Как переехать в другую страну и не умереть от тоски по родине

Виктория Кравченко

UGC-редактор (vika@rb.ru)

Расскажите друзьям
Виктория Кравченко
Виктория Кравченко

Оксана Корзун написала научно-популярную книгу об эмиграции «Как переехать в другую страну и не умереть от тоски по родине». Она будет полезна как тем, кто готовится к переезду в другую страну, так и тем, кто уже это сделал.

Rusbase публикует отрывок из книги, который дает ответы на множество вопросов: кто я теперь в новой стране? Жизнью какой страны мне жить? Останусь ли я русским навсегда? Или мне надо забыть обо всем, связанным с Россией, и начать ощущать себя гражданином другой страны (или даже всего мира)?

Каждый эмигрант должен уметь делать выбор

В процессе привыкания к новому обществу каждый эмигрант в какой-то момент сталкивается с необходимостью выбора того, как ему поступить с опытом жизни, который он получил в своей старой стране, можно ли считать его ценным, стоит ли его продолжать.


Решение этих вопросов не всегда происходит осознанно и просто.

  • С одной стороны, было бы странно отказаться от всего того, с чем человек рос в России, от того, кем он себя определял,
  • А с другой – в новой стране это часто ничего не значит и надо решить, что из старого опыта стоит нести в новую жизнь.

С этим косвенно связаны вопросы своей собственной самооценки – некоторые люди оценивают себя и свой опыт на родине, как неуспешный, как черновик. Они пытаются полностью отгородиться от всего, что их связывало со страной исхода и начать совершенно новую жизнь после переезда.


Другие, наоборот, переезжают, но не способны интегрироваться, не уважают традиции и нормы новой страны, но уехать уже не могут или не хотят по разным причинам, создавая мини-Россию в другой стране. Несмотря на то, что эти варианты являются крайностями, иногда найти свой путь посередине довольно сложно.


Многие эмигранты, особенно, если они из коллективистской культуры, в которой общество определяет место человека в ней, нуждаются в четком определении того, кто они теперь.


Неслучайно, в Америке, как в самой эмигрантской стране, есть итальянские американцы, русские американцы, ирландские американцы и другие национальности. Люди не могут считать себя больше принадлежащими к старой социальной группе и, в то же время, не способны полностью себя ассоциировать с новой группой – так возникают новые определения себя и своей идентичности.


При этом некоторые эмигранты не могут или не хотят объединять свой старый и новый опыт и продолжают определять себя русскими, а кто-то наоборот хочет отказаться от старой жизни и готов считать себя американцем, немцем, французом и т.п.


Вопрос о своей принадлежности к этнической группе рано или поздно встанет перед каждым эмигрантом.



Четыре стратегии адаптации эмигранта

Полная адаптация в обществе и аккультурация, не всегда может происходить быстро и просто, как и любое изменение внутреннего мира человека. Исследователями этой темы выделяются несколько схожих, но имеющих различия стратегий, которых осознанно или неосознанно могут придерживаться эмигранты, чтобы влиться в новое общество.


Канадский психолог Джон Берри разработал теорию аккультурации, в рамках которой иммигрант выбирает четыре возможных стратегии – интеграцию, ассимиляцию, сепаратизм и маргинализацию.


В рамках этой теории эмигрант оценивает свою старую культуру и культуру страны миграции и принимает решение, насколько он готов сохранять первую и поддерживать вторую.


1. Интеграция

Эта стратегия предполагает успешное объединение опыта двух культур. Эмигрант может легко взаимодействовать с каждой из них, адекватно принимает положительные и отрицательные стороны страны исхода и новой страны. При этом бесконфликтно сохраняются некоторые традиции старой страны и присваиваются нормы новой страны.


«Я считаю, что история [адаптации] еще в процессе, но на данный момент она успешна. Я завела здесь новые знакомства, меняется восприятие и расширяются горизонты. Я стала более самостоятельной, многое преодолела, поэтому стала более уверенна в себе. Это именно то, за чем я ехала :)»

Кира, Вена, 1,4 года в другой стране


Интегрированным людям нравится их новый дом, но они не испытывают неприязни к старой стране.

Прохождение адаптации обогатило таких людей, сделало их успешнее, сильнее, понятия «нормального» и «странного» размылись или вообще исчезли.


Люди, выбирающие интеграцию, имеют высокий уровень этнической толерантности - жители новой страны не вызывают у них негативных эмоций, не кажутся плохими, глупыми, неправильными – они просто другие. То же самое происходит и в отношении норм и традиций новой страны.


«Я больше не нуждаюсь в русской еде (хотя по-прежнему иногда заезжаю в русский магазин купить какие-нибудь лакомства "из детства"). Примерно лет 10 я вообще не смотрела русского кино и не читала русских книг (пока не появилась возможность смотреть русское кино и прямые каналы в интернете). У меня типичный американский образ жизни, за исключением того, что мы разговариваем с детьми по-русски и читаем им русские книжки. Еще из русского я пишу и читаю ЖЖ, но начала я это делать еще в 2002 году, когда большинство русскоязычного сегмента ЖЖ были такие же эмигранты, как и я, а не русские в России. Сохранили отмечание Нового Года типично по-русски - в семье, с проводами уходящего, встречей приходящего. Последние 5 лет (как появилась возможность) даже Голубые Огоньки стали смотреть».

Мария, Нью-Йорк, 22 года в другой стране


2. Ассимиляция

При ассимиляции происходит другой процесс – эмигрант пытается раствориться в новой культуре и забыть про старую. Это могут быть те люди, которые вешают флаги новой страны у себя на домах, покупают товары только новой страны происхождения, активно выражают нелюбовь к старой стране или совершают любые другие действия, чтобы активнее подчеркнуть любовь и принятие новой страны.


«В каждой стране надо адаптировать питание, образ жизни, культурные предпочтения. Это нормальный процесс. Сколько раз переезжал, столько и адаптировал. В Канаде адаптация заняла года два, можно было бы меньше, если бы этим заниматься специально. Но мне сгодилось и так».

Стас, Канада, 6 лет в другой стране


Это не может быть успешной стратегией адаптации, поскольку люди отказываются от части своего опыта, приобретённого до момента переезда.


Некоторые люди могут мучиться чувством предательства, угрызениями совести из-за разрыва общения с родственниками и друзьями, оставшимися на родине. Фактически, это защитная реакция на ощущение слабости перед большой группой людей новой страны, попытка влиться в их ряды, стать «своим», как они, чтобы избежать осуждения.


При этом речь здесь идет о добровольной ассимиляции, в случае же с аннексией территории или подобными внешними воздействиями на социум, это может быть стратегией выживания с возможным возникновением чувства неполноценности и самоуничижения.


«Изменилось питание - стали больше есть мяса (в России почти не ели, было невкусно), больше фруктов и овощей (тут намного больше выбор и ниже цены). Образ жизни тут ничем от российского не отличается - люди так же работают, отдыхают, общаются, смотрят кино, читают книги и т.п., и т.д. Про культурные предпочтения сказать сложно, но опять же, здесь слушают ту же музыку, смотрят те же фильмы и сериалы, празднуют практически те же праздники, что и я в России. Могу сказать, что в целом канадские ценности мне ближе, чем российские, поэтому здесь мне проще, чем было в России в предыдущие 15 лет».

Арина, Канада, 1,5 года в другой стране


3. Сепарация

Сепарация является противоположностью ассимиляции – в этой стратегии эмигрант отказывается принять новую страну и продолжает жить традициями старой. При этом могут сохраняться не только традиции и язык, но и могут осуществляться попытки воссоздать точную копию среды обитания старой страны. Жители новой страны могут ощущаться глупыми, неправильными, их жизнь сравнивается, критикуется и осуждается.


Это те люди, которые живут в компактных местах обитания русских, редко покидают их границы.

Они имеют социальную жизнь примерно такой же, как до момента отъезда, круг их друзей ограничен русским населением, они пользуются услугами только русских специалистов.


«Я определённо стала (после переезда) более сдержанна с людьми, более скучна в выборе одежды и, как бы абсурдно это не звучало, более русской. Это, я полагаю, способ моей защиты. Мысли о возвращении возникают у меня практически каждый день, но я знаю, что, если я сейчас вернусь обратно, то проблема от этого не решится. Это будет, скорее, проигрыш».

Анна, Гейдельберг, 3 месяца в другой стране


Адаптация в этом случае не происходит, поскольку сепарация является защитной реакцией на сомнения в своей собственной идентичности, принадлежности к группе, сделанном выборе, стране. Часто в результате невозможности ощутить себя «своими», люди возвращаются в старую страну.


Сепарация может быть не сознательным выбором, а единственной возможностью выживания в некоторых странах, где нет возможности адаптироваться в ином виде.

Особенно это распространенно в местах, где к эмигрантам относятся с предрассудками, считают причиной всех бед страны.


Часто сепарация является стратегией первых месяцев жизни эмигранта. Иногда адаптация отнимает слишком много сил, и эта стратегия может стать способом снять напряжение и получить поддержку от соотечественников. Позднее человеку все равно приходится сделать выбор в отношении своей новой этнической идентичности.


«Когда ехала учиться на два года, у меня не было четкого плана уезжать потом или оставаться. Хотела посмотреть, понравится ли мне плюс найду ли я подходящую мне работу (иначе не остаться). Где-то в середине срока стало оформляться четкое ощущение - Бельгия мне не нравится, я не хочу тратить себя на эту страну и этих людей. И параллельно с этим возникло четкое ощущение, что комфортнее всего мне в России, где я все знаю и все понимаю. И, наконец, возникло чувство связи со своей родной страной (никогда и в помине не было раньше), и поняла, что безумно хочу работать и тратить свои силы именно в своей стране. И пытаться что-то менять - именно в своей родной стране. За второй год жизни ни разу не передумала. В результате вернулась в Россию, и ни на секунду не пожалела об этом, и, похоже, никогда уже не пожалею, что бы там ни было. Получилось, что Бельгия помогла сделать так, чтобы мне стало хорошо в России, и чтобы исчезло наконец это ощущение "хорошо там, где меня нет", которое до этого меня всю жизнь сопровождало».

Анна, Антверпен, 2 года в другой стране


4. Маргинализация

Последняя стратегия предполагает отказ от принятия новой культуры и невозможность сохранить старую. Фактически, человек не смог или не захотел приспособиться к новой стране, а традиции старой страны не захотел или не смог воспроизвести. Иногда мигранты хотят оставить традиции старой страны, но не могут их повторять в новой стране по разным причинам.


Люди, выбирающие маргинализацию, часто отказываются от поддержки и помощи, так как это состояние очень сложно осознается. Они становятся маргиналами, но не понимают, что их жизнь утратила положительные качества, потому что это медленный и постепенный процесс.

Это наиболее сложная для переживания стратегия адаптации.


Некоторые люди не могут выдержать давления и социальной изоляции и совершают самоубийства. Иногда такая ситуация может возникнуть в случае, если с внешней стороны на мигранта оказывается давление и его сознательно дискриминируют.


В качестве примера можно описать ситуацию, когда эмигрант находит работу в другой стране, но не может стать полноценным членом коллектива, например, из-за плохого знания языка, дискриминации или из-за других причин. В свободное время, человек живет по старым традициям, пытается общаться в интернете с бывшими соотечественниками, но уже не в состоянии также активно следить за тем, что происходит в старой стране. Он чувствует раздражение из-за того, что не может реализоваться в новой стране, но в старой уже общество пошло дальше и жить их жизнью он тоже не может.


«У меня ощущение, что чем больше человек переезжает, тем больше ему хочется. Я как будто в постоянном поиске. Только не понятно, что я ищу».

Тамара, Великобритания, США, 5 лет в другой стране



А кто вы?


Чтобы понять, как отнести конкретного человека к какой-либо стратегии Берри предлагал задать себе два вопроса:

  1. «Является ли старая культура ценностью для меня, чтобы ее сохранять?» (‘Is it considered to be of value to maintain one’s cultural identity and characteristics?)
  2. «Важно ли мне поддерживать отношения с новой культурой?» (‘Is it considered to be of value to maintain relationships with the larger society?).

В зависимости от ответа выбирается нужная стратегия:

  • Если оба ответа «Да», то человек выбирает стратегию интеграции, если «Нет» - то маргинализацию.
  • Если на первый вопрос ответ «Да», а на второй «Нет», то человек выбирает сепарацию, а если ответы даны наоборот, то ассимиляцию.

Джон Берри провел исследование о выборе стратегии адаптации среди молодежи, чтобы проверить свою теорию. Оно проходило в 13 странах и в нем участвовало 7997 человек. Он использовал ответы как молодых эмигрантов, прибывших в новую страну, так и тех, кто родился у родителей-эмигрантов после их переезда.


Результаты исследования показали, что интеграцию выбрали 36,4% опрошенных (1576 человек), сепарацию – 22,5% (975 человек), маргинализацию – 22,4% (973 человека) и ассимиляцию – 18,7% (810 человек).


У кого что на уме:

  1. Выбравшие сепарацию сообщали о высокой степени ориентации на свою этническую группу – они использовали родной язык, преимущественно общались с соотечественниками.
  2. Те, кто выбрал ассимиляцию, рассказали о высоком уровне идентичности себя с местным сообществом и контактах с ними.
  3. Молодые люди, которые выбрали интеграцию сообщали о высоком знании местного языка и среднем знании языка старой страны, об их равноценном использовании и о наличии контактов с представителями обоих стран и разделения их ценностей.
  4. Последняя группа, те, кто выбрал маргинализацию, не смогли четко выбрать группы, и сообщили о неуверенности в своем месте. Также было отмечено то, что они хорошо знают родной язык, но не чувствуют себя идентично с соотечественниками, и плохо знают язык новой страны и не смогли стать частью новой страны.

Автор исследования разделил всех участников опроса на три группы по срокам проживания за границей:

  • менее 6 лет,
  • от 6 до 12 лет
  • от 12 до 18 лет.

Оказалось, что:

  • Интеграцию и ассимиляцию выбирают люди, которые прожили в новом обществе более 12 лет или родились в семье эмигрантов.
  • 45% из тех, кто выбрал маргинализацию, проживали менее 6 лет в эмиграции. С течением времени этот процент изменялся – из тех, кто дольше этого срока жил в новой стране, лишь 12% сообщили о выборе стратегии маргинализации.
  • Процент людей, выбравших сепарацию был одинаков во всех временных отрезках, около 20-25%.

Это исследование, а также множество других работ по развитию этой теории, также показало, что наилучшей стратегией со стороны новой страны для наилучшей адаптации эмигрантов является политика интеграции, потом по убывающей – сепарация, ассимиляция, маргинализация.


Другие исследования показали связь между стратегией интеграции и ассимиляции с успешной и быстрой адаптацией.

Стратегия сепарации и маргинализации наоборот были связаны с последующими психологическими проблемами и замедлением или отсутствием приспособления.


«Да, я отказалась от некоторых привычек и традиций. Отчасти из-за того, что мой молодой человек вегетарианец. Я стала есть меньше мяса и приходится смотреть "био" оно или нет. Народ тут иногда чересчур озабочен защитой окружающей среды. Творог тут не едят. Его просто нет в магазинах. Если тебе холодно - оденься потеплее, но отопление мы не включим. Дорого. Поначалу я ужасно мёрзла и на меня смотрели искоса. Как это? Ты же из страны, где -20 бывает? Да, но у нас дома отопление около 24 градусов даёт. Теперь, правда, эти времена закончились. Тарифы за газ в Украине подняли, а в квартирах стало холоднее».

Нина, Гент, 5 лет в другой стране



Другие исследования

Стоит уточнить, что самостоятельный выбор стратегии возможен только в такой стране, где низкий уровень дискриминации, проживает много различных национальностей, государство уделяет внимание проблеме адаптации иммигрантов. В реальности, иногда у человека вообще нет выбора, какую стратегию выбрать, за него решает доминирующее общество.


Некоторые исследователи отмечали, что люди, которые приезжают в страну временно – для учебы или работы, менее склонны к ассимиляции или к интеграции, поскольку не имеют стимула для адаптации.


Исследования на эту тему проводились и позднее, расширяя список возможных последствий выбора каждой стратегии. Например, была зафиксирована связь стратегии интеграции с уменьшением уровня психотизма и невротизма. А при выборе стратегии сепарации отмечался высокий рост этих состояний и повышение тревожности.


Исследование показало связь между выбором ассимиляции и снижением качества работы иммунной системы.

Сепарация же, согласно результатами, соотносилась с ростом сердечно-сосудистых заболеваний и злоупотреблениями алкоголем и наркотиками.


В других исследованиях была найдена связь между качествами личности и выбором стратегии адаптации. Выбравшие интеграцию были более эмоционально стабильными, общительными, мало импульсивными, активными и неординарными. Те, кто выбрал ассимиляцию, демонстрировали высокий уровень тревоги, общительность и дружелюбие.


Люди, выбирающие сепарацию, показали закрытость, тревожность, малую активность, низкую общительность и невысокий уровень кругозора. Те, кто придерживался стратегии маргинализации, были отмечены, как агрессивные, высоко импульсивные, мало социализированные люди, с низким уровнем доверия к другим.


В любом случае, эмигрант выбирает стратегию адаптации согласуясь со своим внутренним психологическим состоянием – насколько он готов меняться, работать над собой, не перевешивает ли страх, есть ли внутренние ресурсы для адаптации, как он относится к своей старой стране, позволяет ли финансовое состояние выбирать определенный уровень жизни.


Стратегия адаптации и возраст

  1. За детей на первом этапе жизни выбирают родители, поскольку выбором последних будет решено вливаться в новое общество или нет, отдавать ребенка в русскоязычный детский сад или школу, или попытаться его максимально интегрировать, а также сохранять ли русские традиции жизни после переезда или стоит заменить их нормами новой страны.
  2. Люди в пожилом возрасте чаще всего выбирают сепарацию, так как это наиболее простой способ существовать в привычном образе жизни, особенно без высокого знания иностранного языка.

Исследование иммигрантов из России в Бельгии

В Бельгии в 2014 году проводилось исследование по выбору стратегии и последствиям только среди иммигрантов из России, в котором участвовало 132 человека в возрасте от 19 до 65 лет.

По результатам работы было выявлено, что:

  1. Те, кто выбирал ассимиляцию, имеют самое высокое знание бельгийского языка, они сильно ориентированы на бельгийцев и очень мало на русских, не участвуют в мероприятиях только для русских.
  2. Выбравшие интеграцию имели средний уровень языка, часть жизни они ориентировали на бельгийцев, часть на русских.
  3. Те, кто выбрал сепарацию жили наименее короткий срок в стране, имели низкий уровень бельгийского языка, и предпочитали больше общаться и дружить с русскими, чем с бельгийцами. Наибольший уровень социокультурной адаптации показали те люди, которые выбрали ассимиляцию, а также у тех, кто проживал в стране более 5 лет.

«По прошествии 14 лет у меня пропало ощущение «вечной иностранки». Мой второй муж воспринимает меня как вполне равную себе (если не выше – у меня выше уровень образования и немного выше зарплата), несмотря на акцент и мелкие ошибки в языке. Фраза «я тут иностранка» воспринимается в кругу его друзей как хорошая шутка. Но это – результат работы по адаптации и осмысления каждого этапа».

Елена, Гамбург, 14 лет в другой стране


Некоторыми исследователями высказывалось мнение, что эмигрант может успешно соединять почти все стратегии адаптации, используя их в разных сферах его жизни. Например, ассимилироваться на работе и сепарироваться дома. Часто это может быть примером жизни подростков в школе, когда подражание жизни одноклассников является важным этапом их адаптации.


Долгое время назад в литературе наиболее успешной стратегией считалась ассимиляция, при которой предполагалось, что индивид должен полностью и безоговорочно принять факт переезда и примкнуть к культуре новой страны. Некоторые исследователи до сих пор разделяют эту точку зрения, указывая на то, что это единственный путь для адаптации, которые не вызовет конфликтные ситуации.


Большинство современных исследователей темы указывают, что наиболее устойчивой стратегией является интеграция. Так или иначе, выбор конкретной стратегии – это личное дело каждого эмигранта.



Краткие выводы:

  • За последние несколько десятков лет были описаны различные стратегии адаптации в новой стране для эмигрантов. Это большая часть кросс-культурной психологии;
  • Одной из самых известных теорий является теория аккультурации Берри, в которой предполагается, что человек, сознательно или под давлением общественных обстоятельств, делает выбор в отношении четырех стратегий – интеграции, ассимиляции, сепарации и маргинализации;
  • Наиболее успешной с точки зрения психологического здоровья и полноценности участия в общественной жизни является интеграция, в которой человек способен объединить все лучшее из культур всех стран, где он жил;
  • Все остальные стратегии являются защитными и предполагают отказ от какой-либо из культур. Выбирая стратегию ассимиляции, человек меняет свою жизнь и привычки под нормы новой страны, отвергая старую культуру, при сепарации он, наоборот, консервирует старую жизнь, отказываясь от интеграции с новым обществом. Маргинализация говорит о том, что человек не смог интегрироваться в новую культуру, но и жить традициями старой страны у него уже не получается.
  • Исследования показали, что большинство эмигрантов выбирает стратегию интеграции, а далее по убывающей – сепарацию, маргинализацию и ассимиляцию.
  • Выбор стратегии может зависеть от сроков проживания. Те, кто проживает в новой стране длительное время более склонны к интеграции и ассимиляции, те, кто эмигрировал менее, чем 6 лет назад, часто выбирают маргинализацию. Сепарация же не зависит от временных отрезков и может быть выбором адаптации после любого времени, проведенного в новой стране.


Мы создали полку на Bookmate, куда складываем книги, которые рекомендуют герои наших интервью и колумнисты
Туда же попадает полезный non-fiction, который упоминался на Rusbase по тегу #Books.

 Нашим читателям — месяц на Bookmate бесплатно: введите промокод RUSBASE по ссылке http://bookmate.com/code.


Материалы по теме:

Плата за лайки может здорово помочь бизнесу

Как должен мыслить лидер: советы от бывшего преподавателя Гарвардской школы бизнеса

Прикроватная тумбочка: 10 любимых книг главных мировых CEO

Как отличить науку от лженауки: рассказывает «разрушитель мифов» Майкл Шермер

7 уроков о бизнесе из любимой книги Билла Гейтса

7 книг, которые должен прочитать каждый творческий человек



Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.


Telegram канал @rusbase