YOUNG

«Я оказался на полшага впереди тех, кто сейчас пытается запрыгнуть в этот 3D-дизайн-поезд». Дизайнеры — о своей первой работе

YOUNG
Дарья Бондаренко
Дарья Бондаренко

Журналист, PR-консультант

Анна Меликян

В этой серии статей на Rusbase Young мы говорим с представителями разных профессий об их первой работе и зарплате, выясняем, почему они решили строить карьеру именно в этой отрасли и чего достигли. Мы уже узнали истории PR-специалистов, директоров по маркетингу и продакт-менеджеров, а сегодня изучим карьерные пути дизайнеров.

Некоторые из них работают внутри команды над конкретным продуктом, а другие — внутри студии ведут несколько клиентов. И задачи у них бывают разные: от рисования плакатов и баннеров до разработки дизайн-концепций и проектирования интерфейсов.

«Я оказался на полшага впереди тех, кто сейчас пытается запрыгнуть в этот 3D-дизайн-поезд». Дизайнеры — о своей первой работе

Даня Плютенко, дизайн-директор PINKMAN, 30 лет

Папа однажды принес с работы диск с Photoshop. У меня тогда не было интернета, и Photoshop стал развлечением: я рисовал там текстуры. А потом сделал в 3D-редакторе карту своей школы, чтобы в ней можно было играть в CounterStrike. Когда на работе у папы заболел дизайнер, я начал бесплатно рисовать газетную рекламу.

Первые деньги я получил за верстку детской книжки: написал 15 писем в издательство «Самокат», и мне разрешили пройти там летнюю практику. Две недели я делал для них проект, и за это мне заплатили 10 000 рублей. Первая работа в офисе случилась, когда я напросился в подмастерья к знакомому: он платил мне 15 000 рублей в месяц за четыре часа работы в день.

Я получил диплом МГУП (Московский государственный университет печати) и немного поучился в «Британке»: не окончил, потому что работать стало интереснее. В «Британке» дают много знаний, я брал только процентов 20, но даже это сильно помогло. Вообще, надо понимать, что как такового оконченного образования в дизайне не бывает: знания постоянно устаревают. 

За 10 лет в профессии я успел поработать почти везде. Мне всегда хотелось уметь и знать все, тяжело было остановиться: детские книги, журнальная верстка, ивент-агентства, рекламные агентства, которые запускают медийную рекламу, продуктовая команда стартапа, команда маркетинга крупного е-коммерса и разный фриланс. На каждом новом месте мне сразу нравилось, потому что это была неизвестная сфера, а через какое-то время становилось скучно. Трудностей в профессии я тогда не видел, да и до сих пор не вижу: берешь и делаешь. 

Сейчас я дизайн-директор в студии: постоянно новые проекты, клиенты, скучать не приходится. Помимо того, что рисую сам, еще нанимаю ребят в команду и обучаю их — стало больше административных задач. 

Надо сказать, что в самом начале я ждал от профессии совсем другого: быстрее хотел всему научиться и попасть в тусовку крутых и модных. Сейчас понимаю, что в дизайне нет вообще предела роста: чем больше учишься, тем больше горизонтов видно впереди. Особенно меняется восприятие, когда начинаешь общаться с клиентами и понимаешь, как твоя работа влияет на их бизнес. Могу абсолютно точно сказать, что если хочется в дизайн — надо пробовать. Дизайн бывает разный, тут всем хватит места.

Рома Лазарев, старший графический дизайнер MagicLab, 35 лет

Я родился и большую часть жизни провел в Ярославле. С высшим образованием там у меня не сложилось: после школы я пошел учиться на факультет лингвистики в местный вуз, но через полтора года бросил это дело, потому что учиться было скучно, а гулять — весело. Перед тем, как ворваться в околодизайн, я сменил много мест работы: от помощника плиточника до продавца сантехники.

Однажды я вспомнил про свои школьные рисунки на полях в тетради и увлечение фотожабами. Уволился из очередного магазина, подучил Adobe Illustrator, собрал кое-какое подобие портфолио и пришел с ним в ярославский глянцевый журнал «Элитный квартал». Туда меня взяли, видимо, из жалости на позицию дизайнера-верстальщика с зарплатой около 10 000 рублей. Кстати, в этом портфолио среди прочего был мой первый коммерческий заказ — айдентика для магазина кожаной одежды родителей друга за 4000 рублей.

После нескольких лет работы в ярославских медиа меня накрыло осознание того, что я не очень хорошо соображаю, что и зачем вообще делаю. Я уволился, поступил в «Британку» на «Дизайн в интерактивной среде» и переехал в Москву. Довольно быстро нашел работу в компании, которая специализируется на годовых отчетах для корпораций, где больше года занимался разработкой дизайн-концепций. Тут мне сильно пригодился прошлый опыт работы с многополосными изданиями и большими массивами текста. 

Вообще, работа с текстом — один из фундаментальных технических навыков дизайнера, которым нельзя пренебрегать в начале карьеры. Не в плане редактуры и написания, конечно, а в плане работы с типографикой, с тем как печатный текст оформлен и выглядит в макете. 

На курсе мы изучали все понемногу на стыке мультимедийных технологий, дизайна и искусства: это история про расширение инструментария и поиска нового пространства для самореализации. Каждый студент мог за что-то зацепиться и продолжить развитие в выбранном ключе. Например, мой хороший друг пришел туда из менеджеров по продажам и стал мощнейшим моушн-дизайнером. Кто-то увлекался визуальным программированием, 3D, созданием инсталляций. Я же в итоге убедился в том, что мне нравится именно графический и в частности бренд-дизайн. Я не упускал возможности нарисовать плакатик или сделать маленький фирменный стиль для чего угодно. 

«Британка» дала мне мощнейший буст: в окружении правильных людей и идей я наконец-то нашел себя в профессии. Придумывать визуальный нарратив бренда, запаковывать смыслы и истории в графику и на основе этого строить системы — самый сок. 

Сейчас я живу и работаю в Лондоне в компании MagicLab. Мы делаем дейтинг-приложения Bumble и Badoo. Здесь я занимаюсь всем корпоративным бренд-дизайном и частью маркетинговых активностей. Разброс проектов колоссальный: от плакатов для корпоративных вечеринок и постов в соцсетях до кинотитров и дизайн-концепций для многомиллионных рекламных кампаний.

К слову, решение переехать никогда не было частью какого-то грандиозного плана побега из страны. Скорее, наоборот, — все пошло не по плану. Я случайно наткнулся в Facebook на пост о найме графического дизайнера с экспертизой в бренд-айдентике в головной штаб Badoo в Лондоне и, не мешкая, отправил свою кандидатуру на рассмотрение — через четыре месяца переехал.

Талли Кельми, основательница агентства «Амперсанд», 32 года

Мне повезло, я с детства знала, что хочу заниматься дизайном — хотела сделать мир лучше и красивее. В 13 лет я вышла на работу офис-менеджером в журнал TIME и совмещала ее с учебой в школе. Первый заработок составил 1200 рублей в день: я занималась тем, что подбирала основу для материала к статьям. Задача ставилась примерно так: «Тема ближайшей статьи, которую я должен написать, в том, что…. Найди все околотемы и принеси мне на стол в конце дня». 

За TIME последовало еще несколько изданий: «Ваш досуг», «Коммерсантъ» — там я была внештатным помощником фоторедактора, и моей задачей было сначала просто выкачивать крутых картинок со стоков. Чуть позже меня повысили, и моей задачей стал самостоятельный подбор изображений к конкретным статьям в издании. Тогда я мечтала о глянце. Им для меня стало приложение «КАК Потратить» от «Ведомостей». Там была нестандартная по сравнению со всеми на тот момент издающимися приложениями верстка, можно было делать смело, модно и выражать себя. 

К тому времени я как раз закончила школу и поступила в университет. Мне были нужны только визуальные коммуникации, в государственных вузах тогда такого и близко не было, а вот в Национальном институте моды — были. За время подготовительных курсов я окончательно влюбилась в дизайн. Потом у вуза начались сложности, и я перешла в МГУП на «Информационные технологии в дизайне». К сожалению, на тот момент задумка была слишком инновационной, а система еще к ней не была подготовлена: стало очевидно, что нужно ехать учится в другую страну. 

