Колонки

5 шагов, чтобы достичь ESG-трансформации бизнеса

Колонки
Константин Рыбаков
Константин Рыбаков

Советник Правления банка «Зенит»

Анастасия Фролова

Россия, похоже, проиграла первый раунд мировой гонки за устойчивое развитие, даже не вступив в нее — «углеродный налог», вводимый в странах ЕС уже в 2023 году, застал врасплох и наших законодателей, и крупный бизнес. На очереди в актуальной международной повестке реализация других принципов ESG – экологических, социальных и управленческих составляющих устойчивого развития.

Как избежать издержек и вписаться в «зеленую экономику», не дожидаясь утверждения государственных стратегий и новых законов, рассказывает Константин Рыбаков, топ-менеджер с 20-летним опытом в финансах, инвестициях и управлении международными активами.

5 шагов, чтобы достичь ESG-трансформации бизнеса

В России вовлеченность в процессы ESG-трансформации на данный момент находится на начальных стадиях развития, уступая практикам в США и ЕС, и носит очевидно вынужденный характер: риск роста издержек на экспорт сырья с повышенным карбоновым следом, риск потери ESG-ориентированных инвесторов как никогда высок.

Ожидаемые потери для российской экономики от введения странами ЕС углеродного налога, по расчетам, в 2025-2030 годах составят более 33 млрд евро в базовом сценарии.

По данным рейтинговых агентств, в 2021 году менее 20% отечественных компаний реального сектора учитывают принципы ESG в своих стратегиях. Такое положение вещей в первую очередь связано с отсутствием зрелой нормативной базы и прозрачных экономических моделей на ее основе. 

Понятно, что в каждой сфере работа по внедрению ESG будет разной, в зависимости от амбиций компании и ее отрасли: от перехода к безбумажному «зеленому офису» до внедрения масштабных экологических установок и пересмотра системы корпоративного управления.

 

1. Определить приоритеты

17 целей устойчивого развития ООН — это уже не призыв к действию. Каждая цель формализована, просчитана и отражена в многочисленных международных ESG-рейтингах.

Самые авторитетные на сегодня рейтинги — RobecoSam (S&P Global), Sustainalytics, MSCI, CDP, ISS, Vigeo Eiris (Moody’s), FTSE Russell и FTSE4Good. Аналитические агентства составляют их на основе анкетирования, публикаций, годовых отчетов и информации из открытых источников.

В России рейтинг ESG составляет RAEX Europe, куда в 2021 году была включена 121 компания. В 2021 году лидером рейтинга стала компания «Полиметалл». Второе и третье места заняли «Лукойл» и «Сибур». Для сравнения: в мировом рейтинге RobecoSam Россию пока представляет только «Полиметалл».

Для экспортеров попадание в один из международных рейтингов становится критически важно, но все идет к тому, что ESG-лояльность в ближайшие годы будет определять инвестиционную привлекательность и возможность кредитования для большинства крупных компаний и внутри страны, а участие национальных компаний в международных рейтингах станет просто обязательным.

Поэтому определить наиболее близкие по духу и соответствующие бизнес-профилю цели устойчивого развития придется каждому крупному игроку рынка — от сельхозпроизводителей до строительных компаний и торговых сетей. 

Набрать нужное количество рейтинговых баллов можно не только снижением «углеродного следа», но и социальными программами, улучшением условий труда, использованием вторично переработанного сырья, налоговой прозрачностью, кадровой политикой и множеством других способов — от проектов по защите лесов до производства социальных роликов, инициатив по гендерному равенству и цифровизации бизнес-процессов.

Главное — определить наиболее релевантные стороны своего бизнеса и «прокачивать» их в соответствии с ESG-повесткой. 

Например, среди отечественных ритейлеров в ESG-трансформации тон задает X5 Retail Group, которая разработала рекомендации в области устойчивого развития для поставщиков и планирует в ближайшее время обновить политику закупок, а также упаковки, добровольных экологических и социальных сертификаций. 

 

2. Выявить риски и возможности

В 2018 году Группа Всемирного Банка стала первым банком развития, объявившим, что, начиная с 2019 года больше не будет финансировать разработку месторождений нефти и газа. Как минимум 17 крупнейших страховых компаний мира отказались от партнерства с угольными компаниями и больше не поддерживают угольные проекты.

Как заметил по этому поводу на ПМЭФ исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, из-за этого мир может столкнуться с острым дефицитом нефти и газа из-за недоинвестирования соответствующих отраслей.

В конце 2020 года, когда компания РЖД размещала социальные облигации на 25 млрд рублей, не все инвесторы смогли приобрести эти бумаги из-за новых экологических требований. В частности, международный инвестфонд PIMCO отказался приобретать облигации РЖД потому, что более 50% грузооборота этого перевозчика составляют карбоновые грузы, то есть уголь и нефтепродукты.

ESG-риски открывают для компаний и новые возможности. В частности, по обновлению и оптимизации производственных цепочек и внедрению прогрессивных технологий, которые принесут дивиденды в долгосрочной перспективе — а в итоге повысят капитализацию компаний и их привлекательность для инвесторов и потребителей.

Так, РЖД планирует ежегодно расходовать на ESG-проекты приблизительно по 40-50 млрд рублей для поддержания своего рейтинга на уровне, сопоставимом с зарубежными аналогами (например, Deutsche Bahn). В рэнкинге RAEX-Europe РЖД в 2021 году заняла пятое место. 

Компания Алроса, по словам ее президента Сергея Иванова, существенно повысила операционную эффективность после перевода своего транспорта в Якутии с дизтоплива на сжатый газ в условиях северного завоза и растущих цен на топливо. Кроме того, 5% своей выручки Алроса инвестирует в социальные проекты в Якутии.

Клиенты, покупающие бриллианты, при прочих равных готовы платить за то, что компания уделяет внимание экологической и социальной составляющей своего бизнеса и может успешно конкурировать с производителями «экологически чистых» искусственных бриллиантов.  

Гендиректор УК «Металлоинвест» Назим Эфендиев в ходе одной из сессий ПМЭФ сообщил, что хотя от традиционных способов выплавки железа доменными печами сегодня отказаться невозможно, Россия по технологиям использования водорода в качестве восстановительного газа при выплавке стали находится на первом месте в Европе и уже обогнала иностранных конкурентов.

Таким образом, следование ESG-принципам влечет за собой не только дополнительные расходы, но и экономию, а также источники прибыли для будущего и ощутимые конкурентные преимущества. 

Источники финансирования этих расходов на первых порах можно изыскать из более эффективного использования существующих ресурсов, в том числе и небезупречных с точки зрения «углеродного следа». Примерно такую политику в отношении устойчивого развития сейчас проводит Китай.

Пока есть спрос и высокие цены на уголь, выручку от его продажи Поднебесная пускает на масштабные инфраструктурные проекты и модернизацию «грязных производств». 

Как показал недавний проект постановления Минпромторга РФ о перевозке нефти, газа и угля по Севморпути судами исключительно отечественной постройки (новейшие танкеры работают на экологически чистом газомоторном топливе), эта стратегия близка и российскому правительству. 

 

3. Скорректировать стратегию компании

Хотя все больше российских компаний включает вопросы ESG в свои долгосрочные стратегии, глобальные стандарты измерения составляющих устойчивого развития до сих пор отсутствуют — а значит, оценить степень приверженности тех или иных игроков рынка ESG-принципам можно только на добровольных началах.

Всегда существует опасность показных действий, работы «на публику» и бессмысленной PR-активности там, где на деле ничего не происходит.

Парадоксально, но мощный толчок к принятию ESG-культуры в России придала пандемия. Многие компании были вынуждены задуматься (иногда впервые) об условиях труда своих сотрудников, социальных гарантиях, и в итоге вышли из пандемии с совершенно новым уровнем мобильности, зрелости операционной инфраструктуры и скорости принятия решений.

Интересно, что тон в этой трансформации задавали в первую очередь частные банки, которые вроде бы не имеют непосредственного отношения к снижению углеродных выбросов. 

ЦБ РФ выпустил рекомендации для российских компаний по устойчивому развитию, а также способствовал резкому росту рынка «зеленых облигаций», который в 2020 году составил 126 млрд рублей, а к концу этого года обещает вырасти до 250 млрд (около 1,5% всего объема внутренних корпоративных облигаций).

Институциональные инвесторы, в свою очередь, требуют, чтобы при разработке долгосрочных стратегий компании учитывали в них факторы ESG: они поднимают эти вопросы в ходе проектов, а иногда пользуются своим правом на внесение предложений, чтобы заставить компании действовать.

В 2020 году более 90% институциональных инвесторов во всем мире, по данным PwC, отметили, что ESG-показатели начинают играть ключевую роль в принятии инвестиционных решений. Некоторые из крупнейших управляющих активами голосуют против директоров в компаниях, которые, по их мнению, уделяют вопросам ESG недостаточное внимание.

Выполняя анализ, направленный на выявление рисков и возможностей роста, инвесторы стали обращать внимание на нефинансовые факторы, имеющие отношение к экологическим, социальным и управленческим аспектам, и все чаще выбирают инвестиции исходя исключительно из этических принципов. 

От менеджеров компаний в условиях ограниченных ресурсов на ESG-трансформацию требуется максимально четко расставить приоритеты и не пытаться охватить сразу все направления и цели устойчивого развития при разработке и корректировке бизнес-стратегий. Необходимо определить, что требует корректировки уже в существующей стратегии, а что можно отложить на следующий стратегический раунд. 

 

4. Создать профильную компетенцию

Описанное выше в целом обосновывает актуальность запроса на формирование профильной структуры, занимающейся вопросами ESG-трансформации в крупной компании, хотя ее организационная форма и может быть любой — от межфункциональной рабочей группы, состоящей из менеджеров разных направлений, до специального подразделения на уровне Правления (как это было сделано, например, в Сбербанке) или Совета директоров (как в МТС). 

В общем виде такой управляющий орган состоит из трех блоков:

  • Блок по аудиту отвечает за сбор информации о компании и оценивает качественные и количественные данные по ESG-тематике в области финансовой и нефинансовой отчетности, а также отвечает за текущий контроль процессов. 
  • Блок по мотивации разрабатывает целевые KPI в области управления персоналом, корпоративной культуры и других составляющих ESG-стратегии, а также контролирует их исполнение по срокам и ведет учет вознаграждений менеджмента по итогам исполнения поставленных целей. 
  • Блок по развитию формирует комплексную ESG-повестку в компании, докладывает о работе в области устойчивого развития инвесторам и общественности, отслеживает развитие внешнго ESG-контекста, формирует методологию и отчетность, а также определяет ответственных за исполнение соответствующих целей по функциональным направлениям в компании. 

 

5. Вести мониторинг внешних процессов

Одна из важных функций, которая возлагается на профильное ESG-подразделение в компании — мониторинг активностей по факторам устойчивого развития на международном, государственном и отраслевом уровне. 

Правила в области ESG-регулирования и стандартов пока не устоялись даже на международном уровне, а в России они и вовсе только формируются. Очевидно, что отечественным компаниям для экономии средств и времени необходимо будет в ближайшие годы перенимать лучшие практики управления в области устойчивого развития у американских и европейских коллег.

Значит — внимательно следить за всеми тенденциями в этой области, изучать опыт, знакомиться с аналитическими исследованиями и реагировать на законодательные и другие государственные инициативы, которые появляются едва ли не каждый месяц.

Например, 1 июня Госдума одобрила в третьем чтении и направила на утверждение в Совет Федерации Закон Об ограничении выбросов парниковых газов.

Он устанавливает понятие целевого показателя сокращения выбросов парниковых газов, вводит углеродные единицы и предполагает создание реестра выбросов парниковых газов для их государственного учета по единой системе. Причем крупнейшие производители обязаны отчитываться по углеродным выбросам уже с 1 января 2023 года. 

В текущем году в России должна заработать система выпуска зеленых сертификатов для подтверждения безуглеродной выработки электроэнергии энергокомпаниями.

Выдачей зеленых сертификатов и ведением их реестра займется ООО «Оператор энергосертификации», а основными потребителями станут в основном российские экспортеры, которые захотят снизить вводимые в ЕС углеродные пошлины. На очереди стоит вопрос признания российских зеленых сертификатов европейскими партнерами и прочие, не менее насущные проблемы регулирования в этой области. 


Сегодня мы становимся свидетелями и участниками того, как в моменте развивается захватывающая интрига перехода от бесконечных дискуссий на межправительственном уровне и PR-акций различного масштаба к новой парадигме существования цивилизации.

Суть этой интриги в том, что устойчивое развитие и следование ESG-принципам нельзя сделать обязательными, как вакцинацию. Его можно достичь только осознанными действиями и общими усилиями государства, бизнеса и каждого из нас. 

Фото на обложке: unsplash.com

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 5 языковых привычек, которые отпугивают англоязычных партнеров
  2. 2 Какими бывают акселераторы и зачем они нужны стартапам
  3. 3 Индийский «единорог» впервые вышел на IPO
  4. 4 Экс-сотрудники Tesla рассказали о поиске жалоб на компанию и Маска. Клиентов просят удалять негативные сообщения
  5. 5 Что показать инвестору, если ваша компания еще не зарабатывает
EdTech: карта российского рынка
Все компании и инвесторы в области образовательных технологий
Перейти