профессионального обучения появились по всей Европе в 1950-х годах и широко распространились в последние два десятилетия. На сегодняшний день около 5000 таких фирм работают в ЕС и поддерживаются госсредствами. Еще 2500 действуют по всему миру вне Еврозоны, включая и Соединенные Штаты.

Во Франции с 2013 года появилось 13 новых центров, общее их количество выросло до 110 компаний.

Материал подготовлен на основе информации New York Times


Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.


Telegram канал @rusbase