Так и получилось: я училась в Institute for Media and Communication Studies в Германии, в Central Saint Martins в Великобритании и проходила стажировки в Америке. Везде были свои нюансы: то холодно, то ты плохо понимаешь, что тебе говорят, то страшно, что ты один в чужой стране, то тревога, что не соответствуешь, то просто очень скучаешь по родному городу. Плюс в том, что международная система образования дает тебе не только теорию, но и практику, и если ты справляешься, то результаты даже студенческих проектов — оплачиваются.

После обучения пришлось вернуться в Москву по семейным обстоятельствам. Меня пригласили в одну компанию возглавить отдел дизайна и провести ребрендинг 10 000 позиций дезинфицирующих средств, а затем вывести их в ритейл. Отобрали по резюме, не посмотрев пол и возраст. На месте мне пришлось почти умолять, чтобы дали шанс показать себя. Работодатель поверил в меня, но зарплату сократили. В итоге она составляла меньше заработной платы сотрудника «Макдоналдса». Я справилась с задачей за восемь месяцев. На той же работе познакомилась с будущим партнером: так появился «Амперсанд». В этом году компании будет уже 10 лет, правда, сейчас я руковожу компанией одна: с партнером мы разошлись. 

Первое время было сложно объяснить клиентам разницу и одновременно единство дизайна и верстки. Красивые немецкие решения они называли отсутствием дизайна — просто расположением текста, а логотип — клеймом. С опытом я научилась объяснять без раздражения. 

В дизайне важно проявлять изобретательность и уметь слышать потребности заказчика: именно в ответ на них и создается проект. Нужно иметь внутри фильтры, через которые пропускаешь и выдаешь наружу нечто очищенное с заданным направлением. Мы по сути занимаемся коммерческим искусством: это как быть творцом, но понимать, что в своем творении нужно соответствовать целому спектру задач и условий. Не обижаться на критику или препятствия, а обходить их и побеждать. Для меня дизайн — красивый вид борьбы за свои идеалы и во благо людей. 

Дмитрий Родионов, арт-директор студии ONY, 30 лет

Я окончил Московский государственный университет печати, факультет графических искусств. Он теперь называется Московский Политех. Потом ещё была Британская школа дизайна, курс «Шрифт и типографика».

Я начал работать в 18 и прошёл довольно тернистый, местами ненужный путь. Первая работа — верстальщик в одном бизнес-журнале. Где-то полгода я совмещал учёбу на четвертом курсе и эту работу. Мне платили за часы, на которые я вышел. Кроме меня специалиста в дизайне там не было, учиться было не у кого. Мне очень быстро стало скучно, и я ушел.

Первое время я довольно плохо разбирался в устройстве профессии и подсказать было некому. К сожалению, в вузе наша специальность была каким-то непонятным аппендиксом, и хороших преподавателей было мало. 

После верстки журнала я ушёл работать дизайнером в МТС. Это как раз был такой шаг, который я бы сейчас не стал делать. Развития там было немного, да и задачи были не очень: бесконечные ресайзы, пре-пресс (подготовка макета перед печатью — прим. Rusbase) и подобные вещи. На заработанные деньги я смог себе позволить пойти учиться в «Британку».

После трёх лет я ушел из МТС, погулял месяц и устроился в рекламное агентство, продолжая при этом учиться. Это был первый опыт работы на стороне дизайнеров. Тут я от арт-директора перенял интерес к 3D, а именно — Cinema 4D (программа для создания и редактирования 3D-объектов — прим. Rusbase). И это, как оказалось, был очень важный для моей профессии момент. Я случайно оказался на полшага впереди многих ребят, кто вот сейчас пытается запрыгнуть в этот 3D-дизайн-поезд. Параллельно я продолжал учился в «Британке»: большое спасибо Илье Рудерману и всем преподавателям за драйв и обширные знания.

Просидев также около трёх лет в этом агентстве, я сделал апдейт портфолио с элементами нехитрого 3D и ушел в маленькую камерную дизайн-студию. Работать в студии было очень классно: наконец-то можно было не стесняться проектов и заниматься чем-то эстетичным. Да и сами люди там работали другие: впервые это были настоящие дизайнеры, у которых можно было очень много чему научиться. Но я не надеялся только на них и делал что-то параллельно. Например, пока я там работал, мы с моей девушкой запустили мини-проект — бренд дизайнерских минималистичных ювелирных украшений.

Мои обязанности росли, я стал арт-директором. И в какой-то момент перерос и эту работу: хотелось двигаться дальше, выше, круче. Так я отправил письма в пять самых эстетских на мой вкус студий и в одну из них потом вышел. Это были ONY, где я сейчас и работаю. Чуть позже я стал преподавать кинетическую (движущуюся) типографику в школе Bang Bang Education, что тоже очень сильно повлияло на меня как на профессионала. Преподавание позволяет научиться очень хорошо структурировать свои знания и доносить мысли.

Такой длинный путь, как прошел я, можно было бы и не проходить. Сейчас я бы скорее сразу пошел на стажировку в классной студии, чем на тёплое место на стороне клиента. Так можно было бы гораздо быстрее обрести стилистические ориентиры и не получать навыки, которые в итоге не нужны.

Ещё нужно понимать, что работа дизайнера не так гламурна, как может показаться. Часто она походит на балансирование на одной ноге между вкусовщиной коллег и клиента, требованиями задачи, рынка и предрассудками. Легко сорваться, скатиться в уныние. К тому же приходится очень много работать после работы. В общем нужен огонь в глазах. Если боитесь трудностей, то сюда лучше не соваться.

Влад Поляков, ведущий дизайнер в «Ситимобил», 33 года

Моя карьера дизайнера началась в 25 лет. До этого я пять лет отучился на инженера-энергетика, два года отработал на заводе по распределению, затем переехал из Беларуси в Москву и год работал в типографии обычным рабочим.

Свою первую работу дизайнером я нашёл, разослав более ста писем в различные студии: написал, что у меня нет опыта, но я очень хочу работать. Ответили только из одной, куда в итоге и взяли. Это было креативное агентство, занимающееся дизайном упаковки, брендингом и рекламой.

Через полтора года меня уволили. Вопреки всякой логике, без денег и работы, я спонтанно поступил в «Британку». Проблема была в том, что я не мог себе это позволить. Обучение стоило 29 000 рублей в месяц и длилось два года, а максимальная зарплата, которая у меня была в Москве — 35 000.

Работу я нашёл прямо на учебе в первые пару недель: у одногруппника на работе была открыта вакансия. Это был издательский дом, мы верстали годовые отчеты и журналы. Новой зарплаты как раз было достаточно, чтобы оплатить учебу и аренду жилья. За время обучения было много интересных проектов, за некоторые из них мы с одногруппниками взяли несколько наград.

На втором году обучения я попал в Mail.ru Group, работал над музыкальным приложением и одновременно переквалифицировался в диджитал: до того момента я никогда не делал ни сайты, ни приложения. Учился всему прямо на работе и после неё по ночам. Потом два года делал VK Pay во «ВКонтакте», а сейчас отвечаю за регистрацию и онбординг водителей в «Ситимобиле».

Для дизайнера важна сумма навыков: чем больше областей ты можешь соединить, тем ты сильнее как личность и специалист. Дизайн — профессия не для ленивых, нужно учиться новому и расширять знания в смежных областях. Без интереса к делу это сложно.

Фото на обложке: Unsplash

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «У новичка должны гореть глаза, иначе он не сможет работать по 12-14 часов», — Миша Розов, основатель дизайн-лаборатории интерфейсов Pinkman
  2. 2 «Мне не нужен дизайн-проект — мне нужен ремонт»: как сломать стереотипы и создать интернет-магазин интерьеров
  3. 3 «Многих подкупает история о том, что я 14-летний дизайнер». Как российская школьница развивает свой бренд одежды

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase