Истории

«Совмещать работу и учебу – что-то вроде медленного самоубийства». Как я учусь астрономии в КФУ

Истории
Анна Екомасова
Анна Екомасова

Журналист

Дарья Кушнир

Мы запустили серию материалов, в которой разбираемся, как устроена учеба на интересных направлениях в российских университетах. Наша вторая героиня – Александра Булыгина, студентка третьего курса факультета астрономии в Казанском федеральном университете.

«Совмещать работу и учебу – что-то вроде медленного самоубийства». Как я учусь астрономии в КФУ

Вуз: КФУ, г. Казань

Направление: Астрономия, специалитет

Стоимость обучения: 114970 рублей (1 курс), 689820 рублей за все обучение

Герой: Александра Булыгина, 3 курс

О поступлении

В 11 классе астрономию у нас не преподавали (астрономию вернули в школьную программу в 2017 году – прим. Rusbase). Но к нам, в гимназию №3, перевелась учительница физики Красильникова Ольга Игоревна, которая оказалась тем еще энтузиастом. Она хотела, чтобы физику знали абсолютно все.

Сначала я ненавидела ее всей душой, у нас даже были разборки с директором, а потом поняла, что она просто другая. Ольга Игоревна преподавала так, чтобы дети поняли суть вещей. Она же потом и открыла маленький кружок по астрономии и собрала группу для поездки в Плесецк, чтобы мы посмотрели, как запускают ракеты.

Неловко признаваться, но еще одной причиной моего выбора стал фильм «Марсианин». Сейчас вообще не представляю, чем могла бы заниматься с такой же страстью, как астрономией. Для меня нет смысла в работе, которая потенциально не принесет ничего абсолютно нового для человечества.

После просмотра «Марсианина» я начала ходить в кружок по астрономии в Архангельске, преподаватель возил нас в научные поездки. Одной из них стала ежегодная «Астрошкола» на Северном Кавказе, которую как раз организует КФУ. Мы жили рядом с самым большим телескопом в мире во времена СССР (БТА) в горах на высоте 2700 метров. Когда я увидела небо без засветки, через относительно тонкий слой атмосферы и так близко, чуть с ума не сошла. В «Астрошколе» мы наблюдали в телескопы, ходили на лекции и занимались астрофотографией. Именно там один из преподавателей порекомендовал мне КФУ, и я подружилась со казанскими ребятами. 

Тогда я задумалась, куда мне поступать. Сейчас в России учат на астрономов только в четырех вузах: МГУ, УрФУ, СБГУ и КФУ. В Москву и Санкт-Петербург мне не хотелось переезжать: столица шумная, а в Питере мне не нравится климат. Учебная программа УрФУ не вызывала доверия. А КФУ в Казани был самым оптимальным вариантом. Это развивающийся город, и я уже многое знала о вузе. 

Только в 11 классе я поняла, чем хочу заниматься, поэтому времени на подготовку было мало. Ни в каких олимпиадах по астрономии я не успела поучаствовать, но попробовала себя в нескольких математических конкурсах на решение нестандартных задач. Я сдавала ЕГЭ по профильной математике, русскому языку и физике. Выучила физику с нуля за год вместе с преподавателем. Сдала ее неплохо, на 80 баллов. В сумме вышло 208 баллов, этого хватило, чтобы поступить в КФУ на бюджет. 

Об учебном процессе

Перед поступлением я много общалась со студентами и преподавателями КФУ, поэтому у меня были адекватные представления и ожидания от учебы. Чего не скажешь о половине моих бывших одногруппников, которые уже отчислилась по собственному желанию. До возвращения астрономии в школы многие понятия не имели, что это за предмет и, как мне кажется, думали, что астрономы только на звездочки смотрят.

На первых курсах нас обучали сферической астрономии и астрометрии для умения определять координаты (и их изменение) объектов на небесной сфере, в основном, чтобы определять время и корректировать длительность года, суток. Есть практическая астрофизика, на которой нам рассказывают о разновидностях наблюдательных приборов, о факторах, которые искажают получаемое из космоса изображение, и как его восстановить. Есть просто астрофизика – физика процессов, происходящих во вселенной. Небесная механика нужна, например, для определения орбит спутников. 

Астрономия базируется на математике и физике, без них никуда, поэтому каждый семестр у нас преподают по два вида математики: математический анализ, линейная алгебра, аналитическая геометрия, дифференциальные уравнения и т.п. Также обязательно есть какой-то из разделов физики: от механики до квантов, причем не скажу, что это то же самое, что дают в школе. 

Вообще в программе есть и гуманитарные предметы, вроде истории и экономики, но я считаю их лишними, «для галочки». Даже преподаватели ведут их без души, наверное, потому что понимают, что нам это не надо. Еще меня смущает, что будет педагогика, так как в названии специалитета есть слово «педагог».

Преподавание гуманитарных предметов сильно отличается от технических. Почти каждый преподаватель вкладывает душу в лекции, я им за это очень благодарна. Если студентам не хватает установленных часов, то педагоги проводят дополнительные занятия, хотя им за это не платят. 

О перспективах

Больше половины моих однокурсников отчислились – из 21 осталось 11 (с учетом тех, кто перевелся к нам с другого направления). Знаю, что сейчас на пятом курсе учится всего четыре человека, а когда-то был выпуск вообще одного специалиста. Мне кажется, такой большой отток людей связан с тем, что вчерашние школьники плохо представляют, куда они идут. 

Когда ты учишься на физфаке, совмещать работу и учебу – что-то вроде медленного самоубийства. У многих получается делать только что-то одно. Есть примеры студентов с направления общей физики, где они подрабатывают, но только «по специальности». Например, решают задачи за неуспевающих. 

Если с работой тяжело, то с практикой лучше. У нас каждые два года есть обязательная летняя практика, на которую можно и каждый год ездить, если очень хочется. Поехать можно куда угодно: в Крым, на Северный Кавказ, в Питер, зависит от научного руководителя. Практика учит настоящей работе астронома. Можно наблюдать, обрабатывать уже полученные снимки или писать программы для автоматизации процесса. Некоторые идут к технарям разбираться с железяками, обслуживать оборудование.

В целом, у выпускников астрономии перспективы есть, но только в определенных местах, где возможны наблюдения. Например, КФУ сотрудничает с Турцией, у которой есть собственный хороший телескоп, и знаю, что некоторые студенты уезжают в Германию – по обмену и работать. 

Образование у нас и за рубежом мне сравнивать сложно. Могу сказать, что уровень у нас точно не хуже. Для обучения базовым вещам не нужно особое оборудование, зато нужны хорошие педагоги, а они у нас есть. 

Я пока не знаю, чем буду заниматься после выпуска, еще три с половиной года, чтобы это выяснить. Хорошо было бы уехать за границу, попробовать реализоваться там, где есть все условия. Боюсь, что отношение в нашей стране к науке ни к чему хорошему не приведет. 

Сейчас в школьную программу снова вернули астрономию, но на этих уроках, в основном, готовят к ЕГЭ по физике. Я убеждена, что учить астрономию в школе нужно и не только потому, что она мне нравится. Некоторые люди не могут ответить на вопрос: «Солнце вращается вокруг Земли или наоборот?» Я считаю, что мы должны развиваться и знать, из чего состоит наше тело и откуда появились элементы, из которого оно состоит. А появились они из звезд, которые когда-то взорвались и разнесли водород и элементы тяжелее него по вселенной, в том числе, кальций, натрий и железо. 

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «Я учусь анимации и иллюстрации в ВШЭ»
  2. 2 «Я учусь робототехнике в ИТМО»
  3. 3 Учусь и работаю: 10 приложений для тайм-менеджмента

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase