Истории

Роль женщин в программировании – от появления компьютеров до сегодняшнего дня

Истории
Анна Самойдюк
Анна Самойдюк

Редактор

Анна Самойдюк

Когда-то в индустрии разработки наблюдался больший гендерный баланс, чем сегодня. Что пошло не так?

Роль женщин в программировании – от появления компьютеров до сегодняшнего дня

Мэри Аллен Уилкес – одна из пионеров информатики

В 1950-е Мэри Аллен Уилкес была подростком и не имела планов стать программистом – она мечтала работать адвокатом. Однажды в школе ее учитель по географии сказал ей: «Мэри Аллен, когда ты вырастешь, ты должна быть программистом!». Уилкес не понимала, что такое разработка, она даже не знала, что такое компьютер.

Со временем она поняла, что адвокатом ей никогда не стать, но вспоминала о предложении своего учителя. В колледже Уилкес слышала, что компьютеры – это ключ к будущему. Она также знала, что в Массачусетском технологическом институте есть несколько таких устройств. Поэтому после выпуска она вместе с родителями отправилась туда и спросила администрацию университета: «У вас есть работа для программистов?». И ее приняли.

Уилкес быстро разобралась в информатике. Сначала она работала над IBM 704 и писала на ассемблере. Даже перенести программу в компьютер было очень сложно. Не было ни клавиатуры, ни экранов, и Уилкес писала код на бумаге, а затем давала его машинистке.

Один случайный клик по фишинговой ссылке грозит обернуться для компании огромными утратами. Проверьте степень цифровой грамотности сотрудников вашей компании и узнайте, насколько хорошо защищен бизнес.

Фото: IBM

В 1961 году Уилкес назначили на выдающийся новый проект – создание LINC. Этот компьютер был прорывом, у него были клавиатура и экран, и он мог поместиться в одну комнату. Уилкес должна была помочь в написании программного обеспечения, которое помогало бы пользователю управлять им в режиме реального времени.

Сейчас Уилкес проживает в Кембридже. Иногда она дает лекции молодым студентам, изучающим информатику. Но в индустрии, в которую они стремятся попасть, теперь намного меньше женщин. Когда она рассказывает студентам, что женщины были первыми инноваторами в информатике, она видит на их лицах шок. «У них отвисают челюсти от удивления. Они представить себе этого не могли», – говорит она.

Эра женщин-программистов

Первым «кодером» в истории была женщина: Ада Лавлейс. В 1833 году она познакомилась с изобретателем Чарлзом Бэббиджем, пытавшимся спроектировать аналитический механизм, который мог бы выполнять команды if/then и хранить информацию в памяти. Лавлейс была в восторге; она понимала весь потенциал такого устройства. Компьютер, который мог бы менять собственные инструкции и память, мог бы быть чем-то большим, чем просто калькулятор. Чтобы доказать это, Лавлейс написала первую компьютерную программу в истории – алгоритм, при помощи которого аналитический механизм мог вычислить последовательность чисел Бернулли. Но Бэббиджу не удалось создать компьютер, и Лавлейс так и не увидела свой код в исполнении.

Когда цифровые компьютеры наконец стали реальностью в 1940-х, женщины снова были пионерами написания программного обеспечения для машин. В то время софт не был интересен мужчинам; они хотели проектировать железо.

В 1940-х в США разработали первый программируемый цифровой компьютер ЭНИАК. Проект финансировали военные; компьютер весил больше 30 тонн и включал в себя 17468 вакуумных труб. Когда настало время нанять сотрудников для написания инструкций для ЭНИАКа, для мужчин казалось целесообразно собрать команду, полностью состоящую из женщин. В нее входили Кэтлин МакНалти, Джин Дженнингс, Бетти Снайдер, Мэрлин Уэскофф, Франческа Билас и Рут Лихтерман.

Фото: Corbis/Getty Images

После войны, когда программирование стало обычным явлением и в частном секторе, женщины остались на передовой индустрии. Программистке Грейс Хоппер часто приписывают создание первого компилятора. Позже Хоппер консультировала команду, создавшую язык Cobol, который стал широко использоваться корпорациями. Фран Аллен, в свою очередь, была большим экспертом в оптимизации Fortran, и в итоге она стала первой женщиной-сотрудницей в IBM.

Когда количество вакансий, связанных с программированием, сильно увеличилось в 1950-х и 1960-х, мужчин нанимали не так часто. Работодатели просто искали кандидатов, которые мыслили логически и хорошо знали математику. И в этом смысле гендерные стереотипы работали в пользу женщин.

Умение кодить было таким востребованным, что молодая темнокожая женщина, которую звали Арлен Гвендолин Ли, смогла стать одной из первых программистов-женщин в Канаде, несмотря на открытую дискриминацию в те времена. Ли смогла убедить работодателей позволить ей пройти тест на знание программирования. Она набрала 99%, и ее приняли на работу.

Элзи Шатт научилась программировать во время каникул, когда она работала на Абердинском испытательном полигоне. В 1953 году ее пригласили на работу в Raytheon, где 50% программистов были мужчинами, 50% – женщинами. «Я очень удивилась, когда узнала, что эти мужчины – программисты. Я думала, это женская работа!» – вспоминает она.

Время перемен

В 1980-х ситуация сильно изменилась. До этого процентное соотношение женщин и мужчин в информатике было равным. В 1984 году число женщин-программистов начало сокращаться; в 2010 лишь 17,6% выпустившихся студентов информатики были женщинами.

Одна из причин лежит в появлении персональных компьютеров в конце 1970-х. До этого момента почти каждый студент, поступивший в университет, никогда не имел дела с компьютером. Почти все были в равных условиях, другими словами, новичками в программировании.

Фото: Hum Images/Alamy

Как только первое поколение персональных компьютеров вроде Commodore 64 или TRS-80 стало доступным для обычных граждан, тинейджеры могли играть с ними и медленно изучать основные концепции программирования в свое свободное время. В середине 1980-х первокурсники уже были знакомы с разработкой. Как оказалось, этими студентами в основном были мужчины.

На занятиях создавалось впечатление, что если ты уже не кодил одержимо на протяжении нескольких лет, тебе здесь не место. «Кожа истинного программиста была бледной от долгих часов перед монитором. Если же ты не сидел за компьютером двадцать четыре часа в день, ты не был истинным программистом», – объясняет социальный ученый Джейн Марголис. Из-за постоянного давления многие женщины бросали учебу.

Корпоративная Америка закрыла свои двери

Похожие трансформации произошли и в корпоративной Америке. Менеджеры компаний перестали выбирать кодеров на основе их способностей. Ими двигали стереотипы: они предпочитали отчужденных, бледных мужчин-ботаников.

Многие стали придерживаться мнения, что способность кодить определяет биология. Согласно этой теории, природа наделяет качествами, необходимыми для успеха в программировании, мужчин, а не женщин.

Но если биология – причина того, почему так мало женщин работают в сфере информатики, как можно объяснить тот факт, что в 1940-х женщины были талантливыми кодерами? А ведь программирование тогда было намного сложнее, чем сегодня.

Если биология ограничивает способность женщин писать код, тогда число женщин-программистов в других странах должно быть примерно одинаковым. Это не так. В Индии, например, почти 40% студентов, изучающих информатику, являются женщинами. Похожая ситуация наблюдается и в Малайзии.

Сегодня многие женщины, понимая, что культура Кремниевой долины вряд ли изменится, просто уходят из индустрии. В начале своей карьеры они не обращали внимание на постоянный сексизм. Им нравилось программирование, и они с удовольствием делали свою работу. Но со временем их настроение изменилось. Они теряли мотивацию, когда видели, как мужчины с меньшей квалификацией получали управленческие должности, а они оставались на своих позициях.

Фото: Science Source

Новый рассвет

В конце 1990-х исследователь Аллан Фишер решил, что Университет Карнеги – Меллон должен попытаться устранить дисбаланс между мужчинами и женщинами в своей программе по информатике. Вместе с коллегами он внедрил несколько изменений. Во-первых, он разделил студентов на группы по их опыту: те, кто писал код с детства, отправлялись в одну группу; новички – в другую. Во-вторых, университет предложил дополнительные занятия всем студентам, что очень помогло тем, у кого нет опыта. В третьих, они изменили курсы, чтобы показать, как код воздействует на реальный мир.

Процесс поступления тоже претерпел трансформации; больше не отдавалось предпочтение студентам, которые программировали с подросткового возраста. Через несколько лет после такой реформы процент женщин-студенток увеличился с 7% до 42%.

В эпоху, когда Instagram, Snapchat и iPhone стали неотъемлемой частью нашей жизни, потенциальные программисты не переживают, что их работа будет изолированной и антисоциальной. «Креативные и артистичные женщины теперь чаще начинают изучать информатику, чем это было раньше», – утверждает профессор Линда Сакс. Конечно, вероятность того, что они предпочтут другие области науки, все еще значительно выше, но программирование теперь находится на их горизонте.

Надежда есть

Весной 2017 года в Нью-Йорке прошел хакатон, в котором приняли участие более 700 кодеров и дизайнеров. Большинство участников были студентами информатики и программистами, которые работают в местных стартапах.

Победу одержала команда из трех школьниц из Нью-Джерси: Соумя Патапати, Акшайя Динеш и Амуля Балакришнан. За 24 часа они смогли создать VR-приложение, которое проверяет детей на симптомы синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Девушки начали интересоваться программированием уже в школе; их вдохновляли их родители-иммигранты. Родители Балакришнан работают в сфере технологий и здравоохранения; родители Динеш – в сфере информационных технологий. Отец Патапати также работает в IT-сфере.

Юные хакеры привыкли к одиночеству в школе. В попытках преодолеть изоляцию Динеш посещала мероприятия организаций вроде #BuiltByGirls, где она и познакомилась с Патапати и Балакришнан.

Победа девушек иностранного происхождения привлекла огромное внимание общества, и далеко не позитивное. «Я получала комментарии вроде: “Вы выиграли хакатон, потому что вы девочки! Это все из-за тренда на многообразие», – вспоминает Балакришнан.

Динеш уже строит планы на будущее: «Я мечтаю работать над беспилотными автомобилями в Tesla или Waymo. Или, если я пойму, что чего-то не хватает, я открою свою компанию».

Увидит ли она через двадцать лет, что программное обеспечение вернулось к своим корням и в индустрии работают одни женщины? «Я не уверена, что это произойдет. Но это вполне реально», – признает она.

Источник. 


Материалы по теме:

Ищите женщину: сказ о том, как IT не хватает внимания прекрасного пола

Дональд Кнут – Йода Кремниевой долины

Карен Спарк Джонс – исследовательница, чьи работы легли в основу современных поисковиков

«Я не верил своему счастью: без диплома, даже не технарь, а гуманитарий, и все получилось — я в IT»

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

Комментарии

ПРОГРАММЫ И КУРСЫ

17 сентября — 12 ноября 2019

Digital PR & SMM

17 — 20 сентября 2019

Product nights B2B

20 — 21 сентября 2019

AIRF: Apache AirFlow