Лонгриды

«Киношколы — это хардкор для сильных духом»: Юрий Грибанов — о «Цехе»

Лонгриды
Зинаида Бутовская (Кунаковская)
Зинаида Бутовская (Кунаковская)

Журналист, автор материалов издания

Лариса Ступина

Юрий Грибанов закончил Московский технический университет связи и информатики (МТУСИ) и не планировал быть предпринимателем. Роль лидера казалась ему тяжелой, а карьеру хотелось строить в сфере айти. 

Но уже на первом месте работы он понял, что «недостаточно талантлив» в программировании. Через некоторое время Юрий основал аналитическую и консалтинговую компанию Frank RG. Десятилетие организации решили отпраздновать съемками корпоративного кино. В ходе реализации этой задумки Юрий познакомился с Ниной Ведмицкой — идейным вдохновителем и будущим партнером по киношколе «Цех».

Мы поговорили с Юрием Грибановым о современных вызовах кинообразования, особенностях работы с подростками и возможностях монетизации киношколы, а также почему бывает важно не купить конкретный бизнес, а найти человека с идеей. 

«Киношколы — это хардкор для сильных духом»: Юрий Грибанов — о «Цехе»
 

Юрий Грибанов предприниматель

Здесь и далее Юрий Грибанов в тематических студиях «Цеха» для фотосъемки — проект «Квартирник»

Первый бизнес

Смирившись с тем, что карьера программиста мне не светит, я начал искать новые пути развития. Институтский товарищ рассказал о неизвестной мне ранее индустрии — консалтинге. И я устроился консультантом в банк. Там постепенно я узнал, как устроен мир предпринимательства. А затем устроился аналитиком в банк. И там разобрался с банковским рынком.

Однако со временем мне стало грустно от мысли, что мой карьерный потолок очень низок: аналитик в банке может стать руководителем отдела, а вот первым лицом — никогда.

В какой-то момент я уже физически не мог работать в банке. Внезапно появилась возможность провести исследование рынка кредитов наличными для ВТБ-24. Я решил уйти с работы и заняться этим проектом — совершенно необдуманный прыжок веры. Наш с партнером бизнес-план был таким: мы прикинули выручку, расходы и решили, что через два года сможем купить себе по Porsche Cayenne.

Все сервисы и компании, связанные с релокацией, на одной карте

Мы открыли юрлицо и взялись за проект для ВТБ-24. При этом еще продолжали работать в банке. Чтобы не подвести работодателя и первого клиента, я объявил руководителю, что ухожу через два месяца. По плану это должно было произойти 30 сентября 2008 года, а 15 сентября случился Lehman Brothers

Появились сомнения — стоит ли уходить из найма? Но первый клиент и первая выручка вдохновили решиться.

Я ушел, кризисные явления вскоре отступили, и уже в первой половине 2009 года нам удалось сделать еще несколько исследовательских проектов. Наша консалтинговая компания Frank RG встала на рельсы.

Так выглядит история о том, как на стыке банковского опыта и консалтинга получился мой первый бизнес. Компания Frank RG существует уже 15 лет и является ключевой с точки зрения формирования прибыли. Помимо нее у меня есть Frank Media, спортивный проект Springle, в рамках которого мы развиваем игровой спорт алтимат фрисби, киношкола «Цех» и «продакшн-студия ЦЕХ».

 

 Информация о Frank RG

 

Как начался «Цех»

В 2018 году мы праздновали 10-летие Frank RG. К юбилею я решил сделать документальный фильм о том, как все начиналось: пригласить видеографа, который прожил бы с нами полгода, взял интервью и снял на камеру все происходящее. 

Случайно в числе кандидатов на реализацию проекта оказалась Нина Ведмицкая. Я сказал, что мне нужен режиссер, который запишет звук, придумает, что должно быть в кадре, и снимет все на камеру. Думал, все это может сделать один человек. Но Нина сказала, что этот человек называется режопер, а она — режиссер-постановщик игрового кино.

Меня зацепила позиция Нины: когда тебе говорят «нет» и экспертно входят в дискуссию, это всегда интересно. Я еще раз описал задачу и попросил Нину предложить решение. 

Она сказала, что документальное кино — скучно, потому что будет интересно только моей маме. И предложила снять игровое кино, в котором актерами будут сотрудники Frank RG. Я согласился, но с двумя условиями: результат не должен выглядеть как капустник, а получившаяся короткометражка должна попасть минимум в основную программу 10 кинофестивалей. Мы ударили по рукам и принялись за работу. В результате получился фильм «Этажизнь», который был отобран в основную программу на 26 кинофестивалях и получил 6 наград в трех странах — России, Франции и Индии.

Я понял, что мне очень повезло с Ниной как с исполнителем этого проекта. Оказалось, она искала инвестора для реализации большой идеи — запуска киношколы и кинопродакшна. Ей хотелось открыть единый холдинг, где отдельные проекты усиливали бы друг друга. Задумка показалась мне интересной, трудовая этика Нины — впечатляющей, и я решил продолжить сотрудничать. По сути, я нашел не бизнес, а человека с идеей. Вообще людей, с которыми хочется что-то вместе предпринимать, очень мало. Я подумал, что такой шанс упускать нельзя. Так и родился «Цех».

 

Как развивался «Цех»

В общей сложности в «Цех» было вложено порядка 25 миллионов рублей в течение трех лет. С третьего года киношкола вышла в операционный ноль. В 2022 году выручка компании составила 38,2 млн рублей. 

 

Информация о киношколе Цех

 

А в этом году мы снова в минусе, потому что открыли новое направление: инвестировали еще 15 миллионов в постройку собственных студий. Это съемочные павильоны, которые сделаны кинематографистами для кинематографистов. Мы же их сдаем и простым фотографам. 

Это очень красивые фантазийные декорации: в стиле Уэса Андерсона, «Хоббита», «Гарри Поттера». В них создается ощущение, что хозяин только что вышел из комнаты, а ты как будто в гостях и попал в чужую жизнь. Таких студий в Москве больше нет.

 

Почему подростки

Почти все киношколы тогда ориентировались на взрослую аудиторию — переподготовку или дополнительную подготовку. Среди них — школа «Свободное кино», «Индустрия» Федора Бондарчука, киношкола Александра Митты. 

Подростки были нишей. В 2018 году с ними работала киношкола имени МакГаффина и кружки при домах культуры. 

А мы решили, что хотим сделать именно школу — по аналогии с музыкальными, художественными школами и так далее. То есть берем подростка на трехгодичную программу, ведем его, а далее он может получить высшее творческое образование — поступить в КиТ (Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения), ВГИК, ГИТР и так далее. 

 

О программе

Мы даем ребятам максимум практики. На втором занятии они уже получают камеру — это сильно вовлекает в процесс. Загружая подростка теорией, ты теряешь его интерес. Ребята в возрасте 13-14 лет очень подвижны с точки зрения внимания. Поэтому наша учебная программа напоминает бутерброд: мы что-то объяснили — сразу на практику. В этом слоеном пироге «теория-практика-теория-практика» ребята очень быстро втягиваются в процесс и понимают, зачем им теория. 

Практикоориентированная программа дает очень низкий процент отсева по году, если брать бенчмарк дополнительного образования. Из тех, кто пришел к нам 1 сентября, 85% переходят на следующий курс. Из тех, с кем расстаемся, кто-то уходит сам, кого-то мы отчисляем. По разным причинам. Кто-то понимает, что кино — в принципе не его. И мы рады таким ребятам, потому что одна из наших миссий — профориентирование. 

Мы счастливы, когда к нам приходят мечтающие поступить во ВГИК на режиссуру, а через полгода понимают, что хотят быть не режиссерами, а художниками-постановщиками. И то, что мы сэкономили этому человеку годы его жизни, большая ценность.

 

Про УТП

Подобного подхода на рынке не было и нет. Школу с такой философией и в такой реализации сложно сделать. Наша бизнес-модель работает ровно потому, что у нас холдинг: и продакшн, и школа, и аренда студий. Люди, которые у нас преподают, одновременно задействованы и в производстве корпоративного продукта и на студиях, которые мы сдаем. Наши ученики могут снимать свои материалы в этих павильонах.

Школа без павильонов — это ограниченное количество локаций для съемок. Школа с павильонами — высокий риск простая без заработка. Гениальная догадка Нины была в синергии: именно синергетический подход позволил нам существовать и быть и успешной киношколой, и успешным продакшном.

 

Юрий Грибанов предприниматель

 

Родители, которые отдают к нам ребенка, не покупают никакого оборудования. У нас все школьное. Более того, мы не берем деньги даже за съемки короткометражных фильмов. Все это уже включено в стоимость. Для примера, съемка фильма во ВГИКе обходится студентам в солидную сумму — от нескольких сотен тысяч до миллиона рублей за проект.

Ребята выходят из киношколы «Цех» с профессией. В вузе им бывает скучно, потому что большинство вещей они уже проходили. Как правило учебу в университете они совмещают с работой на площадке. Их с удовольствием берут на роль среднего персонала: на свет, на операторов, на звук. И они успешно справляются. И могут зарабатывать неплохие деньги для своих лет. 

 

Про структуру проекта

Самый маржинальный продукт — производство корпоративного видео. Простой ролик стоит от 300 тысяч рублей, что-то более серьезное — от миллиона. Дальше идет киношкола, которая тоже генерирует существенную выручку, пусть и с более низкой маржинальностью. Затем новый проект — киностудии, которые пока только начинают приносить деньги.

Еще в октябре мы запустили корпоративы, на которые уже появился спрос. Надеемся, этот проект тоже будет создавать выручку, потому что, во-первых, компании ищут необычные формы корпоративного досуга, во-вторых, он полезен с точки зрения формирования неформальных связей, и, в-третьих, позволит руководителю лучше узнать людей в его команде.

Программа адаптируется под задачу клиента, под его вкусы, ценности, но в целом это развлечение, когда утром люди приходят на съемочную площадку, а вечером уходят с мини-фильмом, клипом или другим видеопродуктом, который они сами сняли и в котором сами снялись.

Бизнес «Цеха» состоит из киношколы для подростков, киношколы для взрослых, продакшн-студии и «Квартирника» – студий в аренду для съемок фото- или видео-контента.

 

Киношкола Цех статистика

 

Про название

У нас было ООО «Киношкола». Когда регистрировали юрлицо, бренда еще не было. Насчет названия спорили. Мне нравилось «Киношкола Йод» и преподаватели, которых мы называли бы «мастерами Йода». Но Нина не поддержала. 

В итоге мы придумали «Цех» и внесли его в учредительный документ спустя год. Была проблема с регистрацией трейд-марки, потому что в 2009 году издательство «Мел» зарегистрировало «Цех» — издание про образование взрослых. Договориться пока не удалось, но работа по урегулированию продолжается.

 

Команда

Костяк команды — 15 человек, еще человек 15-20 — приглашенные преподаватели. У нас обучают люди из индустрии. При этом, будучи практиками, они имеют потребность отдавать, делиться опытом. Важно, что это люди, способные работать с подростками. 

Искать таких учителей непросто, зато если находишь — все получается. Ведь работать с подростками не только сложно, но и приятно. Отдача энергии намного более качественная, чем от взрослых. Дети удивляются, вдохновляются, обижаются, дерутся эмоционально, и ты, если выходишь с ними на одну волну, невероятно заряжаешься. И немножко молодеешь.

Практики все время уходят в проекты, поэтому мы вписываемся в их свободные слоты. У нас есть звездные операторы, сценаристы, исполнительные продюсеры, которые работают в больших проектах. Мы вырываем их из их графиков. Зато ребята видят разных людей с разным подходом, и это тоже дает им такой более широкий взгляд на индустрию и профессию.

Сейчас искать людей стало проще: про нас знают в среде кинематографистов, и преподаватели целенаправленно приходят к нам. Более того, у нас уже начинают работать наши выпускники.

Задействованы и другие члены команды. Например, наш административный менеджер получила образование второго режиссера и тоже преподает. Администраторы выступают в роли кураторов групп. Наш маркетолог — он же креативный продюсер — преподает историю кино взрослым и детям. Совершенно невероятный и увлекательный лектор. 

Есть бухгалтер — она пока лишена удовольствия курировать, но я не удивлюсь, если через год она тоже начнет что-то преподавать, например, исполнительное продюсирование или как посчитать бюджет проекта. У нас творческая среда, и люди, которые в нее попадают, заражаются этой атмосферой и хотят быть частью креативного процесса.

 

Про конкурентов

В этом году при ГИТР появилась школа для подростков, которую открыла наша бывшая сотрудница. Мы к такому относимся философски. 

Во-первых, рынок очень большой: Москва — пятнадцатимиллионный город, детей много, на всех хватит. Во-вторых, за счет нашей бизнес-модели тот уровень и масштаб продукта, который мы даем, невозможно дать без синергетического эффекта. По сути, школа является центром притяжения. Это ценностная и имиджевая история. Зарабатываем мы на другом. 

Школа же позволяет нам притягивать людей на идею, собрать команду, которая с тобой на одной волне и разделяет твои взгляды на жизнь. Это очень важно, ведь если у тебя есть такая команда, ты много чего можешь сделать. Одна из ценностей во Frank RG — работать в команде единомышленников. Это нас пронизывает и в «Цехе». Мы хотим работать с единомышленниками. Киношкола помогает найти таких людей.

 

Про вовлеченность в проект

Для меня важно быть частью проекта. Хотя в разные периоды получается по-разному. Иногда Frank RG и Frank Media так затягивают, что голову некогда поднять. Но раз в неделю часа четыре стараюсь выделять и на школу. 

 

Юрий Грибанов Frank RG

 

Я всегда участвую в показах, которые делают ребята. Они проходят несколько раз в год в настоящем кинотеатре, когда ребята на большом экране могут посмотреть свои этюды и короткометражные фильмы. Это очень важные моменты в жизни школы. Пропустил лишь пару по форс-мажорным обстоятельствам. На них я выступаю как соучредитель, даю напутственные слова.

Ребята знают о моем существовании, узнают, могут обратиться за помощью. Например, если нужно снять проект в офисе, они всегда могут прийти и снять у нас в Frank RG. 

 

Про конфликты

В «Цех» мы стараемся привлекать «своих» людей, поэтому каких-то затяжных конфликтов и серпентария у нас нет. Большинство проблем удается решить в переговорах — этому способствует гомогенность команды. 

Если возникает непреодолимая конфликтная ситуация, то, скорее всего, она решится расставанием с той или иной стороны. Либо человеку неуютно, и он уходит в другое место. Либо прощаемся мы, потому что не складывается.

 

Про выпускников

У нас уже было три выпуска. Многие ребята поступили на бюджет в КиТ, ВГИК, ГИТР — это показатель высокой оценки приемной комиссией качества их портфолио. У нас есть выпускница Настя Козяр, ее фильм «Я — это она» с успехом приняли на подростковых фестивалях. Есть Тимур Ким, чье кино «Кубик Рубика» тоже завоевало награды. Фильм Егора Сипко «Простая история» , в котором снялся народный артист РСФСР Александр Голобородько,  тоже выигрывал в конкурсах, хотя сам он поступил в технический вуз. Университет очень гордится, что студенты становятся лауреатами кинофестивалей.

У нас бывают мастер-классы, на которые мы приглашаем звездных спикеров. Но это скорее исключение. Потому что сама программа обучения очень плотная и ее хватает, чтобы получить представление о профессии. 

Лучшее обучение — это съемка короткометражных фильмов, которые случаются у каждого потока в конце года. Ребята снимают 3-5 фильмов, из них до монтажа доходят 2-3, какие-то умирают на монтажном столе. Это часть учебного процесса. Но то, что в свои 14-16 лет они собираются в рабочие группы, делят роли и приобретают опыт реализации проекта с дедлайном, с ограниченными ресурсами, с ответственностью, очень сильно их меняет.

Ребята до съемок и ребята после первых съемок — это совершенно разные люди. С разным уровнем понимания жизни, мышления. Они становятся намного взрослее и осознаннее. Первые разочарования тоже случаются. Например, кто-то пообещал и не сделал. Очень важно получить этот опыт в безопасной, контролируемой менторами среде, чтобы когда аналогичная ситуация случится во взрослой жизни, человек знал, как реагировать.

 

Самые популярные направления обучения

На старте все хотят быть режиссерами, потому что не знают, какие еще профессии есть в кино. Потом они пробуют разные направления и выбирают что-то новое для себя. У нас есть режиссеры, операторы, художники-постановщики, художники по свету, и продюсеры. При этом в разных проектах ученики пробуют разные роли. То есть на выходе они умеют все. Понимают, как работают визави в других цехах. Могут говорить с ними на одном языке — на языке сценариста, режиссера, оператора.

 

Юрий Грибанов Frank RG

 

Это тоже очень важная черта нашей киношколы, потому что оператор, который знает, как работает сценарист, осветитель, режиссер, как функционирует вся площадка, проще выполняет свою работу. А вот в рамках проекта роли распределены жестко: если ты отвечаешь за хлопушку, то ты отвечаешь только за хлопушку. Если ты фокус-пуллер, то ты только фокус-пуллер. Если ты гафер, то ты только гафер.

