Интервью

Как 20-летний студент из Волгограда поднял на продаже 3D-принтеров 1,6 млн рублей

Интервью
Сона Де Апро
Сона Де Апро

Журналист

Дарья Кушнир

Студент второго курса Волгоградского политеха Михаил Козенко с пятого класса увлекался 3D-моделированием, а в 10 классе создал стартап VolgoBot. Его 3D-принтеры покупают российские вузы, центры творческого развития и промышленные компании. В 2018 году стартап вышел на международный рынок – заинтересовались клиенты из Лондона. Выручка за 2018 год составила 1,6 млн рублей. Весной 2019 года Козенко выиграл 1 млн рублей в первом волгоградском конкурсе предпринимателей «Поколение успеха». В интервью Rusbase Михаил рассказал, почему не стал поступать на бюджет в МФТИ, как увлекся 3D-принтерами и на что важно обращать внимание начинающему стартаперу.

Как 20-летний студент из Волгограда поднял на продаже 3D-принтеров 1,6 млн рублей

– Когда ты увлекся технологиями? 

– Техника – моя жизнь. Моими игрушками были детали автомобиля в гараже. Мне не интересно было играть с детскими вещами, я всё разбирал, а потом попробовал что-то собрать. В 5 классе узнал о технологии 3D-печати, которая позволяет создать что-то в автоматическом режиме, а не работать напильником. Получить такой принтер стало моей целью. 

– Как реализовывал задуманное? 

– Я был в достаточно ограниченных условиях. Купить такой принтер было не вариантом – слишком дорого. А собрать самому казалось невозможным. Но в поисках информации я наткнулся на открытый проект RepRap, это принтеры, которые печатают детали сами для себя. Мне эта идея понравилась, я изучил много информации и открытых проектов по этой теме. В 8 классе понял, что проекты сырые и в них можно многое исправить или доработать. Тогда я начал делать свой принтер.

– Звучит сложно! Каким образом?

– Сделал его из тумбочки и деталей от старых принтеров на летних каникулах. Потом на нем напечатал детали для второго, уже более совершенного принтера. В соцсетях общался с представителями отрасли, познакомился с директорами российских производителей 3D-принтеров. Помимо этого, я был силен в проектировании, 3D-моделировании и черчении, выигрывал всероссийские конкурсы и был знаком с представителями компаний-разработчиков ПО Аскон и Autodesk. Общаясь с людьми из отрасли, я понял, что получить возможность максимальной творческой реализации я смогу, только имея собственный бизнес. По стечению обстоятельств меня позвали в это время на региональную программу «Ты – предприниматель 2015». Это стало хорошей вводной. В конце программы открыл ИП, тогда мне было 16 лет. А дальше предстоял тернистый путь в бизнесе.

– А что насчет учебы?

– Выбор высшего образования был для меня очень серьёзным. Я отличник. Была возможность поступить на бюджет в МФТИ либо остаться в Волгограде. Была идея вообще не получать высшего образования. Но я выбирал между менеджментом и инженерным делом. Копаясь в себе, я пришел к выводу, что мне все-таки нужно инженерное высшее образование, но бизнес бросать не буду, хотя бывает сложно совмещать. Но возможно. В итоге выбрал Волгоградский политех. Сейчас учусь на 2 курсе бакалавриата на направлении «Автоматизация технологических процессов и производств».

– Почему не стал поступать в Москву?

– Москва, как и другие города, привлекает. Но переезжать пока никуда не хочется, хочу сам вносить вклад в развитие среды, где живу. Наверное, это для меня вызов. 

– Сколько составили первоначальные вложения?

– Для создания прототипа понадобилось около 40 тысяч рублей. Их я заработал сам, подрабатывая техническим специалистом в студии 3D-печати. Сейчас развитие бизнеса идет через предзаказы. 

– Ты искал инвесторов? 

– Нет, хотя были предложения, но я от них отказываюсь. Это мой выбор. Лучше развиваться не так быстро, как хотелось бы, зато оставаться свободным. Мне постоянно предлагают участвовать в конкурсах, подавать заявки на гранты. В этом году я выиграл грант в размере миллиона рублей, приняв участие в первом в Волгоградской области конкурсе предпринимателей «Поколение успеха». 

– Сам ведешь бизнес или есть команда? 

– Сначала делал все сам, родители не помогали. Они, кстати, отнеслись немного прохладно к моей идее из-за возможных рисков. Отец – преподаватель, а мама – врач. Мой выбор они пусть и не до конца понимают, но уважают, помогают подходящим словом, когда все идет не совсем гладко. А команду я попытался собрать еще в 10 классе. Это были одноклассники, но не вышло, потому что я не знал, как работать с командой. Потом привлек более опытных специалистов из сферы. Но и этот опыт, увы, оказался неудачным. Мне не удавалось быть руководителем людей, которые намного старше меня. Уже в университете я привлек студентов, и сейчас в нашем коллективе ребята из различных колледжей и вузов Волгограда. Занимаемся разработкой новых продуктов и технологий 3D-печати. Всего в команде 10 человек.

– Есть помещение или занимаетесь разработкой в стенах университета? 

– Я два года снимал помещение, но решил присоединиться к собственному вузу на правах человека, помогающего развивать проектную и предпринимательскую деятельность студентов. Для меня это даёт выход на лучших ребят, для Политеха – возможность получить ценную обратную связь и опыт. Поскольку команда у нас полностью студенческая и она больше занимается сейчас разработками, чем бизнесом, то нам предложили стать резидентами нового Центра проектной деятельности. Этим предложением мы и воспользовались – помогаем студентам довести проектную инновационную деятельность до стартапа совместно с менторами. 

– Расскажи подробней о продукции компании VolgoBot.

– Я бы не назвал это пока компанией, скорее, стартапом, поскольку большая часть текучки зациклена на мне, а команда занимается разработкой новых продуктов. Мы делаем 3D-принтеры, которые используют пластмассовый пруток, чтобы сделать из него деталь. Есть две модели. Одна стандартная, другая пилотная. Проекты целиком наши. Детали изготавливают партнеры на заказ. Потом идет сборка и наладка. 

У нас несколько продуктов, но пока могу говорить только о том, что близко к реализации – это 3D-принтер с термостатической камерой для печати высокотемпературными полимерами. Мы смогли за счет новых технических решений без демпинга сбить цену до 170 тысяч рублей. При том что в Китае ближайший аналог Intamsys Funmat HT стоит около 600-800 тысяч. По пилотной партии мы получили обширную обратную связь и сейчас вносим правки. 

– С какими препятствиями приходилось сталкиваться?

– Сложности были самого разного уровня. От банального недостатка времени до более сложных ситуаций. Главной моей ошибкой за это время было то, что в первый состав команды вошли мои друзья. Нельзя так делать: первые 3 месяца все было хорошо, потом пошли волны. От крайности в крайность. То страдал результат, то отношения, в итоге в какой-то момент я остался один и понадобилось около 2 месяцев чтобы оправиться. Я горд тем, что справляюсь с достаточно сложными ситуациями и могу работать с ограниченными ресурсами, давая результат лучше, чем у конкурентов, которые получили на это крупные гранты. 

– Кого ты считаешь своими конкурентами?

– Рынок «стандартных» принтеров очень сильно насыщен, в нем полно производителей, в том числе и российских. Что касается высокотемпературных, то это достаточно свежий тренд, лидерство за принтерами из США и Израиля, например, за промышленным оборудованием стоимостью от 2 миллионов рублей. За последний год появилось несколько европейских и китайских компаний, которые показали результат в 2 раза дешевле, хотя принципиально нового ничего не предлагают. В России есть как минимум 15 компаний, которые работают в этом же направлении и получили гранты в рамках Национальной технологической инициативы. Мы же делаем это на своих средствах, и к нам только должен прийти 1 млн рублей с конкурса «Поколение успеха». 

– Кто покупает продукцию VolgoBot?

– В основном это b2b-сектор. Среди клиентов есть вузы, центры молодежного инновационного творчества, конструкторские бюро промышленных компаний. Очень редко – стартапы и физлица. Конечно, первое время было тяжело продавать – люди боялись покупать у нас. Но сейчас нашу продукцию приобретают по всей России и даже за рубежом. Например, уже было несколько продаж в Лондон. С новым принтером у нас есть шансы еще потягаться в экспорте. Выручка за 2018 год составила 1,6 млн рублей. 

– Какой совет можешь дать по запуску успешного стартапа начинающим?

– У меня есть три общих совета, которые, на мой взгляд, очень важны. Во-первых, рекомендую с самого начала обратить внимание на юридические и бухгалтерские дела, лучше найти поддержку специалиста. Об этом можно узнать в региональной Торгово-промышленной палате. Во-вторых, не нужно строить в голове образы барьеров, лучше постараться создать план с конкретными причинно-следственными связями. Возможно все, нужно только продумать, как это сделать. И, наконец, отмечу, что сейчас создается идеализированный образ бизнеса, в котором есть легкие деньги, а работа отсутствует. В 99% случаев это не так. Бизнес – очень серьезное дело, в котором приходится зачастую работать на выносливость как физическую, так и эмоциональную. К этому нужно быть готовым.

– Что планируешь реализовать в ближайшее время?

– У VolgoBot есть определенный стратегический план, могу сказать, что в ближайшие 5 лет все будет связано с 3D-печатью и ЧПУ-станками. Не уверен, что хочу куда-то устроиться и работать по найму. Собственный проект позволяет творить и развиваться в желаемом направлении. Сейчас вместе с представителями своего университета приехал в Москву на мероприятие «Остров 10-22» в Сколково. Участвуют 100 вузов, само мероприятие направлено на общение, обмен опытом. Это способствует развитию моего проекта и региона в целом, к чему я и стремлюсь.


Материалы по теме:

Как уфимский школьник вдохновился «Интерстелларом» и создал мессенджер для людей с потерей зрения и слуха

Инкубатор для ящериц, азбука Морзе и эффект парника: ученики школ-интернатов о том, как там все устроено

«Те, кто вышел за рубеж, сразу становятся героями в стартап-тусовке»

«Первый автомат мы нашли на помойке». Основатели Музея советских игровых автоматов о бизнесе в 25 и выходе на немецкий рынок

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter