Колонки

Состояние и перспективы нефтегазовой отрасли России: возможности для бизнеса в сфере ТЭК

Колонки
Вадим Ахметгареев
Вадим Ахметгареев

Кандидат технических наук, Sr. Engineering Advisor R&D в Terra Laboratories

Анастасия Удальцова

Кризис и санкции сильно повлияли на бизнес в сфере ТЭК, однако у России в запасе есть минимум десять лет, чтобы нарастить технологии и увеличить пул партнеров.

Вадим Ахметгареев, кандидат технических наук, Sr. Engineering Advisor R&D в Terra Laboratories, поделился прогнозами и рассказал, как будут эволюционировать и развиваться нефтегазовые проекты.

Состояние и перспективы нефтегазовой отрасли России: возможности для бизнеса в сфере ТЭК

Как санкции повлияли на развитие отрасли? 

Проблемы с оборудованием и ПО

Санкции в нефтегазовом секторе начали вводить еще с 2014, сейчас положение усугубилось. Особенно пострадали направления, связанные с высокотехнологичным оборудованием, которое необходимо для разработки трудноизвлекаемых запасов.

С каждым годом доля трудноизвлекаемых запасов растет, и это требует:

  1. инвестиций,
  2. новых технологий,
  3. химических реагентов,
  4. оборудования.

Есть большая сложность с нетрадиционными коллекторами (например, технология многостадийного гидроразрыва пласта) и арктическим шельфом (оборудование для морских платформ).

Санкции тоже оказали влияние на сервис в сфере нефтегаза в РФ:

  • В геологоразведке лабораторное оборудование для детального анализа керна и шлама практически все зарубежное (кроме самых простых измерительных приборов).
  • В бурении системы телеметрии, позволяющие бурить скважины по заданной траектории (в частности, наклонно-направленные, горизонтальные и многозабойные скважины) — тоже западного производства. Кроме того, основную часть комплектующих в буровых установках составляют детали, которые не выпускаются в нашей стране. Техническое обслуживание буровых установок проводится в основном западными компаниями.
  • Более половины программного обеспечения для интерпретации сейсмических данных в геофизике, моделирования пластовых систем в геологии и разработке приходятся на долю нерезидентов. 

Технология добычи при помощи гидроразрыва пласта, даже не многостадийного, а обычного — для традиционных коллекторов на 80-90% состоит из зарубежного оборудования. Многие другие технологии и оборудование в нефтегазовом секторе тоже имеет иностранные комплектующие.


Читайте по теме:

«Десятки миллиардов рублей экономии. Это тот эффект, который мы получаем уже сейчас». Как ИИ помогает добывать нефть

Бизнес в новой реальности и работа с зарубежными поставщиками — что изменилось в правилах торговли


Однако наличие запасов углеводородов в традиционных коллекторах, не перешедших в разряд трудноизвлекаемых и не столь критичных к отсутствию западного оборудования и технологий, не позволят добыче резко упасть в ближайшие годы.

Так, по данным Минприроды на январь 2021, разведанные запасы нефти в России составили 19 млрд тонн, из которых рентабельные запасы нефти составляют 65% — это чуть больше 12 млрд тонн. 

Учитывая, что за 2021 добыча нефти в России составила 524 млн тонн, несложно подсчитать, что при сохранении такого уровня добычи рентабельных запасов хватит на 24 года.

При худшем сценарии, когда половина остаточных запасов в процессе разработки перейдет в разряд трудноизвлекаемых, страна обеспечена добычей на ближайшие 10-15 лет даже при отсутствии западных технологий и оборудования.

Это время, за которое нам необходимо развить в стране собственное высокотехнологичное производство.

 

Проблемы с экспортом 

Другое направление, на которое негативно повлияли санкции — экспорт углеводородов и продукции из них. С 5 декабря этого года вступит в силу шестой пакет санкций ЕС, в котором предусматривается запрет на поставки российской нефти морским путем, а с 5 февраля 2023 года — на покупку нефтепродуктов. Однако этот пакет предусматривает и ряд исключений.

Россия активно перестраивает логистические цепочки и схемы поставок в азиатские страны, причем достаточно успешно. Уже в апреле 2022 РФ впервые стала поставлять в Азию (преимущественно Индию и Китай) больше нефти, чем в Европу, и постепенно эта доля увеличивается.

Все сервисы и компании, связанные с релокацией, на одной карте

В 2021 ЕС получал из РФ 2,2 млн барр./сутки нефти и, соответственно, из-за перенаправления в 2022 более половины этого потока в Азию в ЕС создался дефицит нефти. По данным нефтетрейдера Vitol, этот дефицит нефти — более 1 млн барр./сутки — перекроют поставки из США.

