Интервью

«Веселый магазинчик одежды». Основатель Feelosophy Store о наивном бизнесе на российских брендах и мемах

Интервью
Анна Меликян
Анна Меликян

Редактор Young

Анна Меликян

В 2006 году на первом курсе Российского государственного торгово-экономического университета Георгий Сарибекян делал значки, а после выпуска продавал винтажную одежду из США. Но ему хотелось делать одежду самому, и теперь в магазине Feelosophy Store на Китай-городе можно найти футболки одноименной марки с постироничными принтами, а также вещи других небольших российских брендов. Георгий рассказал о том, как шутить над грустной жизнью, какой должна быть молодая российская марка, что происходит с модой на кириллицу и конкуренцией.  

«Веселый магазинчик одежды». Основатель Feelosophy Store о наивном бизнесе на российских брендах и мемах

– Как ты начинал свое дело? 

– В 2006 году, когда я еще учился в универе на первом курсе, я занимался   штуками: свечки делал, потом на значки перешел. Мне тогда просто хотелось чем-то заняться, а поскольку я знал разные графические программы, решил это умение использовать и зарабатывать на нем. Значки сначала заказывал, потом купил аппарат и сам их делал. На пике значковой моды они продавались в четырех точках в Москве, иногда я сам встречался с покупателями в метро. Футболки тогда было сложно где-то поштучно заказывать, а значки были дешевле.

– А на кого ты учился? 

– Я специалист по рекламе. Закончил универ в 2009 году сразу после кризиса, и всех специалистов по рекламе и маркетингу тогда либо сокращали, либо на работу брали не за зарплату, а за проценты. Поэтому я решил заняться своим делом, хотя в начале еще искал параллельно работу. 

– Как вы позиционируете концепцию Feelosophy Store?

– Мы шутим, что мы магазин приколов, а не одежды. У нас нет всяких платьев в пол и так далее. Мы стебемся надо всем, в том числе и над модой как таковой. Веселый магазинчик одежды – это, может, звучит по-дурацки, но в целом концепция такая.

Еще мы противопоставляем себя – при всем уважении – маркам типа «Спутника» и «Волчка». Потому что у них такая грустная история, типа «Россия для грустных». А у нас про то, что даже если это так, надо жить полной жизнью и весело резвиться.

– Получается? 

– Получается. Мы все стараемся превратить в шутку, потому что с шуткой жить легче. 

– Как появился магазин? 

После значков я начал заказывать футболки из-за границы, продавал их через онлайн-магазин. Мои друзья и девушка часто  летали в США, покупали винтаж, плюс я заказываю какие-то штуки с EBay – получался микс разных вещей. Магазин был направлен не столько на крой и сложносочененность и качество ткани, сколько на веселость, яркие интересные смешные вещи. Сначала мы участвовали в московских маркетах, после успеха там решили открыть свое место. Это был маленький магазин внутри магазина наших друзей. Там у нас появился принтер, на котором мы начали печатать свои футболки, а еще продавали вещи российских марок. И через год – в 2012 году – мы уже официально открылись в собственном помещении. 

– Какие были сложности, когда ты открывал магазин? 

– Первые полгода у нас было техническое открытие, и сложности были в основном с деньгами: делали ремонт, параллельно искали какие-то новые марки, а еще надо было аренду платить. Поэтому этот период был самым сложным. По хорошему надо было быстрее открыться, но хотелось все довести до идеала: построить красивую примерочную, например, да и просто все сделать красиво. В итоге поняли, что до идеала довести невозможно. Но никаких бюрократических сложностей у нас не было. 

– Даже учитывая, что вы находитесь в самом центре Москвы? 

– Как ни странно. Возможно, мы слишком мелкие, чтобы нас трогали. Были какие-то проверки, но по-божески. Первое время ходило много всяких дураков – ненастоящих проверщиков, которые вымогали деньги. Приходили всякие ООО «Общество защиты потребителей», которые просили сделать пожертвование в их фонд, иначе они обратятся в суд за то, что мы им не показали какие-то сертификаты. Но я проверил все это в интернете, и мы быстро от них избавились. Сейчас такие уже не ходят, потому что все же можно проверить. А вот всяких налоговых особо и не было.   

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Feelosophy (@feelosophystore)

– Как менялась концепция магазина за эти 7 лет? 

– Много чего менялось, хотя все довольно плавно. Года 4 назад мы постепенно отказались от зарубежных шмоток: нам захотелось, чтобы все было российского производства. Просто в тот момент было мало российских марок, а если и были, то они все ассоциировались с люкс-сегментом: всякие платья за 100 000 рублей и так далее. А нам хотелось что-то вроде стритвира – недорогие вещи, которые делают местные молодые ребята.

Еще был поворотный момент когда доллар скакнул, и все зарубежное стоило в два раза дороже – было невыгодно продавать. Мне кажется, местный рынок одежды из-за этого и начал развиваться. Те, кто шили в Китае, стали шить здесь – это и проще, и дешевле.

Параллельно мы стали делать больше своего. Последние года два у нас сложился пул из марок, с которыми мы постоянно сотрудничаем. Что-то делали сами, что-то в коллаборации с друзьями. Расширяли ассортимент: продавали блокноты, носки, чехлы на телефон. 

– Как основать свою марку одежды в России? 

– Самая большая сложность – это найти производство и за всем следить. Потому что на бумагах может быть все хорошо, но на деле тебе привозят бракованные вещи. В итоге ты хотел продать футболку за 1000 рублей, а получается, что не можешь продать дороже себестоимости.

Еще важно понимать, что сейчас достаточно большая конкуренция по сравнению с тем, что было пять лет назад. Надо делать что-то отличающееся от других, чтобы была какая-то понятная философия марки.

Когда появился бренд «Волчок» и стал достаточно популярным, нам писали каждую неделю какие-то люди, которые делали почти то же самое. Но это было неинтересно, потому что вторично. 

– А как вы справляетесь с конкуренцией?

– На локальном рынке у нас нет конкуренции, потому что каждый магазин в Москве продает разные бренды, один-два пересекаются и все. У нас продается много марок, которые представлены только у нас. Много вещей из Санкт-Петербурга, которые в Москве тоже только у нас можно купить. Когда мы начинали с некоторыми марками работать, мы поддержали друг друга. Есть марки, которые могут продаваться в других городах, но в тут продаются только у нас. Это чисто джентльменское соглашение: никто ничего не подписывал, просто договорились, и все друг другу доверяют. Когда у них спрашивают, где можно купить их вещи, они отправляют в конкретное место – к нам. Нашу марку мы часто продаем в регионы, потому что ее купить можно только у нас. 

– Как у вас организовано производство? 

– У нас два аппарата, на которых мы сами печатаем принты на пустых бланковых толстовках и футболках. Это очень удобно для каких-то событийных принтов: что-то произошло, и ты придумал и уже через час можно продавать. Футболки нам отшивают два подрядчика в Москве и один Санкт-Петербурге. Мы с ними работаем уже последние пять лет. Но производители довольно часто меняются, потому что у нас не такие уж большие партии.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Feelosophy (@feelosophystore)

– Как вы разрабатываете дизайн? У вас же не всегда событийные принты?

– Да, конечно. Событийные, как мемы, живут недолго, через пару недель никто уже не вспомнит, в чем шутка заключалась. Все началось с переделывания разных логотипов типа «Ашана», «Пятерочки», «Фикспрайса», «России 24». Мы думаем, какое слово подошло бы к этому логотипу. Над некоторыми, правда, размышляем несколько лет. Нас в штате двое: я и мой друг Илья. Раньше было больше, но мы решили, что так проще работать. Каждый человек, который работает, должен обладать разными знаниями: от графического редактора до принтера и умения общаться покупателями. 

– Кто ваша целевая аудитория? 

– В основном ребята 16-25 лет. Но вообще у нас товар и юмор довольно специфический, поэтому иногда приходят люди и сильно старше, и семьями. Папы, например, покупают что-то и ребенку, и себе. 

– Есть какие-то особенности в маркетинге, когда продаешь товар молодежи? 

– На самом деле нет. Мне хотелось, чтобы все это было более наивно, не слишком просчитано, без схем и бизнес планов. Надо просто уметь общаться с аудиторией на одном языке, знать, что ей нравится, и интересоваться теми же вещами.

– И как ты это делаешь? 

– Я просто сижу во «ВКонтакте». На самом деле, когда мы участвуем во всяких фестивалях, Motherland или «Боль», мы в курсе всяких новых молодежных групп. Так и получается держать нос по ветру. Так что мы ничего специально делаем. Не из расчета как бы выбить из школьников побольше денег, а искренне. 

– Как поспевать за всеми трендами? Они же меняются постоянно.

– А мы поэтому над трендами и шутим, как над мемами. Шутим и живем дальше. Единственное, нам хотелось бы поработать над чем-то кроме футболок. Например, в прошлом году мы посвятили коллекцию Китай-Городу – месту, где мы находимся. Было 24 разных предмета: от лент выпускников до плащей – все на одну тему. Это как выпустить сразу альбом, а не каждую неделю по новой песне. Надеюсь, в этом году нам удастся сделать пару больших коллекций

– Вы используете на футболках принты с логотипами известных брендов, и несколько раз у вас были конфликты с компаниями. Как вы их разрешили? 

– Да, была пара-тройка, досудебные. В двух из трех мы правда не очень правильно с юридической точки зрения поступили. Одно дело написать слово «жиза» в виде логотипа «Дикси»: там нет ни одной общей буквы, так что это не логотип. Но там была часть лого взята – так лучше не делать. Все в итоге довольно мирно решали. Нам написали: «Сорри, мы тоже делаем такой мерч», и мы убрали с продажи. 

– Вы же еще выпустили футболки в поддержку журналиста Ивана Голунова. 

– Это не совсем наш мерч. Просто люди могли прийти со своей футболкой и распечатать. Мы стараемся не сильно касаться всяких опасных тем типа политики и религии, но тут совсем закоротило, так что решили такую акцию провести. Сами не ожидали, что так будет: наши технические средства и возможности не позволяли всех желающих обеспечить. Три или четыре дня мы только этим с утра до ночи занимались. Но это был интересный опыт. Правда, себе немного в убыток – не рассчитали стоимость, но в целом о нас узнали как о хороших ребятах. 

– Ты пытался продавать товары за границу? 

У нас одни и те же люди из-за границы уже несколько лет заказывают футболки: даже не знаю, как они нас нашли. В США, во Францию, в Японию много продаем. Cейчас еще есть спрос на кириллицу. Плюс  цена для них хорошая: в пересчете на евро и доллары получается дешево. И прикольно, потому что ничего не понятно. У нас были какие-то попытки продавать за границу, но мы забили на них и решили сконцентрироваться на нашем рынке, потому что все было было как-то сложно и непонятно. У нас же шутки событийные, которые непонятны другим. Но в магазин часто заходят иностранцы, видимо, сарафанное радио.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Feelosophy (@feelosophystore)

– Сейчас есть тренд на осознанное и умеренное потребление. Как это может повлиять на твой бизнес? 

– В целом я его поддерживаю – как человек, но как продавец – не знаю даже. Мне кажется, этот тренд должен заключаться в том, что человек покупает то, что ему действительно нравится, а не делать импульсивные покупки. И тогда все будут счастливы. Этот тренд развивается сейчас, но в целом люди продолжают покупать в масс-маркете, где нет уверенности в том, в каких условиях шьются вещи, например. Мы отшиваем все в России, знаем, какие там условия – что рабского труда там нет. 

– Какой у тебя был стартовый капитал? 

– Стартового капитала как такового не было. Когда нужны были деньги, я всегда занимал, не брал никогда кредиты. Потому что не было уверенности, что точно получится, и не хотелось сильно рисковать. Было интересно начать с того, что было: каких-то сбережений, которые я зарабатывал на других работах. Это были не космические деньги, конечно, никаких 500 000 или миллиона рублей. С друзьями не всегда складывалось, правда. Пока был онлайн, никому, кроме себя не надо было платить, а тут в офлайне хочешь не хочешь надо платить за аренду. Первые два три года было финансово тяжело. Но постепенно стало проще. Последние три года выручка выросла в два раза. Теперь основные издержки – это зарплаты мне и второму человеку в команде, аренда и пошив одежды, обслуживание. У кого-то из друзей мы берем товар на реализацию, у кого-то закупаем. 

– Какие у тебя планы по развитию Feelosophy? 

Пока план серьезно заняться интернет-торговлей: чтобы все было удобнее. Может, даже завести склад, чтобы продавать больше через интернет.

Фото на обложке: архив героя

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Вписывайся везде». Экс-директор по продукту Qlean – о быстром продвижении в карьере и важных навыках продакт-менеджера
  2. 2 «Давайте мы раскрасим ящик, а вы дадите денежку». Как старшеклассник из Читы зарабатывает, преображая город
  3. 3 «Мы были в розовых очках: думали, сейчас запустим – все полетит». Александр Лапин о своем бизнесе на низкокалорийном мороженом Prolce
  4. 4 «Зашивать раны можно и дома за чайком». Виктория Сбитякова – о своем бизнесе на тренажерах для хирургов Suture Pad
  5. 5 «Я стремился все делать сам, не просить помощи». Дмитрий Котов – о своем проекте «Вездефон» и победе в Rusbase Young Awards

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

14 июля 2020

FoodTech

15 июля 2020

NeuroTech