Как устроен рынок полисов на случай онкологических заболеваний

Сергей Катаргин

Основатель проекта «Онкострахование», генеральный директор компании ООО «Независимые Страховые Консультанты»

Расскажите друзьям
Виктория Кравченко
Сергей Катаргин

Сергей Катаргин, основатель проекта «Онкострахование» и генеральный директор компании ООО «Независимые Страховые Консультанты», рассказывает, что собой представляет рынок онкострахования: главные игроки, аналитика и разница между нашей ситуацией и тем, что происходит в США.

Рак – это заболевание, требующее длительного дорогостоящего лечения. После прохождения терапии пациенты продолжают нести расходы, так как вынуждены в течение многих лет наблюдаться у врача из-за способности болезни давать метастазы и рецидивировать.

Что собой представляет рынок онкострахования

Помимо этого, на месяцы лечения пациенты лишаются возможности полноценно работать, а в некоторых случаях вовсе вынуждены поменять профессию, если она предъявляет высокие требования к здоровью.


Онкологический диагноз приносит семье больного серьёзные финансовые трудности. Эта проблема особенно актуальна в США — стране, где медицинские услуги одни из самых дорогих в мире.


В 2013 году курс терапии от рака в Америке стоил в среднем $48 821, а в 2014-ом — уже $58 097, и цена продолжает расти ежегодно. При этом стандартные страховые программы — как коммерческие, так и государственные — не компенсируют полную стоимость лечения.

В 2016 году онкологическим пациентам в США ежемесячно приходилось тратить $2 116 — $5 976 из собственных средств в дополнение к тому, что покрывает их страховка.


Из-за сложившейся ситуации в Америке развит рынок специальных полисов от онкологических заболеваний, которые дополняют классические страховые программы.


Помимо оплаты терапии, они также часто включают выплаты пациенту для покрытия дополнительных расходов, связанных с временной нетрудоспособностью. К таким расходам относятся, например, транспортные, а также плата за аренду жилья и за детский садик для ребенка.


Впервые онкологические страховые программы появились в США в 1950-ых годах.


Крупные игроки на этом рынке — компании Aflac, MetLife, Colonial Life, Mutual of Omaha и Humana.


Цена страхового полиса у них зависит от возможного объема выплат и возраста застрахованного. По оценке портала «Онкострахование», в среднем она составляет $240-480 в год. Стандартная максимальная страховая сумма — $10 000 - $30 000 на человека.


Рынок онкологических страховых программ развивается и в других странах, где государственная программа здравоохранения работает недостаточно эффективно или охватывает не все население. К таким странам относятся, например, Япония, где специальные полисы появились еще в 1974 году после прихода американского страховщика Aflac, или Китай, в котором программы возникли в середине 2000-ых при поддержке западных фармацевтических компаний.


В 2010-ых рынок онкострахования зародился и в России, хотя здесь диагностику и терапию покрывает государственная система ОМС. Причины, по которым специфическая услуга появилась в нашей стране, отличаются от американских.


В России страховка стала методом защиты от врачебных ошибок и проволочек со стартом лечения, а также помощью в тяжелых медицинских случаях.


По полису пациент может получить «второе мнение» — перепроверку поставленного диагноза другим доктором. Некоторые страховые программы предоставляют услуги телемедицины, подключая к диагностике врача из иностранного медицинского центра для оценки правильности диагноза и выбранного метода лечения.


По оценке «Ренессанс Жизни» за 2012 год 34% медицинских диагнозов, поставленных их клиентам изначально, были неверны, а 68% планов лечения могли быть скорректированы в сторону большей эффективности.

За последние несколько лет ситуация улучшилась, однако даже статистика Департамента здравоохранения Москвы за 2015 год, собранная патологоанатомами, показала, что в 9,4% случаев диагноз, поставленный человеку врачом, был неверен. По этим причинам услугу «второго мнения» при онкологическом диагнозе в России предлагают все страховщики.