Поставки нефти из России в европейские страны хоть и снизились, но полного обвала экспорта пока не произошло. Причем несмотря на продажу нефти марки Urals со скидкой, доходность экспорта для нашей страны остается высокой.

Из-за большой вероятности введения ЕС новых санкций в отношении российской нефти и, возможно, газа (окончательного решения пока ЕС не приняло) наблюдается активное перенаправление экспорта углеводородов с западных стран в азиатские. Таким образом, часть бизнеса в нефтегазовом секторе тоже переориентируется в этом направлении.

 

Как вести бизнес в сфере ТЭК в кризис? 

Бизнес в сфере ТЭК условно можно поделить на:

  • вертикально-интегрированные нефтегазовые компании; 

Наименее подвержены влиянию кризиса за счет больших объемов капитала, ресурсов, запасов углеводородов и основных фондов и поддержки государства. В таких компаниях в основном всегда имеются свои собственные сервисные и инжиниринговые подразделения, способные за определенное время при наличии соответствующих кадров разработать и создать новые технологии и оборудование.

Несмотря на постепенный уход из России таких гигантов, как BP, Equinor, Shell и ExxonMobil, участвующих в различных российских проектах, разработка месторождений этих проектов не прекратится.

  • малые независимые нефтегазовые компании;

Находятся в гораздо более опасном положении как из-за ограниченности технологий, так и из-за продажи своей продукции.

Основной механизм выживания таких компаний, не имеющих огромных капиталов, состоит в поддержке со стороны государства, в частности налоговых льготах. 

  • сервисные компании. 

Наиболее подвержены кризису. Наличие клиента для них жизненно важно. Часть компаний выживают только за счет финансовых связей с менеджментом компаний-заказчиков. Остальным приходится перенастраивать бизнес.

Сейчас крупные западные сервисные компании, такие как Baker Hughes, Schlumberger и Halliburton, заявили о своем уходе из РФ, и это в какой-то степени освободило нишу.

 

Господдержка ТЭК и опыт других стран

К сожалению, для стартапов и небольших компаний, не имеющих крупного капитала или индустриального партнера, готового вложить несколько десятков, а то и сотен миллионов рублей, найти гранты и другие варианты господдержки в нашей стране практически невозможно.

  • Безвозмездно грантом может быть выделено только 2-3 млн руб. Для получения более крупных грантов и субсидий необходимо иметь на счету либо в виде контракта от заказчика сумму, в основном сопоставимую с запрашиваемой.
  • Помимо этого существуют акселераторы, выдающие инвестиции за долю в компании.
  • Можно постараться найти инвестора самому.

Но здесь нужно учитывать, что если активы, которые вложили основатели этой компании, небольшие, а инвестиций требуется в десятки раз больше, то и доля от компании инвестору будет принадлежать соизмеримая его вкладу. И тем, кто «все придумал и делает всю работу», может принадлежать менее 10% компании. 

После развития компании и начала получения достаточно хорошей прибыли инвесторы могут увеличить вклад со своей стороны еще в десятки раз, тогда как у основателей компании просто не будет на это средств. И тогда компания полностью перейдет инвесторам — это очень распространено не только в России, но и по всему миру, особенно в США.

Поэтому многие компании стараются идти другим путем.

 

Трек развития компании в сфере ТЭК — наглядная модель

В западных и азиатских странах есть много грантов, связанных с новыми технологиями, IT и трансформацией нефтегазового сектора в более «зеленое» направление. 


Приведем пример развития такой компании от идеи до получения крупных доходов:

Допустим, ученый или инженер, назовем его основатель, проработал определенное количество лет в исследовательском институте или компании, набрался опыта и знаний. Ему в голову пришла идея какой-то установки, и он решил дальше двигаться самостоятельно — открыл фирму.

Имея небольшие сбережения (200-300 тыс. руб.), основатель нанимает специалиста по оформлению гранта. Получает свой первый безвозмездный грант на разработку лабораторного прототипа в размере 5-10 млн руб. После покупки материалов и самостоятельной разработки лабораторного прототипа основатель находит клиента, у которого он его испытывает. В случае необходимости вносит корректировки. 

Затем он подает грант на следующую фазу, когда строится полноценный прототип — здесь ему выделяют 10-50 млн руб. Если после испытания прототипа ученый получает положительный результат, он переходит на последний этап грантов, связанный с масштабированием оборудования. 

Здесь грантов гораздо меньше, но те, которые выдаются, в основном имеют сумму более 50-100 млн руб. После прохождения этой фазы, когда у клиента внедрена уже не одна, а несколько таких установок, и весь процесс отлажен и оптимизирован, основатель ищет инвесторов.

За это время стоимость его компании уже возросла с 200 до 100-200 млн руб., то есть в 1000 раз.

И в таком случае поиск и привлечение инвестора для основателя гораздо выгоднее, чем в самом начале, поскольку теперь, если в его проект вложат даже 200 млн руб., основателю будет принадлежать не менее 50% компании. 

Следующим шагом становится выход компании на фондовую биржу, где ее стоимость увеличивается еще в 50-100 раз, и она уже может стоить 10-40 млрд руб. После успешной работы, показа и нескольких кварталов положительных отчетов компанию покупает гигантская кампания по цене 50-100 млрд руб.

Этот этап в основном является завершающим для проекта — либо основатель может остаться в качестве советника или технического эксперта. 

Таким образом, ученый или инженер может сколотить огромное состояние за 10-20 лет, грамотно выстроив шаги в бизнесе. Для существующих бизнесов можно ориентироваться на такую схему в зависимости от этапа.

 

Перспективные сферы развития нефтегазовой отрасли и возможности для бизнеса

Наиболее перспективными в нефтегазовом комплексе в России являются сферы и направления, которые ранее были заняты западными компаниями. Сфера IT не требует значительных финансовых и временных затрат, при этом даже при отсутствии кадров на местном рынке эта сфера позволяет работать программистам из других регионов на удаленке. 

Например, достаточно востребованными могут стать облачные технологии по анализу и обработке различных промысловых данных, результатов исследований скважин, коллекторов и флюидов, программы по интерпретации геофизических и сейсмических данных с использованием машинного обучения.

Однозначно будут востребованы специализированные программы, на которых работает оборудование, поскольку техподдержка таких западных ПО в основном прекращена.

Разработка технологий и оборудования, которые ранее поставляли зарубежные компании, может быть осуществлена за счет больших инвестиций, в основном крупных компаний. На разработку требуется время, но у нашей страны есть на это 10-15 лет. 

Одним из направлений развития российских сервисных компаний, которые планируют расширение либо не находят клиентов внутри страны, становится ориентированность на дружественные страны, где в основном есть высокая потребность в услугах в нефтегазовой индустрии. Такие страны из-за высоких цен на нефть и газ значительно повышают планы по добыче углеводородов на ближайшие годы. 

Преимущество российских компаний может быть в предложении своих технологий и оборудования по более низким ценам по сравнению с западными компаниями. В нашей стране много уникальных разработок, которые чаще всего не тиражированы и не так распространены, как у крупных компаний.

Тем не менее, это может быть одним из наших преимуществ в расширении бизнеса за рубежом. 

В последнее время азиатские (Малайзия, Индонезия) и некоторые ближневосточные страны (Саудовская Аравия, Оман) при наличии у российской сервисной компании уникальной технологии охотно заключают договоры на сервисные услуги.

В некоторых случаях первоначально могут попросить провести испытание по схеме no cure — no pay («нет эффекта, нет оплаты») и уже потом заключают полноценный договор на несколько лет.


Читайте также: Время строить: состояние макроэкономики и возможности для стартапов


Подводя итог, можно сказать, что перспективы для нефтегазового бизнеса российских компаний есть как внутри страны, так и за рубежом.

Кризисы случаются постоянно, и чтобы выживать, расти и процветать, нужны гибкость, умение принимать ошибки и учиться на них и стойкость, чтобы продолжать работать дальше. И, как говорит психолог Марина Мелия — находить и развивать свои сильные стороны, и, опираясь на них, делать свое дело.

А сильные стороны у наших как сервисных, так и нефтегазовых компаний однозначно есть.

Фото на обложке: Shutterstock / Oil and Gas Photographer

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе последних новостей и событий!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Запустить корпоративный акселератор и ускорить внедрение инноваций — опыт крупного бизнеса
  2. 2 Гроссмейстер для бизнеса. Почему в корпорациях и стартапах растет спрос на аналитиков
  3. 3 На высоте технологий
  4. 4 Выстраиваем работу с командами в промышленной компании: опыт «Газпром нефти»
  5. 5 Изнанка модной индустрии: 4 барьера, с которыми сталкиваются локальные бренды
МегаФон
Помогает компаниям замещать IT-решения зарубежных поставщиков российскими
Подробнее

ВОЗМОЖНОСТИ

12 декабря 2022

14 декабря 2022