Колонки

«Год в Шанхае – это как три в остальном мире». Как уехать на работу в Китай, а потом сделать карьеру в Амстердаме

Колонки
Анастасия Кускова
Анастасия Кускова

Директор по трансформации в компании Eurasian Resources Grou...

Полина Константинова

Быть на две головы выше остальных просто необходимо для карьерного выживания за границей. В этом убеждена Анастасия Кускова, директор по трансформации в компании Eurasian Resources Group (ERG). Она рассказала о том, как уехала учиться из Екатеринбурга в Москву и почему решила после окончания вуза поработать в Шанхае, а также поделилась советами, как построить карьеру за рубежом.

«Год в Шанхае – это как три в остальном мире». Как уехать на работу в Китай, а потом сделать карьеру в Амстердаме

Екатеринбург: догоняя лучших

В Екатеринбурге я все 10 лет училась в престижной девятой гимназии, куда после седьмого класса собирали всех олимпиадников города. На первых же уроках в нашем физико-математическом классе стало понятно, что «новенькие» задают тон, и жизнь уже не будет прежней: они оживленно дискутировали с учителями и цитировали теоремы, названия которых я никогда не слышала.

Все оставшиеся годы в школе были посвящены попытке догнать лидеров. Учиться с этими ребятами было большим испытанием и огромной привилегией. Это научило меня существовать с теми, кто значительно сильнее, умнее и способнее, толкало вперед, чтобы быть с ними наравне.

Половина моего класса поступила на научные факультеты в МГУ и МФТИ, а я выбрала более бизнес-ориентированную программу и в 2007 году поступила на Экономический факультет МГУ.

Москва: в поиске нового

Самой крутой и важной частью учебы стала жизнь в общежитии. Мы вместе готовились к экзаменам, брали друг у друга конспекты и учебники, играли по ночам в мафию и отмечали дни рождения так, что вспоминаем до сих пор. Мои соседки по общаге до сих пор мои самые близкие и верные друзья.

Учиться было интересно, но после первого курса мне вдруг стало скучно – не хватало больших целей, не было четкой картинки будущего. В это время по MTV транслировали олимпиаду в Пекине, и в одном из перерывов Илья Лагутенко, востоковед и кумир моего детства, сообщил, что китайский язык можно выучить за пару месяцев. «Идеально!» – решила я и записалась на курсы китайского.

Анастасия Кускова. Фото: архив автора

Спустя годы понимаю, что отбивка на канале MTV определила траекторию моего развития надолго вперед. Китайский «за пару месяцев» я, конечно же, не выучила, но на каникулах после второго курса поехала в Шанхай его доучивать и влюбилась в город до безумия.

Там же и пришла в голову идея открыть магазин одежды в России. Объединившись с сестрой и взяв у родителей в долг $2 тысячи, мы запустили небольшой интернет-магазин VeryMary, что позволило достаточно часто летать в Китай.

Мы покупали интересные и недорогие аксессуары и платья, а затем продавали их на своей страничке в ЖЖ и в группах в социальных сетях. Сестра отвечала за тренды и ведение страниц, а я – за продажу и доставку.

Вена: изменяя парадигму

На четвертом курсе я поехала в Венский университет экономики и бизнеса (WU) по программе обмена студентов. Мы жили и учились с испанцами, итальянцами, немцами, португальцами, поляками, финнами, ирландцами и даже американцами.

Меня поразило, что каждый из них четко знал, что будет делать через полгода, окончив бакалавриат. В один из тихих вечеров моя знакомая испанка спросила меня, чем я хочу заниматься. Мне нечего было ответить, да я и не особо задумывалась. У нас не было культуры стажировок, а мое короткое лето в Студии Лебедева не показалось мне настоящей работой – уж слишком это было не похоже на шаблон взрослой офисной жизни.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Три письма, Или почему хороших топ-менеджеров не существует? ⠀ Есть старый анекдот про три письма, который я часто использую при анализе орг здоровья компаний: ⠀ ?В компании нанимают нового СЕО. Он открывает свою почту, в ней три письма от предыдущего руководителя. Открывает первое, и читает: «Вали всё на меня». Супер! Он так и действует, объясняет все трудности неудачами прошлого менеджмента. Владельцы дают ему время разобраться. ⠀ ?Проходит год, ситуация не улучшается, дела идут плохо. Он открывает второе письмо: «Готовь модернизацию». СЕО следует совету, обещает радикальные изменения и получает поддержку владельцев. ⠀ ?Проходит ещё год, напряжение нарастает, старые отговорки уже не работают, СЕО собирается с силами и открывает третье письмо: «А теперь, пиши три письма». ⠀ Вообще было бы смешно, если не было бы так грустно. У рациональных наемных топ-менеджеров крайне мало мотивации улучшать бизнес для увеличения благосостояния владельцев, если у самих нет долей в компании. И, наоборот, много мотивации создавать видимость деятельности и громко заявлять о своих успехах. ⠀ ⛔️ Эта видимость деятельности ещё хуже и дороже для владельцев, чем ее отсутствие. Она выражается в бесцельных проектах, расходах на консультантов, увеличении штата и “работы ради работы” (ну, или для модернизации, оптимизации и прочей -изации). Главный сигнал владельцам о том, что нужно что-то менять - абсолютная зависимость прибыли от рынка и неконтролируемый рост статьи G&A (т.е. статьи Общие и Административные Расходы). ⠀ Поэтому у владельцев бизнеса, которые не хотят делиться долей со своими менеджерами, не так много вариантов: ⠀ ⚡️Искать ненормальных, готовых работать за идею - и быть готовыми заряжать и мотивировать их на регулярной основе; ⠀ ⚡️Строить сложные схемы компенсации из комбинаций краткосрочных и долгосрочных бонусов - и быть внимательными к интерпретации информации, игре с цифрами и отчетностью; ⠀ ⚡️Управлять бизнесом самостоятельно. ⠀ А по ссылке в первом комменте жесткое (и очень спорное) мнение о профессиональных топ-менеджерах от основателя Wikimart Максима Фалдина. #zahahadid #WUlibrary #leadership #notesfromnerds

Публикация от Anastasia Kuskova (@stasya_kuskova)

Новая библиотека венского университета, где стажировалась Анастасия, спроектированная Захой Хадид

Я мечтательно ответила, что было бы неплохо уехать в мой любимый Шанхай. «Уже декабрь, начинай искать работу», сказала она обыденно, не понимая, что открыла для меня новую вселенную. До обмена я жила в парадигме привязки к локации и даже не могла допустить, что могу уехать на работу в другую страну.

Уже через пару месяцев я нашла работу, полетев на собеседование и прикинувшись, что уже живу в Китае. В июле я получила красный диплом МГУ, собрала вещи и уехала в Шанхай с $1 тысячей. Вот так случайный разговор кардинально поменял мою жизнь.

Шанхай: год за три

В Шанхае я начала работать в маркетинге в небольшом швейцарском медицинском стартапе Premium Swiss Aesthetics. Моей задачей было сформулировать стратегию выхода на российский рынок и параллельно искать возможные партнерства в Китае.

Мой китайский так и остался на уровне «необходимого для выживания», а зарплаты хватало ровно на полмесяца. Я сразу же начала искать вторую работу и за год успела поработать учителем английского, барменом в топовом клубе Шанхая, продажником в стартапе, похожем на люксовый Groupon.

Параллельно с моей лучшей подругой из Екатеринбурга мы продавали чехлы для телефонов через группу «ВКонтакте».

Мой день начинался с поиска необходимых чехлов на «Таобао», онлайн-платформе Alibaba Group. Затем я трудилась на своей основной работе, вечером ездила по партнерским встречам для стартапа, а потом получала посылки и общалась с таможней.

В Шанхае бешеный темп и нескончаемый круговорот людей, все очень быстро меняется, и от этого так же быстро устаешь. В самые «жаркие» периоды я работала на трех работах и спала по 3-4 часа. Мне кажется, так было у всех экспатов. Мы часто обсуждали, что каждый год в Шанхае – это как три в остальном мире.

Фото: Unsplash

Новые связи позволили мне закрыть несколько крупных сделок для моего швейцарского работодателя, меня повысили, и я, наконец, смогла полностью сфокусироваться на основной работе. Скоро стало понятно, что дальнейший рост потребует окончания магистратуры.

Помню, что взяла рейтинг магистратур по финансам от Financial Times и, начиная с верхней строчки, стала вычеркивать все неподъемные по цене. Фаворитом стал неизвестный мне университет в городе Санкт-Галлене в Швейцарии (University of St. Gallen, HSG).

Обучение стоило чуть больше 2 тысяч CHF за семестр, а программа была #12 в рейтинге. Стоимость всех сравнимых школ начиналась от €20 тысяч.  

Я начала подготовку: нужно было сдать язык, GMAT, подготовить мотивационное письмо и письма от работодателей. Оказалось, что моя начальница в швейцарской фирме как раз выпускница HSG, и она с удовольствием дала мне рекомендацию. Продажа чехлов обеспечила деньгами на экзамены, которые обошлись примерно в $1 тысячу, так как GMAT пришлось пересдавать. 

Поступив на Masters of Banking and Finance в HSG, я уехала из Шанхая всего через год после приезда, но новых знаний, опыта и эмоций получила, как будто прожила там все три.

Санкт-Галлен: швейцарский порядок

Низкая стоимость обучения в Швейцарии компенсировалась абсолютно неадекватными расходами на жизнь. Меня поддержали родители, бабушки и дедушки. Жить за их счет в 22 года было дискомфортно, поэтому с первого дня я начала искать работу и ввела режим максимальной экономии.

Мой дневной бюджет после вычета обязательных платежей ограничивался 15 франками. В них входили еда, мелкие покупки, учебники и тусовки. Для понимания, скромно пообедать в университетской столовке можно было где-то за 9-10 франков.

По студенческому проездному поезда по Швейцарии были бесплатны после семи вечера, поэтому по четвергам, когда магазины работали до девяти вечера, мы ездили до более дешевой Германии за продуктами на неделю. Это, кстати, очень популярно среди швейцарцев, поэтому в Германии очень много торговых центров прямо на границе. 

На нашей программе было примерно 50% швейцарцев и 35% немцев, остальные – русские, китайцы, украинцы и индийцы.

Поездка на биржу в Штутгарт

У немцев и швейцарцев абсолютно другая культура обучения: они учатся регулярно, а не только к сессии, никогда не списывают, много времени проводят в библиотеке и все задания делают заранее. Этот подход требовал существенного ментального сдвига для нас, русских студентов.

Количество материала настолько велико, что запомнить его за пару дней до экзамена просто нереально. Вдобавок большая часть экзаменов встроена в семестр, а не идет отдельной сессией в январе. Если кого-то ловят на списывании, то созывают специальную комиссию и могут отчислить без права поступления в какой-либо швейцарский вуз в будущем.

Анастасия после вручения дипломов в HSG с подругами из России. Фото: архив автора

Учеба в Швейцарии стала настоящим испытанием для моей дисциплины: в деньгах, в учебе, в повседневной жизни. Спонтанность и хаотичность, свойственная Шанхаю, сменилась размеренностью и структурированностью Швейцарии. В Шанхае я воспитала работоспособность и привыкла быстро принимать решения, а в Швейцарии научилась планировать и терпеливо, медленно идти к цели.

Раньше мне казалось, что нахрапом можно взять любую вершину. Но чем дальше двигаешься, тем очевиднее, что серьезные успехи требуют очень долгого, усердного и порой безрезультатного труда. Иногда надо стиснуть зубы и гнуть свою линию, не теряя самообладания и веры в то, что получится.

Цюрих: на две головы выше

После долгих поисков на карьерном ресурсе университета я нашла стажировку в швейцарской консалтинговой компании Bryanston Resources, которая фокусировалась на горнодобывающей отрасли. Меня сразу же отправили на объект в Казахстан, где наша проектная группа занималась оптимизацией системы закупок крупной горнодобывающей компании.

Это был фантастический год – я впервые попала в крутую команду, почувствовала кайф от совместно найденных решений, от возможности работать над реальными задачами. Мои амбиции были встречены быстрым продвижением, и по итогам года моя зарплата выросла в три раза.

К этому добавлялся бешеный ритм большого бизнеса – практически весь год я провела в самолетах. Как-то я даже специально полетела из Цюриха в Мюнхен вместе с собственником компании, чтобы во время перелета обсудить срочный вопрос. Настолько налегке я еще не летала – с собой у меня был кошелек, телефон и записная книжка.

Я сразу поняла, что нужно выкладываться на 150% на любой задаче. Однажды у одного из владельцев нашей консалтинговой фирмы была назначена встреча в Лондоне с будущим генеральным директором компании-клиента. Владельцу было важно произвести правильное впечатление, и ему была нужна поддержка команды. Ни у кого из нас не было визы в Англию и времени на ее получение, и менеджер проекта решил просто подключиться по телефону.

Фото: Unsplash

Любой бизнес-консультант знает ценность face-time, то есть личного присутствия на встречах с топ-менеджментом, поэтому наш собственник не был в восторге от такого варианта подключения. Я перелопатила кучу документов, детально изучила визовый режим и нашла лазейку в требованиях для транзитных пассажиров.

Пришлось лететь транзитом через Лондон и во время транзитного окна успеть забежать на встречу, обеспечив необходимый уровень компетенции с нашей стороны. Спустя много времени мой руководитель вспоминал этот случай как пример того, что выделяло меня на фоне остальных и стало основой для моего быстрого повышения: желание добиться результата и работа на команду.

Быть на две головы выше остальных просто необходимо для карьерного выживания за границей. Мы с моими русскими подругами поняли это через пару месяцев неудачных попыток получить стажировки в Швейцарии. Это не вопрос какой-то дискриминации или нелюбви к русским, это абсолютно прагматичный подход со стороны любого работодателя.

Намного проще взять того, кто говорит с вами на одном языке, понимает и ценит те же вещи, празднует те же праздники, понимает, когда уместно выругаться, а когда нет. В офисной среде добавляются еще и культурно приемлемые шаблоны работы в команде, поведения в конфликтных или стрессовых ситуациях.

Именно поэтому любому руководителю взять нас, иностранцев, – это дополнительный риск, не только юридический, но и адаптационный. Перевесить эту головную боль может только уникальность иностранца, будь то нужный работодателю язык, редкие способности или более низкая стоимость (например, русские программисты сильно дешевле и эффективнее, чем средние западно-европейские). Давить нужно на то, в чем вы на две, а лучше на три головы выше рынка.

Люксембург, Сальвадор, Йоханнесбург: постоянные перелеты и новые задачи

Из консалтинга меня переманили в международную горнодобывающую компанию Eurasian Resources Group с головным офисом в Люксембурге в новую команду менеджмента. Первые два года я занималась внутренним консалтингом, и меня отправляли везде, где нужна была помощь.

За это время я побывала практически на всех активах компании: обновляла стратегический план для Бразилии, провела долгое время в Конго, оптимизируя расходы, создавала систему планирования закупок в Южной Африке и внедряла процессное управление на казахстанских активах.

Самыми сложными были несколько месяцев в Конго, где мы ездили по производствам и управляли сокращением бюджетов в условиях падающих цен на металлы. Это непростой регион, где ездить приходится с охраной и только в светлое время суток, связь ограничена, а культура совсем непривычна для европейца и уж тем более для русского.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

#Repost from @zaheera.soomar This is how we roll in Africa #DRC #mininglife #thisisafrica

Публикация от Anastasia Kuskova (@stasya_kuskova)

Вдобавок как раз в этот момент там была вспышка Эболы. Я жила вместе с людьми, работающими на карьере, и даже отметила в Конго свой день рождения. Однажды вечером я работала из своего домика в рабочем лагере и вышла на улицу, чтобы поймать интернет. Я сидела на ступеньках дома, отправляла имейлы, как вдруг увидела плавно двигающееся на меня животное с яркими зелеными глазами и большими мохнатыми ушами.

Я была убеждена, что это коала, хоть они там, естественно, не водятся. Хорошо, что я не стала проверять эту догадку и дожидаться приближения животного, заскочив в дом. Если вдруг в Конго найдут заплутавшую коалу, то знайте, что мы с ней знакомы.

Это был тяжелый период постоянных перелетов, новых задач и стрессовых ситуаций. Но он дал мне неоценимый опыт, который невозможно получить другим способом: я попробовала себя в разных ролях и функциях, поняла свои сильные и слабые стороны. Для меня пришло время ставить большие цели.

Амстердам: всегда готовься к следующему шагу

Пять лет в одной компании – очень нетипичный карьерный выбор для миллениалов. Мои друзья меняют работу раз в полтора-два года, обеспечивая себе рост с каждым переходом. Мне очень повезло работать напрямую с командой амбициозного топ-менеджмента, пришедшего в компанию в кризисный период.

Все это время мне давали возможности для роста, помогали разгребать мои ошибки, поддерживали новые инициативы. Три года назад я перешла в офис в Амстердаме, и это совпало с определением «моего» места в компании и достижением баланса в остальных сферах жизни.

Фото: Unsplash

Сегодня я руковожу ключевыми трансформационными проектами в компании и напрямую отчитываюсь первому заместителю СЕО, ответственному за стратегию и производство. Один из моих самых интересных и громких проектов – это запуск системы трекинга цепочки поставок кобальта на блокчейне.

Блокчейн – это не только биткоины и ICO, которые порядком всем надоели. Это куда более широкая и перспективная технология будущего. Во время командировки в Конго мы видели старателей, добывающих кобальт вручную, без необходимых инструментов, не соблюдая технику безопасности и часто используя детский труд. Это – нарушение прав человека, поэтому Amnesty International уже несколько лет обвиняет крупных производителей электроники в бездействии.

Кобальт – необходимый элемент каждой батареи телефона, ноутбука или электрокара. По разным оценкам, около 20% этого кобальта произведено старателями, многие из которых используют детский труд и нарушают международные требования. Из-за сложной производственной цепочки и большого количества посредников сегодня крайне сложно понять, откуда пришел кобальт, использованный в батарее.

Хранение данных с помощью технологии блокчейн позволит обеспечить прозрачность цепочки поставок для всей индустрии. В будущем каждый покупатель телефона будет знать, где и как были произведены все его элементы, и что при их производстве соблюдались международные стандарты и не были нарушены права человека. Наш проект делает первый шаг к этому.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Honored to join discussion at #UN on the future of the world and the way to improve lives of the millions of people by targeting #SDGs ⚡️ ?

Публикация от Anastasia Kuskova (@stasya_kuskova)

На встрече ООН и конференции по устойчивому развитию

Недавно под мое управление также была отдано направление sustainability, подразумевающее соблюдение баланса с окружающей средой и социальной сферой при реализации нашей бизнес-стратегии.

Для горнодобывающей компании это большая и сложная задача, которую корпорация Anglo American, один из лидеров нашей индустрии, называет основой для будущего отрасли. И мне, конечно же, непривычно и страшно в новой крутой роли.

И так себя на работе регулярно чувствует 90% всех женщин, с которыми я общаюсь. Поэтому я завела канал в телеграме «Девочка в карьере», в котором делюсь своим опытом: ошибками, переживаниями, идеями и удачами, которые, на мой взгляд, близки любой женщине, строящей карьеру.

Рассказывать об этом и смеяться над собой не всегда просто, но моя самая большая мотивация – это обратная связь от моих читательниц. Теперь я расту вместе с ними. Как сказал мой друг и карьерный коуч, «все, что ты делаешь сегодня, должно стать основой для твоего будущего роста. Твоя цель – следующий шаг, а не убеждение окружающих, что ты заслужила предыдущий».


Материалы по теме:

Я стал руководителем отдела продаж в 22 года. И вот как мне это удалось

Учеба за рубежом: 10 ресурсов, где ты найдешь классные стажировки, стипендии и гранты

Какие IT-профессии востребованы в нефтянке

Как в 22 года я поступила в 10 вузов Европы и переехала в Лондон

Хочу учиться в Великобритании. Какой вуз выбрать?

Фото на обложке: архив автора

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

14 июля 2020

FoodTech

15 июля 2020

NeuroTech

19 июля 2020

FTh Connection