 

Насколько киношкола может быть рентабельна

Я бы не рекомендовал заниматься киношколами. Если ты хочешь сделать киношколу без оборудования, это не киношкола. Если ты хочешь сделать киношколу с оборудованием и помещением — это серьезные инвестиции, которые только на киношколе, скорее всего, не окупятся, потому что ты не сможешь продавать обучение по высокому ценнику.

Наша модель сходится исключительно потому, что у нас холдинговая структура. Гораздо выгоднее в этом плане школа танцев, например, потому что тебе не нужно покупать оборудование — только снять зал и найти преподавателя. Есть гораздо более простые образовательные проекты. Киношколы — это хардкор для сильных духом. Не зря наш девиз — адаптивность и отвага.

 

Про проблемы современного кино и кинообразование

Проблема нашего кино в том, что индустрия только формируется. Нет четких процессов, как в голливудском производстве. Очень многое держится на энтузиазме. И почти все держится на госденьгах. 

Ключевая компетенция в индустрии сегодня — не производственный процесс, а навык получения государственных денег. В индустрии огромное количество талантливых людей. Но если ты не умеешь привлекать деньги, ты не успешен. Прокатных сборов недостаточно.

Важная проблема — нехватка кадров, в том числе линейных. Без людей не будет и фильмов. В России высших школ кино мало. В Штатах их — более ста, у нас — единицы. В результате — маленькая индустрия, узкая воронка талантливых ребят и дефицит кадров. Надеюсь, здесь мы немножко помогаем и делаем вклад в селекцию талантов, которые, пройдя через нас, более осознанно выберут профессию в кино и смогут профессионально реализоваться в ней.

 

Про искусственный интеллект

Мы учим ребят основам создания кино: как работает драматургия, как работает киноязык, как организовать процесс съемок, как выставить свет, как сделать декорации, как записать звук, как работать с актерами, как сделать выразительный монтаж и т.д. Для этого всего нужен, в первую очередь, натуральный интеллект.

Но в этом году мы начали вводить в курс по драматургии уроки по работе с генеративными технологиями, которые могут быть помощниками для кинематографиста.

 

Какой опыт помогает в управлении школой

Самый главный опыт любого предпринимателя — опыт взаимодействия с людьми. Помогает наработанная база контактов. Насмотренность на кандидатов, когда мы собеседуем их на ответственные позиции. 

Помогает опыт переживания кризисов, потому что, когда случается сложная ситуация, ты понимаешь, что все проходит, и это тоже пройдет. Это охлаждает пыл и дает возможность принять нормальные, эффективные решения.

 

Что дает управление школой вам как предпринимателю

Из минусов — я могу выглядеть немного расфокусированным предпринимателем, где-то комично, несерьезно. Из плюсов — это создает дополнительный интерес ко мне как к человеку. Это сильно расширяет кругозор и позволяет говорить на разные темы. Мне и самому очень интересно в этом всем разбираться. 

Я могу рассказать, как создается кино, как снять ролик, как работает образование, какие есть проблемы и возможности. Я много что узнал с точки зрения производственного процесса. И это, конечно, меня делает интересным, разнообразным собеседником. А общение в предпринимательстве — это базовый навык.

 

Юрий Грибанов киношкола Цех

 

 

Про планы на будущее

Мы открываем краткосрочные курсы для взрослых — два месяца для сотрудников офисов, которые хотят вырваться из офисной рутины и попробовать себя в кинотворчестве. Старт — в феврале 2024 года.

Также думали открыть филиалы. Франшизу, наверное, нет, потому что очень сложно контролировать качество. А мы очень бережем репутацию и нам страшно ее потерять, выдав брак. А брак с детьми — это страшно. Как говорится в «Доживем до понедельника», ошибка в работе учителя не видна, но на самом деле самая опасная. Вторую школу открыли бы в Питере.

 

Любимые фильмы

Сложно назвать любимый, но есть фильмы, которые хочется пересмотреть, когда тебе плохо и нужно переключиться. 

Это:

  • «Форрест Гамп»;
  • «Брат» и Брат 2»;
  • «Интерстеллар»;
  • «Мимино»;
  • «Осенний марафон».

 

Как поменялись взгляды на индустрию

Кино я по-прежнему смотрю с интересом. Кинематографической профдеформации не случилось. Иногда интересно разобраться, как сняли ту или иную сцену — зеленка, или графика, или хитрый монтаж. Но если история написана хорошо, то следишь за историей, а не за технической реализацией.

Я узнал, что кино — это огромный труд. После производства фильма «Этажизнь» и у меня, и у ребят, которые поучаствовали в съемках, выросло уважение к фильму, даже если фильм плохой. Даже за слабым продуктом стоит огромная работа большого числа людей. И в плохой фильм вложен колоссальный труд. Откровением стало, что люди в титрах потратили огромное количество времени, усилий, труда, таланта, чтобы сделать этот продукт.

Как бы индустрия ни поменялась, какие бы технологии ни пришли, основа кино — это рассказанная история. И можно что угодно делать — виртуальную реальность, 3D-графику — но если нет истории, кино не получится. А если есть, то даже просто снятое кино может обрести вечную любовь зрителя. И в этом смысле я верю, что среди наших учеников есть и будут ребята, которые оставят след в российском, а может быть, и мировом, кинематографе. Я в этом убежден.

 

Сферы, в которых было бы интересно поработать

Сейчас я рассматриваю возможность выхода в производственную индустрию. Хочется что-то производить, чтобы руками можно было пощупать. И возможно, такое появится. Куда ни ногой? Есть просто неинтересные индустрии. Они не то что плохие. Например, заниматься торговым бизнесом — лично мне неинтересно.

 

Как позиционируете себя в первую очередь

Я хоть и предприниматель, но предпринимателем себя не чувствую. Я человек, который занимается тем, что ему интересно. Через создание проектов реализую амбиции и мечты. Я и консультант, и организатор киношколы и спортивных мероприятий, и продюсер кинофильмов. Мне интересно переключаться между этими ролями. Нравится иметь несколько визиток. Я — человек дела.

 

Чего не хватает в жизни

Не хватает только времени. И людей, которых можно было бы вовлечь, делегировать. Не хватает денег, чтобы реализовать все, что надо было реализовать. Возможно, неплохая идея пойти учиться в MBA, чтобы структурировать знания в бизнесе. Не думаю, что узнаю что-то невероятно новое, но в голове, может быть, как-то по-другому это уложится.

 

Советы предпринимателям — в сфере образования и не только

Я бы посоветовал ответить на вопрос, чего ты хочешь от этого проекта. Если ответ «заработать», я бы рекомендовал в эту историю не лезть. Не потому, что заработать нельзя, а потому что, когда ты ставишь деньги вперед желания сделать хороший образовательный продукт, ты, скорее всего, нанесешь вред. Ты, может, и заработаешь, но цена заработка может быть слишком высокой.

Сегодня индустрия образования — и государственного, и частного — переживает колоссальный кризис. 

Если вы хотите делать классный образовательный проект, у вас есть понимание, как сделать его хорошо, я умоляю вас его сделать. России нужны хорошие образовательные проекты. И возможностей сделать хорошие образовательные продукты в нашей стране — огромное количество.

В целом всем предпринимателям не стоит заниматься тем, что не нравится и не дает энергии. Очень важно, чтобы проект, бизнес, работа давали ощущение, что каждый день прожит не зря. Жизнь пролетает очень быстро.

Главным источником кризиса является чувство, что ты бессмысленно прожил эти годы. Что ты что-то упустил, чего-то не сделал, не так потратил время. А время — ресурс, который невозможно ни занять, ни одолжить, ни вернуть. Очень неприятный ресурс. При этом на него все нанизано. Чем дольше ты откладываешь, тем менее продуктивно тратишь время, тем больше шансов напороться на кризис.

А если ты будешь заниматься тем, что тебе нравится, тем, что кажется важным, и тем, что дает ощущение не зря прожитого дня, любой кризис пройдет.

Фото на обложке: RB.RU

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Как выглядит транспорт будущего в кино
  2. 2 «Маша и Медведь» в Дубае и «Чебурашка» в России — как российским анимационным студиям занять нишу на рынке
  3. 3 «На франшизе KFC я смог бы заработать даже больше»: почему основатель «БлинБери» выбрал блины
  4. 4 Дмитрий Фомин: «Мы строим ИТ-компанию, но она очень человекозависимая»
  5. 5 «Мы возвращаем авторам ценность их работ». CEO сервиса защиты авторского права — о развитии LegalTech в России
RB в Telegram
Больше полезного контента в Telegram
Подписывайтесь!