Интервью

Гай Вилнер: «В 2022 году мы увидим большие изменения на рынке центров обработки данных»

Интервью
Елена Черкас
Елена Черкас

Редактор технологий

Елена Черкас

Компания IXcellerate занимает второе место в рейтинге крупнейших поставщиков услуг ЦОД в России, уступая только «Ростелекому», который располагает втрое большим количеством стоек. Среди клиентов IXcellerate такие гиганты, как Tencent, Huawei, Thomson Reuters и NVIDIA.

По расчетам команды, компания должна занять 25% российского рынка ЦОДов к 2023 году. Для этого планируется строительство не менее четырех новых дата-центров.

Год назад Гай Вилнер, основатель и генеральный директор компании IXcellerate, заявил о намерении вложить $260 млн в развитие бизнеса в России. RB.RU поговорил с Гаем об индустрии и перспективах российского рынка.


Гай Вилнер: «В 2022 году мы увидим большие изменения на рынке центров обработки данных»

О работе на российском рынке

— Гай, вы развиваете бизнес в России с 2011 года. Если бы вы могли отправить сообщение себе в прошлое, что сказали бы? Не стали бы отговаривать?

— Нет-нет. Единственное, что я бы сделал — это посоветовал себе начать учить русский язык как можно раньше. (смеется)

— Вы совсем не говорите по-русски?

— *Чуть-чуть*.

Роботы-хирурги, печать органов, «умный» пластырь. Кейсы о цифровой медицине.

— Что вас больше всего впечатлило здесь десять лет назад?

— Думаю, очень прочные отношения с очень высокой степенью доверия между людьми. Это главное в России. Второе — здесь очень много очень умных людей, уровень образования, которого во многих странах уже не существует. И третье — это глубокая культура России.

— Говоря о культуре, что вы имеете в виду?

— Я говорю прежде всего о великой русской литературе. Когда мы только запускали свой бизнес в России, как-то ко мне подошел наш главный бухгалтер и спросил, читал ли я Толстого, Чехова или Пушкина. На тот момент я был совсем не знаком с ними и активно начал восполнять пробелы.

— Что вам больше всего понравилось?

— Мое любимое произведение — это «Герой нашего времени» Лермонтова. В качестве обязательного к прочтению я бы всем рекомендовал «Хаджи-Мурата» Толстого.

— Когда вы выбирали регион, в котором будете работать, какие еще страны вы рассматривали и почему остановились на России?

— В первую очередь я рассматривал страны БРИКС и Турцию. Нужно отметить, что Россия существенно выделяется на фоне других стран —  это крупнейший интернет-рынок в Европе с огромным потенциалом, Москва стремится стать международной торговой площадкой первого уровня.

Для меня большой интерес представляла инфраструктура, на которой все это построено. Поэтому я продал успешный бизнес — сеть ЦОДов в нескольких странах Западной Европы — компании Equinix в 2007 году за $550 млн. И сосредоточился на российском рынке.

— С какими трудностями было сопряжено это решение?

— На старте самой большой проблемой было найти инвесторов, желающих вкладывать средства в российский бизнес, потому что большинство международных фондов никогда не были в России и с опасением относились к этому рынку.

— Тем не менее вы начали работать с Goldman Sachs и другими крупными инвесторами.

— Первыми двумя институциональными инвесторами IXcellerate стали компании IFC (Международная финансовая корпорация — структура Всемирного банка) и Sumitomo Corporation (японская инвестиционно-промышленная корпорация). IFC 

уже инвестировала в Россию 25 лет, а Sumitomo— 60 лет, поэтому они обе были хорошо знакомы со страной. Компания Goldman Sachs также присутствовала в России на тот момент. 

Гай Вилнер и Константин Борман, управляющий директор IXcellerate

 

— Кто помогал вам изучать российский рынок?

— К сожалению, после двух лет работы мой деловой партнер и соучредитель IXcellerate Клифф Гаунтлетт умер от сердечного приступа, ему было 53 года. Он прожил в России 25 лет и прекрасно говорил по-русски, помогал мне изучить российский рынок.

Когда я узнал о случившемся, то немедленно вылетел в Москву. Одним из лучших друзей Клиффа был Рудольф Шенкер из Scorpions, и я до сих пор помню, как мы с ним обнимались и плакали в тот день.

С того момента я считал своим долгом реализовать мечту Клиффа. Мы закончили строительство первого ЦОДа в 2013 году, и тогда же у нас появились первые клиенты. Затем начались проблемы: украинский конфликт, присоединение Крыма, последовавшие за этим санкции и падение цен на нефть, которое повлекло за собой падение рубля. 

В каком-то смысле вопреки трудностям мы создали в компании рок-бэнд из сотрудников и начали проводить ежегодный летний фестиваль Rockin ’Russia.

— В начале 2019 года вы заявили о намерении инвестировать $260 млн в расширение бизнеса в России в течение следующих пяти лет. Чем обусловлено ваше решение и каких результатов вы уже достигли?

— Растет количество пользователей интернета в России — их уже больше 100 миллионов, это крупнейший интернет-рынок в Европе. Учитывая это, мы решили, что пора расширяться.

Спустя полгода после анонса мы построили и запустили наш второй дата-центр IXcellerate Moscow Two на 1480 стойко-мест. На сегодняшний день общая вместимость нашего кампуса составляет 3415 стойко-мест, то есть около 170 000 серверов.

К моменту открытия второго ЦОДа текущие и новые клиенты зарезервировали около 85% мощностей. Первыми резидентами новой площадки стали — игровой онлайн-сервис GFN.ru, компании NVIDIA, платежный сервис Qiwi и другие.

— Ранее вы говорили, что средства будут привлечены не только от текущих международных акционеров, но и от партнеров с российскими корнями. Есть ли уже какие-то договоренности, о которых вы можете рассказать?

— Мы сейчас активно ведем переговоры с российскими банками. На сегодняшний день уже привлекли от них более $30 млн — это маленький первый шаг. Больше рассказать, к сожалению, не могу.

— Какие риски вы закладываете при стратегическом планировании? Нет ли у вас опасений относительно обострения политической ситуации и появления новых санкций?

— Для нас принципиально важно учитывать приток российских клиентов и клиентов из США и Китая, а также общую экономическую ситуацию на российском ИТ-рынке.

Мы научились работать в условиях санкций в 2014 году. Тогда приходилось объяснять нашим международным клиентам, что санкции не означают, что мы должны прекратить вести бизнес с Россией. Сегодня мы чувствуем, что готовы пройти через это еще раз, если придется.

На мой взгляд, инвестиционный климат в России постепенно становится лучше. Сектор, в котором мы работаем, демонстрирует позитивный рост — 20% в год. Вот почему мы продолжаем инвестировать, несмотря на санкции и прочие риски. Все понимают, что Россия большой и привлекательный технологический рынок, который нельзя игнорировать.

 

О рынке ЦОДов

— Почему вы решили заниматься ЦОДами 20 лет назад?

— В 1998 году я уже много лет работал в ИТ-отрасли, и меня очаровала идея дата-центра как современной ярмарки, где соседствуют различные компании. Тогда я понял, что это будет глобальная индустрия, хотя мало кто в это верил. Для любого государства с развитой экономикой коммерческие ЦОДы также важны, как железные дороги для индустриальной эпохи XIX века.

— Почему вы думаете, что индустрия ЦОДов в России будет расти? 

— Российская индустрия дата-центров  выйдет на уровень зрелых европейских стран только через какое-то время. Например, дата-центры в Париже сегодня имеют суммарную энергомощность как минимум в два раза выше, чем ЦОДы в Москве. В Лондоне — примерно в пять раз выше. 

Еще важно отметить, что сегодня ЦОДы сосредоточены в Москве и Санкт-Петербурге, и я уверен, что в ближайшем будущем дата-центры наконец начнут появляться в регионах. Поэтому мы планируем в следующем году заняться детальным изучением регионального продвижения.

— Летом этого года вы говорили о том, что в российских ЦОДах осталось мало свободных мощностей и уже осенью в Москве может не остаться свободных стойкомест. Как вы оцениваете текущую обстановку в столице?

— Ситуацию в Москве можно назвать критической — загрузка существующих дата-центров, по моей оценке, достигает 80-85%.

Соответственно, банки и другие компании, которые нуждаются в больших инсталляциях, вынуждены ждать, и это тормозит их развитие. Некоторые крупные компании откладывают планы запусков на полгода из-за сложившейся ситуации. Свободные места в высоком отказоустойчивом сегменте сейчас очень ограничены.

Гай Вилнер и Сергей Вышемирский, технический директор IXcellerate

 

— Как вы считаете, может ли существенно измениться расстановка сил на российском рынке ЦОДов в течение года? Учитывая недавнюю сделку «Ростелекома» и ваши планы на развитие.

— Маловероятно, что в в ближайший год произойдет большое изменение доли рынка топ-3 игроков: «Ростелекома»/Dataline, DataPro и IXcellerate. 2021 год станет годом расширения и строительства новых объектов для этих компаний. А вот в 2022 году мы увидим большие изменения на рынке.

 

О трендах

— Всегда ли вам известно, под какие задачи клиенты арендуют у вас мощности?

— Нам крайне важно точно понимать, чем занимаются наши клиенты, поскольку так мы можем лучше помогать им. Например, если они выходят на российский рынок, мы помогаем им находить партнеров и клиентов.

Современные дата-центры — это огромные экосистемы. Резиденты дата-центров используют сервисы других резидентов. Они подключаются друг к другу, обмениваются трафиком с помощью обычных кросс-коннектов (кабелей) внутри ЦОД, что удешевляет и ускоряет обмен данными.

На мой взгляд, хороший ЦОД сегодня — это большой маркетплейс, который способен предложить клиенту несколько десятков облачных сервисов и помочь определиться с выбором под конкретные задачи. Передовые компании могут использовать до 90 различных облачных сервисов.

— Что, по-вашему, изменится в том, как мы собираем данные? В ближайшие годы.

— Данных будет становиться все больше, а их хранение станет дешевле. Во Франции в 2019 году было проведено исследование, которое показало, что при просмотре Netflix в течение часа расходовался эквивалент энергии, затрачиваемой при двадцатикилометровой поездке на электромобиле. В этом году исследования доказали, что с учетом появления более энергоэффективных технологий это уравнение уже абсолютно неверно.

Будут появляться новые источники данных. Например, беспилотные такси, которые мы уже видим в Москве. В таком авто устанавливается около 20 различных камер, снимающих в реальном времени — это колоссальный объем данных, которые нужно хранить в дата-центре.

Наибольшим потенциалом генерирования данных обладают медиабизнес и индустрия облачных сервисов, здравоохранение, финансовый сектор и промышленность.

Объем глобальной сферы данных к 2025 году вырастет более чем в пять раз — до 175 зеттабайт по сравнению с 33 зеттабайт в 2018 году. Увеличивается доля данных, хранящихся в публичных облаках, к 2025 году она достигнет 45-50%.

Сложность в том, что, когда данные хранятся в ЦОД, вам также требуется много серверов для организации и оптимизации процесса поиска данных. И очевидно, что эти компьютеры должны быть также расположены в дата-центре.

— Как вы считаете, будем ли мы когда-нибудь передавать данные по наследству?

— Эта область вызывает интерес у многих. Есть ли у вас безопасное место, где вы можете хранить все ваши конфиденциальные данные? Есть ли у вас ключ, шифруете ли вы их и как вы можете их передать кому-то другому? Вполне допускаю, что в ближайшие пять лет банки начнут предлагать эту услугу — цифровые завещания.

 

Все фото: предоставлены компанией

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Частный инвестор планирует построить крупнейший дата-центр в России
  2. 2 «Ростелеком» утвердил решение по покупке оператора дата-центров DataLine
  3. 3 Зарубежные дата-центры: в чем плюсы для российского бизнеса
Успехи российских стартапов за рубежом
#Гордость
Перейти