Виктория Кравченко

«Наши компании не умеют работать со стартапами. Они либо берут их в штат, либо покупают. И то, и то – плохо»

Мотивация корпораций, запускающих акселерационные программы, проста – они хотят усилить собственный бизнес за счет молодых команд с хорошей идеей. 

В мире эта практика насчитывает более 10 лет и уже доказала свою эффективность. Наши же корпорации начали запускать подобные программы в 2013 году, но мы почему-то до сих пор не слышим громких историй успеха. 

Ведущие аналитики O2Consulting Алексей Журов и Александр Дьяченко рассказывают, почему в компаниях не приживаются инновации. Дело не в отсутствии «мозгов» на рынке.


ИТ-рынок относительно молодой и динамичный, здесь «взлететь» может каждый

Не во всех отраслях у корпораций, в принципе, есть потребность в инновациях. Чем сильнее конкурентная борьба на рынке, чем выше влияние технологического фактора, тем востребованнее инновационные проекты. Максимальный спрос на инкубаторы и акселераторы мы видим в ИТ, банковском секторе, в меньшей степени – в медицине, строительстве, машиностроении.

Посмотрите, кто в основном запустил акселераторы в ИТ? Яндекс, QIWI, Kaspersky Lab – все эти компании работают на международных рынках и сталкиваются с серьезной конкуренцией. 

ИТ-рынок относительно молодой и динамичный, здесь «взлететь» может каждый, поэтому компаниям нужно постоянно держать себя в тонусе и своевременно отвечать на технологические вызовы рынка.

Банковский сектор в последнее время испытывает колоссальное давление со стороны финтех и телекоммуникационных компаний. Чтобы оставаться на плаву, корпорациям нужно оперативно внедрять новые технологии.

Ряд игроков в других отраслях пытаются решить с помощью инноваций другие проблемы. Например, падение спроса в строительстве и машиностроении или окончание срока действия патентов на лекарства-блокбастеры в медицине. В России есть компании, заинтересованные во внутренних программах развития инноваций: ГК «Мортон», ПАО ОМЗ, АО «Р-Фарм».

Но отдельные примеры, к сожалению, пока скорее исключение, чем правило: у нас количество активных в этой сфере корпораций равно плюс-минус числу отраслевых партнеров самого крупного федерального конкурса-акселератора GenerationS, то есть порядка двух-трех десятков.

Мы полагаем, что в ближайшей перспективе лишь небольшая часть из них – 3–5 компаний – объявит о запуске собственных акселерационных или инкубационных программ.


Корпоративные «технари» ставят не ту задачу 

Запуск акселерационной или инкубационной программы – далеко не гарантия успеха. Почему? Одна из ключевых причин – неэффективное взаимодействие между командой акселератора и техническими специалистами корпорации.

Именно «технари», а не руководство компании, чаще всего, выступают заказчиками новых технологий. От точности их запроса в конечном счете зависит востребованность итоговых продуктов в рамках корпорации.

На практике большинство акселераторов запускаются с максимально широким технологическим фокусом, без согласованных критериев отбора и шкалы оценки стартапов, согласованных с техническими специалистами компании-заказчика, а потому реальные проблемы корпорации зачастую остаются нерешенными.


Внутри корпораций просто нет качественных менеджеров

Отсутствие хороших управленцев – еще одна большая проблема не только российских, но и международных акселераторов. Неумение привлечь в стартапы финансирование и помочь им развить собственный бизнес приводит к печальным показателям эффективности инкубационных программ.

Внутри корпораций найти качественных менеджеров, способных реализовать эффективный акселератор, очень сложно.

Даже такие гиганты, как Microsoft, пользуются услугами внешних экспертов. Для проведения Microsoft Kinect Accelerator, например, был привлечен один из ведущих бизнес-акселераторов Techstars, команда которого работала также с Qualcomm и Barclays.

В России, на наш взгляд, есть всего 5–6 команд, обладающих всеми необходимыми компетенциями для запуска успешных корпоративных акселерационных программ.


Никто не знает, как интегрировать инновации в текущий бизнес

Недавно одна российская компания провела хакатон. Цель – силами молодых команд найти решение, которое могло бы быть конкурентным не только на российском, но и на мировом рынке.

Мероприятие прошло отлично – за несколько дней удалось с минимальными издержками выработать качественные и перспективные решения. Но затем возник вопрос: «А как интегрировать это решение в текущий бизнес?».

Оказалось, что видение разработчиков не вполне совпало с требованиями и целями корпорации-заказчика. Найти точки соприкосновения не удалось, и в итоге хакатон не принес результата.



Читайте материал по теме от партнеров Rusbase: Бизнес выбирает: 7 клиентов Oracle о главных технологиях на 2017 год


Наши компании не умеют работать со стартапами

Долгосрочная перспектива проинкубированных компаний – проблема, которая в России практически никак не решается. Корпорация объявляет старт акселерационной программы, 1–3 месяца плотно работает с предпринимателями, а затем вся активность сходит на нет. 

Не всегда в рамках краткосрочных программ получается вырастить стартап, готовый к интеграции в работающий бизнес.

Однако западные компании готовы помогать проектам другими способами: PR-омтехнологиями и даже доступом к собственным каналам продаж.

Например, Microsoft постоянно поддерживает своих выпускников, предоставляя им собственные продукты, на основе которых стартапы разрабатывают свои решения, а также доступ к участию в разнообразных мероприятиях, проводимых партнерами Microsoft, бесплатную страховку (индивидуальную и для бизнеса) и вакансии от всех организаций, взаимодействующих с выпускниками. Таким образом, компания не только остается на связи с проектами из акселератора, но и увеличивает пул собственных клиентов. 

На Западе в целом лучше отработаны модели взаимодействия корпорации и стартапа (не только в рамках акселерационных программ).

Команда проекта может быть нанята на работу, в проекте может быть приобретена доля или, наоборот, стартап может быть отпущен в свободное плавание, но со статусом партнера (заключается контракт как с поставщиком продукта/услуги, соглашение о реализации совместных проектов, о совместном продвижении). 

Российским компаниям необходимо перенимать лучший зарубежный опыт выстраивания партнерских отношений между корпорацией и стартапом.

Тот же «Яндекс», активно реализовывавший акселерационные программы в основном использует только две модели взаимодействия с выпускниками: либо нанимает команды проектов (Loginza, Медиа Селлинг и так далее.), усиливая собственный штат, либо покупает их (Кинопоиск, Рос.Такси, SPB Software).


Эра инкубаторов «третьего поколения»

Западный рынок корпоративных инкубационных и акселерационных программ на самом деле тоже находится в стадии становления: лучшие практики и форматы еще только предстоит найти.

В прошлом году наша команда по заказу РВК провела исследование мирового и российского опыта развития корпоративных акселераторов, выделив порядка 80 крупных корпоративных акселераторов. В рамках глобального рынка этого очень мало. К тому же многие устоявшиеся форматы, те же инкубаторы, переживают серьезную трансформацию.

Инкубатор должен быть...

Сегодня принято говорить об эре инкубаторов «третьего поколения». Раньше инкубатор представлял собой реальную площадку, где стартап мог физически находиться и получать доступ к высокотехнологичному, уникальному оборудованию. Однако минус таких инкубаторов – капиталоемкость. Корпорациям приходилось тратить серьезные деньги как на запуск, так и на поддержку подобных площадок.

Сейчас инкубаторы стали постепенно фокусироваться не на предоставлении инфраструктуры, а на образовательных, в том числе акселерационных, программах. 

В Европе чаще всего акселератор – это быстрый, возможно, даже дистанционный, курс повышения навыков управления бизнесом, подразумевающий 2–3 встречи в неделю. Многие компании, особенно в сфере ИТ, идут дальше и делают «виртуальные инкубаторы», например, инкубатор One Million by One Million (1M/1M) или корпоративный инкубатор Intel и их индийских партнеров (IIT Bombay’s Society for Innovation and Entrepreneurship).

Такие проекты помогают работать с широким пулом стартапов без капитальных затрат на инфраструктуру, а к полноценному сотрудничеству на производственной площадке привлекать уже «выращенные» проекты с хорошими рыночными перспективами.

Инкубатор не должен быть...

Некорпоративные инкубаторы и акселераторы в мире зарабатывают за счет доли стартапа, которую они получают, в обмен на предоставление своих услуг, ресурсов и продуктов. А в основе бизнес-модели российских инкубаторов до сих пор остается аренда, бухгалтерские и юридические услуги. Неудивительно, что у руководителей инкубаторов нет мотивации развивать стартапы и отпускать их на рынок. 

Несмотря на наличие собственной инфраструктуры, на которой работает основной бизнес, корпорации обращают все больше внимания на удаленные инкубаторы и акселераторы.

Например, Citibank организует акселератор, где команды сначала проходят определенный конкурс и отсев, а возможность участвовать в интенсивной акселерационной программе получают только финалисты.

Используя инкубаторы «третьего поколения» или модель смешанного типа, корпорации могут проводить дешевые акселерационные и инкубационные программы, экономя на площадях для размещения, проводя консультации и менторские встречи онлайн, не снижая при этом общее качество и результат таких программ. Российским корпорациям стоит перенимать именно этот зарубежный опыт.



comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно

Нажмите "Нравится",
чтобы читать Rusbase в Facebook