Дополнительная страховка помогает решить и проблему с квотами, по которым онкологическим пациентам проводятся дорогие операции, химио- и лучевая терапия. Квота — это место в клинике и сумма на высокотехнологичную медицинскую помощь, выделяемая государством. На ее получение нужно время, которого у пациента иногда уже нет. Отказы в предоставлении квот также случаются. Помимо этого, даже если квота выделена, иногда ее не хватает для покрытия всей стоимости лечения в больнице.


Онкостраховки ускоряют процесс старта лечения и покрывают расходы в случае отсутствия квоты или ее недостаточности.


В сложных случаях заболевания и при диагностике рака на поздних стадиях пациенту может требоваться лечение за границей, так как нужный вид терапии появился недавно и пока не доступен в России. В этом случае некоторые страховые полисы покрывают транспортировку и лечение в иностранной клинике. Как правило, российским пациентам предлагают поехать в Израиль, Европу или Корею.


Помимо описанного выше, некоторые наши страховые программы, как и американские, выплачивают пациенту компенсацию за временную потерю трудоспособности.


Основные игроки российского рынка страхования от рака — «Ренессанс Жизнь», «АльфаСтрахование», «ВТБ страхование» и «МАКС», а также иностранные участники — американская MetLife и немецкая страховая группа ERGO.


По оценке портала «Онкострахование», средний страховой взнос в России – 10 000 — 40 000 рублей ежегодно, но может быть и больше, если в полис включено лечение за границей. Страховая сумма сильно варьируется в зависимости от страховщика, и составляет от 1,5 млн до 20+ млн рублей.


У рынка онкострахования в России большой потенциал роста, но его реализация наталкивается на две проблемы, которые пока не получается преодолеть:

  1. Во-первых, потребитель не доверяет услуге. В нашей стране полисы страхования жизни, в т.ч. страхования от рака и несчастных случаев, в основном продаются банками. Последние предлагают страховку в нагрузку к собственным продуктам и зачастую навязывают ее клиентам, что вызывает негативную реакцию. По оценке «Онкострахования», таких навязанных страховок продается в среднем 50 000 – 100 000 в год.
  2. Во-вторых, для развития рынка дополнительного медицинского страхования требуется постепенное сокращение государственного финансирования здравоохранения и переход на модель добровольного страхования. Эта реформа обсуждается уже 20 лет, однако значительных сдвигов не происходит.

В заключение стоит сказать, что необходимость страховки от онкологических заболеваний – предмет постоянного обсуждения и в России, и в других странах. Американские эксперты сходятся во мнении, что стандартных медицинских страховых программ достаточно для большинства людей, однако отдельным категориям граждан специальный полис пригодится. Это пожилые люди, у которых риск развития онкологии повышен по сравнению с остальными, а также те, у кого рак перенесли близкие кровные родственники.


В группе риска и заядлые курильщики, а также люди, страдающие сильным ожирением. Помимо этого, специальную страховку разумно приобрести для основного кормильца семьи, если без его зарплаты семья не сможет нормально функционировать. В России к причинам купить полис добавляется возможность получить по страховке более качественную диагностику и лечение.


Материалы по теме:

В Кембридже будут изучать рак с помощью виртуальной реальности

Как в Кремниевой долине делают смерть «необязательной»

История одного проекта, или хакатон как челлендж

В Стэнфорде изобрели эластичную синтетическую кожу (прямо как в «Мире Дикого Запада»)

А это вообще законно? Как лечиться, не теряя времени на поход к врачу



Комментарии

  • Дмитрий Морисон 23:46, 22.04.2017
    0
    Это важно для каждого
  • Sergey 20:41, 24.04.2017
    0
    А как же страховки, например, Bupa или Cigna, в базовые планы ДМС которых уже включено покрытие лечения критических заболеваний, в том числе и онкологии.
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Экосистема инноваций
30 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase