Аналитика

Рынок альтернативного белка: «Инвестировать по венчурной модели уже поздновато»

Аналитика
Варвара Краснова
Варвара Краснова

Журналист и автор RB.RU

Елена Черкас

Что общего у Билла Гейтса, Леонардо ди Каприо, Опры Уинфри, Дона Томпсона и Говарда Шульца? Их объединяют инвестиции в альтернативный белок. 

Кого-то подтолкнула забота о здоровье, кого-то — тренд на осознанное потребление и стремительно ухудшающаяся экологическая обстановка, а кого-то — сухой расчет. И неудивительно: к 2035 году рынок альтфуда достигнет минимум $290 млрд, а при позитивном сценарии — объема вдвое больше. Для сравнения, в 2019 году этот рынок стоил меньше $15 млрд, а в 2016 — меньше $8 млрд.

Получается замкнутый цикл: инвесторов привлекают перспективы рынка, при этом его росту способствуют инвестиции сильных игроков. В этом смысле показателен пример Beyond Meat: условия их сделки с Биллом Гейтсом не раскрываются, но учитывая, что еле сводящий концы с концами стартап за несколько лет стал первой альтфуд-корпорацией, сумма была внушительная. 

Сейчас акции компании торгуются на мировых биржах, а ее рыночная стоимость достигла $7,74 млрд, что вдохновляет предпринимателей и инвесторов по всему миру.

В этом материале разбираемся, кто инвестирует в альтернативный белок и стоит ли сейчас вкладываться в российские проекты.

Рынок альтернативного белка: «Инвестировать по венчурной модели уже поздновато»

Читайте по теме: RB.RU подготовил первую интерактивную карту российского рынка растительных альтернатив продуктам животного происхождения. 


 

Есть мнение, что из-за бурного роста рынка альтфуда его ждет участь пузыря. Почему это маловероятно? 


Учитывая предпочтения поколения Z и неизбежно надвигающиеся экологические проблемы, рацион человека вынужденно претерпит серьезные изменения. Аналитики, визионеры и исследователи прогнозируют, что в перспективе нескольких десятков лет наши вкусовые привычки сместятся в сторону растительной и культивируемой еды. 

В глобальном исследовании «Пища для размышлений» Boston Consulting Group (BCG) и Blue Horizon сказано, что к 2035 году 9 из 10 популярных блюд можно будет приготовить из альтернативных белков по схожей цене. Другими словами, воцарится «полный паритет» аналоговых и животных продуктов по вкусу, текстуре и стоимости.

Онлайн-галерея «Цифровые двойники». Угадай, что изображено на картинах.

игнатьев

Кирилл Игнатьев, футуролог, председатель совета директоров группы компаний «Русские инвестиции»

То, что мы считаем альтернативой сегодня, к 2070 году станет основой мирового производства и потребления. Этому способствует тренд на персонализацию еды, охрану природы и ЗОЖ.

Только синтезированную еду можно конструировать в точности под вкусовые запросы и медицинские ограничения потребителя, при этом не нанося производством окружающей среде колоссальный вред 

Сейчас лидирует спрос на аналоговое молоко, постные продукты и полезные чипсы. Вскоре большая доля рынка отойдет растительным заменителям мяса и «белого яда» — соли и сахара. Еще через 20 лет культивируемые продукты превзойдут все остальные альтфуды, а к середине века 3D-печать еды станет обыденностью.

 

Сколько инвестиций потребуется для укрепления рынка?

 

В 2020 году отрасль альтернативных белков привлекла рекордные $3,1 млрд инвестиций. Это в три раза больше, чем в 2019 году, и в 4,5 раза — чем в 2018 году. За все время в этот рынок было вложено около $5,9 млрд, подсчитали эксперты из The Good Food Institute:

  • $2,1 млрд получили компании-производители аналогов на растительной основе.
  • $590 млн пришлось на долю компаний, использующих ферментацию и микроорганизмы.
  • $360 млн достались компаниям, специализирующимся на клеточных альтернативах.

Дальше — больше. В уже упоминавшемся отчете BCG и Blue Horizon говорится о том, что к 2035 году поставки аналогового протеина вырастут с нынешних ежегодных 13 млн до 97 млн тонн или 11% от общего рынка белка. При благоприятных условиях доля может составить и 22%. 

Для этого понадобятся не только технологические прорывы и законодательные пересмотры, но и ощутимые вложения. Так, экструзионные технологии потребуют до $11 млрд для достижения базового 11%-ного сценария и до $28 млрд для 22%-ного. Распространение биореакторов для микроорганизмов и клеток животных подразумевает от $30 млрд инвестиционных вливаний. И это лишь две основных технологии из необходимых для обеспечения роста рынка. Соответственно, общий объем требуемого капитала гораздо выше названных цифр.

Изменится и ландшафт инвестиций. Сейчас инвесторы вкладываются непосредственно в производителей. Однако по мере становления отрасли появятся два новых направления. Первое — сопутствующие ИТ-проекты, чьи разработки ускорят и дополнят основные процессы. Второе — масштабные платформенные решения. 

 

Что за рубежом? 

 

Аналитики BCG и Blue Horizon считают, что Северная Америка и Европа — самые зрелые рынки в плане потребления альтернативных продуктов. Доля этих регионов, вероятнее всего, продолжит быстрый рост — их жители пока что проявляют наибольший интерес к вопросам борьбы с изменением климата и приверженности здоровому питанию.

Это подтверждается настроениями зарубежных инвесторов — особенно динамикой громких сделок последних лет.

2018 год

  • Американская пищевая корпорация Tyson Foods приобрела миноритарный пакет акций калифорнийского стартапа Memphis Meats (занимается выращиванием говядины, курятины и утятины из животных клеток в лабораторных условиях). Среди инвесторов компании на тот момент уже были Билл Гейтс и Ричард Брэнсон. Условия этой сделки не раскрываются, но к тому моменту стартап располагал менее, чем $40 млн инвестиций.

2019 год

  • Вторая по перспективности на рынке растительного мяса калифорнийская компания Impossible Foods привлекла $300 млн от азиатских инвестфондов Temasek и Horizons Ventures. 
  • В Motif FoodWorks, бостонского производителя альтернативной молочной продукции и функциональных напитков из растений, инвестировали $90 млн — Breakthrough Energy Ventures (связан с Биллом Гейтсом), Louis Dreyfus, Fonterra и Viking Global Investors.

2020 год

  • Impossible Foods успешно провели $500-миллионный раунд (крупнейший в истории мясной аналоговой продукции) с участием азиатских и американских фондов — Mirae Asset Global, Khosla Ventures, Horizons Ventures и Temasek. Еще через несколько месяцев некоторые из этих и новых инвесторов вложили в компанию дополнительные $200 млн. 
  • Французская компания Ÿnsect выручила $372 млн на создание фабрики по производству белка из насекомых. Среди инвесторов — американские Upfront Ventures и FootPrint Coalition (проект Роберта Дауни-младшего), азиатский Happiness Capital и еще три европейских фонда. 
  • Еще один калифорнийский альтфуд-производитель Perfect Day (ферментирует молочные белки из грибов) получил транш в $300 млн — в основном от канадской CPP Investments.
  • Шведская компания по производству альтернативного молока из овса Oatly привлекла $200 млн. В числе инвесторов — Опра Уинфри, Jay-Z, Натали Портман и Говард Шульц.
  • Memphis Meats закрыли очередной $161-миллионный раунд финансирования (крупнейший в истории мясной клеточной продукции) — по большей части силами SoftBank, Norwest и Temasek. 

При этом наибольший потенциал эксперты BCG и Blue Horizon видят в Азиатско-Тихоокеанском регионе — в его пользу говорит многочисленное население с растущим благосостоянием и высокой потребностью в питательной еде. К 2035 году именно на эту долю планеты придется две трети мирового потребления протеина.

  • В начале 2020 года Welldone, производитель растительного мяса из бобов, получил 60 млн рублей от фонда Aintrigud (связанного с НМЖК)  и трех других инвесторов.
  • В середине 2020 года «Эфко», крупнейший игрок в масложировой промышленности, вложила 100 млн руб. в разработку и пилотное производство альтернативных продуктов из сои, а после заявила об инвестициях до 4 млрд руб. в масштабирование проекта.
  • В марте 2021 года фуд-гигант Danone запустил производство растительных напитков под брендом Alpro, инвестиции в проект достигли 1 млрд руб. 

андрей зюзин

Андрей Зюзин, глава инвестфонда Fuel For Growth (создан «ЭФКО»)

Принципиальное отличие зарубежного и отечественного рынков в наличии развитых инвестиционных инструментов: 

  •    большого количества инвесторов и программ финансовой поддержки фудтех-стартапов;
  •    конкурентоспособного рынка, вынуждающего производителей бороться за потребителя;
  •    ликвидного рынка, позволяющего основателям и начальным инвесторам зарабатывать на продаже бизнеса. 

К сожалению, в России этого пока нет, поэтому мы и не видим большого притока стартапов. 

И все же продукты российского альтфуда постепенно проникают в корзину рядового потребителя. Пока процесс медленный — нужны инвестиции в масштабирование бизнеса, а их сложно привлечь. Поэтому быстрее идет развитие инноваций в корпоративной среде, как ответ на экспансию в России международных производителей.

Ситуация не изменится кардинально до тех пор, пока государство не уделит этому сегменту достаточного внимания посредством опережающих инвестиций в R&D, регулирование и поддержку экспорта. 

джафарова

Анастасия Джафарова, директор по работе с клиентами отдела исследований потребительской панели Gfk Rus

Российский рынок альтфуда начнет активнее расти, когда увеличится количество семей, которые хотя бы раз в год пробуют альтернативную продукцию. Сейчас таких семей 37%, а в среднем по стране аналоги животным продуктам покупают раз в три месяца. 

Мы проанализировали оборот растительных молочных, мясных и рыбных продуктов — выяснилось, что за 2020 год он превысил 10 млрд рублей, и прирост по сравнению с 2019 годом составил 19%. На протяжении последних трех лет стабильно растет и средний чек — а значит, эта категория достаточно перспективна как для ритейлеров, так и для инвесторов.

Если смотреть по категориям, то 60% всех затрат на аналоговую еду приходится на растительное молоко: за последний год спрос на него вырос на 27%. При этом интерес к неживотным колбасным и сырным изделиям распространяется быстрее — за последний год средние чеки на такие продукты выросли на 54% и 62% соответственно. Но занимаемая ими доля полок существенно меньше по сравнению с молоком. Скорее всего, в ближайшие годы именно молоко и смежные продукты останутся ключевой категорией в альтернативном потреблении россиян.

 

Итак, альтфуд слишком окреп для венчура и недостаточно — для консервативных инвестиций. Чем руководствоваться инвестору и есть ли специфика у российского рынка?

 

кирилл игнатьев

Кирилл Игнатьев, футуролог, председатель совета директоров группы компаний «Русские инвестиции»

Масштаб альтфуд-рынка приближается к $50 млрд, но доля России пока очень невелика, а спрос отстает от лидирующих США и Израиля на 7-8 лет. При этом отечественный рынок — один из самых комфортных для альтернативных продуктов, отчасти из-за высокого спроса на постную еду. 

Первые места пока открыты для проектов, работающих над белком из насекомых и микроорганизмов

Посоперничать с зарубежными коллегами наши эксперты могут и в области R&D: мировой спрос на глубокую аналитику в отношении альтернатив только формируется, а наши научные работы конкурентоспособны даже в глобальном масштабе. 

александр киселев

Александр Киселев, CEO и сооснователь пищевого акселератора Mabius

В США и Европе новые стартапы выходят в уже достаточно сформированную и конкурентную среду. В России рынок только строится и похож на американский как минимум пятилетнего срока давности. Конечно, и объем инвестиций пока соответствующий. 

Зато перспективы открываются заманчивые: растительные белки уже находятся на стадии коммерциализации, ферментация и клеточные технологии в нескольких годах от этого этапа. Поэтому можно смело инвестировать во все три группы компаний — конечно, предварительно изучив научный и технологический потенциал стартапа и его понимание производства и дистрибуции. 

Мы, например, выбрали для инвестиций бренд Welldone. Компания создана летом 2019 года, а уже сегодня их котлеты и фарши из растительного мяса продаются в сотнях магазинов и ресторанов по все стране.

анна слободенюк

Анна Слободенюк, инвестиционный менеджер TealTech Capital 

Активное развитие альтфуда в других странах началось на несколько лет раньше, поэтому разница рынков бросается в глаза — некоторые из российских проектов повторяют уже пройденный зарубежными коллегами путь. Но так как рынок еще не сформирован, шанс есть у всех бизнес-моделей, даже неоригинальных. 

На мой взгляд, наиболее эффективным драйвером развития будут инвестиции крупных компаний и производителей, первые примеры которых мы наблюдаем в последний год. В перспективе это пошатнет классические потребительские ниши, измеряемые в триллионах долларов.

Алексей Соловьев, основатель инвесткомпании A.Partners

В этом году произошел скачкообразный рост в трекшене альтфуд-компаний, а волна интереса к альтернативам докатилась до Китая, который является гигантским потребителем всего.

Особенно «выстреливают» компании с короткими циклами выхода на конечную продукцию — то есть без длинных циклов R&D — и с пилотами у известных ритейлеров или производителей 

Из направлений наиболее привлекательны понятные заменители привычной еды, но, конечно, совсем скоро будут появляться более хитрые и сложные истории, и потенциальная отдача от них будет сильнее.

Олег Погожев, управляющий директор венчурного фонда Ai1.vc

Считаю, что принципиальных отличий российских альтфуд-проектов от зарубежных нет. Разве что наши предприниматели и инвесторы менее склонны к экспериментам и «длинным» в реализации проектам — в основном из-за отсутствия развитого венчурного рынка.

маликов

Алексей Маликов, основатель инвестиционного фонда A&A Capital 

Важно учитывать «узкие» места аналогового рынка — дистрибьюцию и законодательную базу. Все козыри тут у корпораций, новичкам на этом рынке очень непросто.

Конечно, в России, как в признанной стране мясоедов, не стоит ожидать быстрого отклика от инвестиций. Но то, что рынок будет расти, — факт. Поэтому, если вы готовы подождать десяток лет до экзита, — смело заходите

Фото на обложке: Unsplash

Фото спикеров: предоставлены героями

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Каждая десятая порция мяса и молока будет альтернативной»
  2. 2 AltFood vs «классика»: что происходит на рынке альтернативного белка
  3. 3 Рынок альтернативного питания в России: ключевые игроки и тренды
EdTech: карта российского рынка
Все компании и инвесторы в области образовательных технологий
Перейти

ВОЗМОЖНОСТИ

18 июня 2021

18 июня 2021