Архив rb.ru

Проблемы моногородов не решить без структурных изменений экономики

Архив rb.ru
Владимир

Автор издания RB.RU

Владимир

Так считает Общественная палата, призывающая подключиться к решению проблемы гражданское общество

Проблемы моногородов не решить без структурных изменений экономики
Прошел год, как после массовых выступлений жителей Пикалево под Петербургом премьер Владимир Путин озаботился проблемой моногородов. За это время правительство погасило недовольство в самых проблемных поселениях, но системного решения проблемы так и не придумало. Более того, как показалось корреспонденту RB.ru на сегодняшнем заседании в Общественной палате по этой теме, возможно, его вообще не будет: моногорода сами по себе оказались не нужны ни чиновникам, ни бизнесменам, ни населению, ни государству. А шансов договориться между собой у них немного.

Обсудить проблему моногородов сегодня собрались рабочая группа Общественной палаты по вопросам модернизации промышленности и Общественный совет Минпромторга. Расширенному составу экспертов было над чем подумать: в России не менее 300 моногородов, правительство взялось поддерживать 27 из них наиболее важных для него, что делать с остальными - неясно. 

Очевидно было одно: правительственный план поддержки моногородов работает выборочно, т.е. только там, где побывал Владимир Путин - Тольятти, Нижний Тагил, Пикалево и Сокол. К такому выводу в июле пришла другая рабочая группа Общественной палаты - по проблемам моногородов. Несмотря на пристальное внимание государства и общества, их острота пока не снижается, говорится в материалах к сегодняшнему круглому столу. На него было заявлено 13 докладчиков, 65 приглашенных участников - экспертам предстояло обсудить, как решить проблемы моногородов с помощью модернизации, курс на которую объявил президент Дмитрий Медведев. 

Что такое моногород и модернизация

В заявленной теме, как выяснилось в ходе обсуждения,  было много неясного. "Что такое моногород? - интересуется Анатолий Либет, замруководителя рабочей группы Общественной палаты по модернизации. - Законодательно это четко не закреплено: в одном законе говорится о 30% населения, занятого на одном предприятии, в другом - 25%". Отдельной проблемы моногородов нет - есть структурные проблемы  производства и городов в целом, считает он. Специалистам по моногородам было непонятно, что такое их модернизация. "Нет политических и экономических целей, а значит, нет и критериев эффективности", - рассуждает Александр Бандурин, проректор МГИИТ. 

Эксперты сходились в том, что в любом случае с моногородами делать что-то надо. Их в России, по разным подсчетам в зависимости от методики, от 300 до 500. Как показало исследование АНКОР, охватившее 40 моногородов, 33% из них - депрессивные. По данным холдинга МРСК, преемника РАО ЕЭС, электрические сети в моногородах изношены на 69%, потери при транспортировке превышают 20%. В управлении городом и его предприятием есть конфликт интересов: корпоративные собственники владеют фондами, частные собственники - активами, государство - ресурсами, территорией, оно же отвечает за людей.  В первую очередь нужен аудит городов, чтобы понять, что делать в каждом конкретном случае, говорит Либет: общего для всех рецепта нет.

Как сделать жизнь лучше

Нужны инвестиции государства, которое должно взять на себя часть инфраструктурных расходов в моногородах, неподъемных для местных предприятий, предлагает Сергей Чернышев, председатель консультативного совета "Управляющей компании №1". Нужны государственно-частные партнерства, соглашается Либет: но это долгий бюрократический процесс. Вмешательство государства, по мнению Чернышева, нужно и для решения другой проблемы - безработицы, к которой ведет модернизация предприятий. Ведь если поставить современное оборудование, придется сокращать рабочие места. А сокращать их надо - от этого никуда не уйти, считает Вячеслав Глазычев, директор Института продвижения инноваций: в Череповце надо сокращать 10 тыс. человек, в Тольятти - еще больше. Другое дело, говорит он, что поле занятости уволенных не создано, и это задача частного бизнеса.

Глазычев приводит пример скандального Байкальского ЦБК, загрязнявшего Байкал, который был недавно вновь запущен с разрешения правительства под предлогом, что людям нужна работа.  Из 1300 работников завода 300 начали продавать клубнику в Иркутске, еще 200 забрали к себе другие целлюлозно-бумажные предприятия, 350 занялись малым бизнесом. Остались почти ни к чему непригодные 400 человек, говорит он, для якобы которых возобновили производство. 

Гипотетически большинство населения в моногородах готово к переезду, но с условием предоставления жилья и подъемных, говорит Павел Игнатьев, замгендиректора по стратегическому развитию холдинга АНКОР (ICM Group).  Само производство в городах должно ориентироваться не столько на продажу своей продукции, сколько на ее послепродажном обслуживании, замечает Георгий Афанасьев, руководитель "Экспертного клуба", занимающегося экспертизой промышленности и энергетики. Электросети моногородов должны перейти в собственность МРСК, озвучил свое предложение Александр Ужанов, директор по информационной политике холдинга.

Некоторые участники встречи рисовали приятные перспективы.  Крупнейшие корпорации с большой долей инновационной продукции переводят свои исследовательские центры из США в другие страны, где их содержание обходится дешевле, рассказывает  Иосиф Дискин, президент "Констелейшн 3Ди Восток". И поэтому для решения проблем моногородов нужно привлечь опыт инноцентра Сколково - с его налоговыми льготами, считает он: это будет сачок для сбора технологий и инвестиций. Пока задача стоит скромнее: по данным АНКОР, лишь 5% предприятий в моногородах удовлетворены уровнем образования поступающих к ним на работу. Больше всего не нужны финансисты и менеджеры, закончившие местные вузы и профтехучилища. Зато там большой дефицит медиков в больницах.   

Все есть и ничего не работает

Выступавшие продолжали один за другим предлагать свои рецепты модернизации моногородов. В какой-то момент один из участников круглого стола, не дождавшись слова, встал и молча ушел с заседания, проследовав мимо человека, погрузившегося в чтение газетной заметки "Лучших ждут в Анапе". Он отвлекся, когда кто-то из выступавших сообщил, что существуют 150 программ развития моногородов, но ни одна из них не отвечает профессиональным требованиям. 

"У нас в Тольятти есть все, о чем вы говорили, - берет слово Анатолий Калядин, гендиректор тольяттинской компании "Соло". - Есть и частно-государственное партнерство, и сачок, но стратегия для вывода Тольятти из кризиса не работает". Город живет своей жизнью, красивая стратегия своей, говорит он: есть разрыв между теми, кто  принимает во власти решения, и теми, кто создает рабочие места. Например, говорит он, есть инновационный проект, есть инвесторы, нужно только разрешение от властей, но его нет - никто не отказывает, все одобряют, но разрешения для него нет. "Кто-то должен оценивать качество проекта и принимать решение о его начале", - говорит Калядин.

Мэры моногородов не заинтересованы в инновациях, говорили на круглом столе. Они заняты текущими проблемами, горизонт их планирования - 4 года. Далеко от этих проблем и депутаты горсобраний - они делят бизнес, связанный с ЖКХ. Поэтому государству нужно сформировать политику развития городов, создать центр подготовки мэров. К разрешению ситуации должны активнее подключатся институты гражданского общества - какие, Общественная палата не уточняет. Кроме того, участники круглого стола предложили создать федеральный центр для разработки стратегии развития моногородов. Нужны ясные правила игры, чтобы было ясно, кто принимает решения, формулирует Владимир Гутенев. Государство должно помочь бизнесу понять, что ему делать с моногородами, считает Гоча Дзасохов, председатель Ассамблеи народов Грузии, сам в прошлом управлявший моногородом. 

По итогам круглого стола предполагалось принять рекомендации правительству и депутатам Госдумы - его текст был заранее распространен среди его участников и журналистов. К концу заседания накопившихся противоречий участники не скрывали: в какой-то момент один из выступавших практически процитировал спикера Госдумы Бориса Грызлова с его "парламент не место для дискуссий", но за коллегу вступились, напомнив, что собрались как раз проблемы обсуждать. Кто-то предложил вообще отказаться от рекомендаций, ограничившись меморандумом. На том и порешили: представить свои предложения, по итогам которых будет составлен новый текст. 

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter